• Поделиться:

    Центристской партии все-таки придется уплатить 220 000 евро

    Сделка с недвижимостью между Пааво Петтай и Центристской партией все-таки была запрещенным пожертвованиемФото: Andras Kralla

    Сделка с недвижимостью между Пааво Петтай и Центристской партией все-таки была запрещенным пожертвованием, поэтому партии придется в течение 30 дней заплатить в госбюджет 220 000 евро. Судебное решение можно будет обжаловать до начала июля.

    Прошлым июлем Комиссия по надзору за финансированием партий (ERJK) обнаружила, что много лет назад партия получила пожертвование после того, как Пааво Петтай продал часть дома в Тарту. Сделка была признана скрытым финансированием партии.
    Суд рассмотрел две жалобы: одну от центристов, которые просили отменить предписание комиссии целиком или в той части, в которой партию обязали вернуть полученные деньги в госбюджет, а вторую - от Пааво Петтая, который просил обязать центристов вернуть эти деньги бизнесмену, сообщил 11 июня портал ERR Uudised.
    В удовлетворении обеих жалоб было отказано. Кроме того, суд отменил первичную правовую защиту, установленную по этому спору постановлением от 28 августа прошлого года.
    Фиктивная продажа наследства
    Центристская партия получила в наследство часть дома в Тарту в 2010 году. В 2011 партия продала этот дом за 250 000 Петтай, который, в свою очередь, заключил предварительный договор о перепродажи части дома за 32 000 евро.
    Сделка, по словам Петтай, состоялась в 2014 году на сумму 200 000 евро, но суд нашел доказательства того, что в действительности стоимость сделки составила 30 000 евро, а отставшаяся часть суммы была фиктивной.
    Комиссия по надзору за финансированием партий пришла к выводу, что речь может идти о незаконном финансировании партии на сумму 220 000 евро, так как за недвижимость стоимостью около 30 000 евро партия получила в итоге почти в восемь раз больше.
     
    Поделиться:
  • Самое читаемое
До введения полного эмбарго эстонские фирмы запаслись российской фанерой Однако в целом на импорт древесины война почти не повлияла
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
ОПЕК сократила прогноз роста спроса на нефть, МЭА – повысило
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Ану Арновер: готов ли наш рынок недвижимости к «зеленой волне»?
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Охлаждение немецкой экономики: отчего нервничают эстонские производители саун и домиков
Эстонские экспортеры с тревогой следят за экономической ситуацией в Германии, где спрос на товары и услуги падает, а показатели потребительской уверенности — на самом низком за последние 20 лет уровне. Призывы экономить на отоплении и принимать душ не дольше пяти минут, звучащие сегодня не только в Германии, но и по всей Европе, вызывают у эстонских производителей саун едва ли не дрожь.
Эстонские экспортеры с тревогой следят за экономической ситуацией в Германии, где спрос на товары и услуги падает, а показатели потребительской уверенности — на самом низком за последние 20 лет уровне. Призывы экономить на отоплении и принимать душ не дольше пяти минут, звучащие сегодня не только в Германии, но и по всей Европе, вызывают у эстонских производителей саун едва ли не дрожь.