Прийт Покк • 6 декабря 2018
Поделиться:

Заводы закроют, но для экономики это хорошо

Продолжающееся давление роста зарплат вызовет перепрофилирование экономики, но в то же время может и снизить экономический потенциал. Такими предсказывали на состоявшемся вчера круглом столе, подводящем итоги банковского года, руководители банков перспективы наступающего года.

Как руководитель Swedbank Роберт Китт (слева), так и руководитель LHV Эрки Килу предсказали, что из-за давления роста зарплат некоторые предприятия могут в следующем году закрыться, что не является обязательно плохой тенденцией.   Фото: Андрес Хаабу

Председатель правления банковского союза и руководитель LHV Эрки Килу отметил, что следующий год может, среди прочего, принести закрытие предприятий, поскольку они не смогут приспособиться к росту зарплат. Это, в свою очередь, будет означать возникновение трудностей на уровне частных лиц, но, вероятно, кратковременно, поскольку рабочие руки по-прежнему нужны. «Может быть даже хорошо, что благодаря давлению роста зарплат некоторые предприятия вынуждены будут закрыться, поскольку людям сейчас значительно проще найти более хорошую работу», - высказался он.

В подобном ключе выступил и руководитель Swedbank Роберт Китт, который привел в этом плане пример закрытого в 2016 году завода PKC – случай, подобных которому можно ожидать еще и еще. Затем фирма, производящая провода для автопромышленности, закрыла производство PKC в Кейла, сократила более 600 работников и перевела производство в Литву и Россию. «Не нужно удивляться, если мы снова увидим заголовки, что та или иная фирма закрывает здесь свое производство и переезжает в соседние страны или вне еврозоны, где производство дешевле».

При этом председатель правления SEB Аллан Парик отметил, что мы недостаточно подготовлены к тому, чтобы от страны-субподрядчика развиваться дальше. «Сейчас единственной возможностью является ускорение инвестиций в автоматизацию и дигитализацию и движение вверх по цепочке ценностей. В противном случае, многим предприятиям придется свернуть свою деятельность или вообще уйти с рынка», - сказал Парик.

При этом Парик отметил, что в течение последнего года стала заметна тенденция, что предприятия стали все больше инвестировать. «Возникает вопрос, а не слишком ли поздно? Будем надеяться, что нет».

Как Парик, так и Китт подчеркнули, что хотя уровень инвестиций находится, в целом, на хорошем уровне, но намного более серьезное внимание следует уделять научной и развивающей деятельности. «У нас не слишком наукоемкая экономика», - заметил Китт.

Рост зарплат сокращает инвестиции

Давление роста зарплат поощряет экономику к изменениям и к концентрации на деятельности с большей добавленной стоимостью, но Килу обратил внимание, что, с другой стороны, это может привести и к снижению экономического потенциала. «Быстрый рост зарплат означает и то, что частично это происходит и за счет прибыли предприятий, что, в свою очередь, означает, что предприниматели не желают заниматься необходимыми инвестициями».

В качестве положительной ноты руководитель LHV привел тот тренд, что вклады в Эстонии росли быстрее, чем займы, то есть те кредиты, которые банки сейчас выдают, в основном финансируются за счет вкладов, привлеченных в Эстонии, что является значительным изменением по сравнению с периодом 10-летней давности. «Это уменьшает влияние различных типов шока, которые могут возникнуть за пределами Эстонии, то есть наш банковский рынок может в данный момент действовать в нашем экономическом пространстве относительно независимо».

Опустевшее место принесло универсальный рост

Руководитель Luminor Eesti Гуннар Тоомеметс сказал, что предотвращение отмывания денег принесло значительное увеличение расходов – в данной сфере у них работает трехзначное число людей, с зарплатой, превышающей среднюю.   Фото: Eesti Meedia / Scanpix

От ухода банка Danske выиграли все оставшиеся банки, заметил руководитель Coop Pank Маргус Ринк по поводу одного из важнейших изменений на банковском рынке за последний год.

«Сейчас здесь присутствуют руководители пяти универсальных банков (Coop, LHV, Luminor, SEB и Swedbank – ред.), и все они утверждают, что число и объемы клиентов растут. Население Эстонии не выросло, а нерезидентов сюда особенно не пускают», - поднял Ринк вопрос об аномальной ситуации на рынке. «Ответ заключается в том, что один стул освободился».

Руководитель LHV Эрки Килу заметил, что если для предприятий кредитование могло подорожать из-за уменьшения конкуренции на рынке, то в целом изменения имели позитивный характер. «Хорошо наблюдать, что на рынке произошло такое изменение, когда предлагавшие дешевые кредиты Nordea, DNB и Danske ушли со своей деятельностью с рынка. Возможно для предпринимателя свобода выбора несколько уменьшилась, и больше не получить лучшее в мире предложения кредитования, но я бы сказал, что кредитный сектор сейчас намного более здоровым, чем несколько лет назад».

Также все участники заметили, что значительно увеличилась необходимость проведения разъяснительной работы в других странах по поводу ситуации в Эстонии. Так, например, он рассказал, что в миллиардной сделке Blackstone на переговорах важным компонентом были темы предотвращения отмывания денег, несмотря на то, что доля нерезидентов составляет меньше 2% от их клиентской базы.

Это оказало влияние и на эмиссию облигаций Luminor – в октябре выпустили облигаций в размере 350 миллионов евро, но, по словам Тоомеметса, объем мог бы быть еще больше. «Некоторые инвесторы на встрече сказали, что «страны Балтии – это интересный регион, ранее мы сюда не инвестировали, и об этом можно подумать», но как только посмотрели новости, то сказали, что как-нибудь в другой раз».

Больше информации о руководстве, финансовых показателях и бизнес-связях компаний
Поделиться:
Самое читаемое