• Поделиться:

    Swedbank: эстонским домохозяйствам не хватает активов и накоплений

    По словам руководителя отдела информации о финансовых делах Swedbank Кати Воометс, существует один параметр, которые показывает чистую стоимость домохозяйств.

    Он берёт активы домохозяйства и вычитает из них обязательства домохозяйства.
    По данным ОЭСР, этот показатель по Эстонии составляет 20 866 долларов. Одно домохозяйство Латвии "стоит" 20 517 долларов, Литвы - 18 512 доллара.
    В Финляндии этот показатель равен 33 529 долларов, в Испании - 44813 долларов, в Германии - 63490 долларов.
    "Данные чётко показывают, что у домохозяйств стран Балтии мало активов даже по сравнению со странами, у которых такой же стандарт жизни. Например, у польских, чешских и венгерских домохозяйств стоимсоть на 4000 долларов больше. Причин тому как минимум две: 1) Домохозяйства не успели создать достаточно финансовых активов из-за плановой экономики и гиперинфляции 1990 года. 2) До 2008 года достаток быстро рос, но его быстро направляли в потребление. Не успевали ничего накапливать", - поясняет она.
    За последние годы ситуация изменилась. Активов и накоплений у эстонских домохозяйств сегодня в 2 раза больше, чем в 2008 году. Этот рост произошёл, в основном, благодаря депозитам и обязательным пенсионным накоплениям. Они составляют 75% финансовых активов людей.
    "Самые большие проблемы домохозяйств стран Балтии - маленькие накопления, жизнь от зарплаты до зарплаты и неуверенность в завтрашнем дне", - добавила Воометс, сославшись на исследование, по которому 40% домохозяйств стран Балтии попадали в финансовую беду, и почти у четверти из них отсутствуют накопления, либо они меньше, чем расходы на один месяц.
    Поделиться:
  • Самое читаемое
До введения полного эмбарго эстонские фирмы запаслись российской фанерой Однако в целом на импорт древесины война почти не повлияла
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
Отсутствие дотаций сократит ежегодные доходы Enefit Green на 13 миллионов евро
В ближайшие годы у большого числа ветряных парков Enefit Green заканчивается период поддержки. Таким образом из-за отсутствия дотаций компания каждый год будет получать на 13 миллионов евро меньше дохода. Для инвестора это означает, что прибыль на акцию каждый год будет меньше на 5 центов.
В ближайшие годы у большого числа ветряных парков Enefit Green заканчивается период поддержки. Таким образом из-за отсутствия дотаций компания каждый год будет получать на 13 миллионов евро меньше дохода. Для инвестора это означает, что прибыль на акцию каждый год будет меньше на 5 центов.
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Ану Арновер: готов ли наш рынок недвижимости к «зеленой волне»?
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Охлаждение немецкой экономики: отчего нервничают эстонские производители саун и домиков
Эстонские экспортеры с тревогой следят за экономической ситуацией в Германии, где спрос на товары и услуги падает, а показатели потребительской уверенности — на самом низком за последние 20 лет уровне. Призывы экономить на отоплении и принимать душ не дольше пяти минут, звучащие сегодня не только в Германии, но и по всей Европе, вызывают у эстонских производителей саун едва ли не дрожь.
Эстонские экспортеры с тревогой следят за экономической ситуацией в Германии, где спрос на товары и услуги падает, а показатели потребительской уверенности — на самом низком за последние 20 лет уровне. Призывы экономить на отоплении и принимать душ не дольше пяти минут, звучащие сегодня не только в Германии, но и по всей Европе, вызывают у эстонских производителей саун едва ли не дрожь.