• Поделиться:

    Глава Swedbank: рано говорить о том, кто будет нести ответственность

    Руководитель эстонского отделения Swedbank Роберт Китт в интервью Äripäev заявил, что банк планирует начать расследование в отношении подозрений в отмывании денег, опубликованных в СМИ. По его словам, еще рано говорить о том, понесет ли кто-то из банковских служащих ответственность, и если понесет, то кто именно.

    Глава Swedbank AS Роберт КиттФото: Andras Kralla
    По словам Китта, его участие на состоявшемся вчера заседании совета Swedbank AS было давно запланировано и не было напрямую связано с подозрениями в отмывании денежных средств.
    «Разумеется, мы рассматривали создавшуюся ситуацию, но ведь и в случае любого другого предприятия, попавшего в поле зрения (внимания) средств массовой информации, любой совет потребовал бы дополнительных разъяснений в подобной ситуации. Речь идет о совете Swedbank AS, а не о совете группы. Он собирается регулярно, собрания происходят 4-5 раз в год», - сказал Китт.
    Postimees сегодня опубликовал подробную информацию, назвав конкретные фирмы. В статье написано, что на счета в Swedbank поступали средства от компаний, проходивших и по делу, связанному с заявлением о преступлениях, сделанным Биллом Браудером в отношении Danske. «Сигнализация» не сработала?
    У этого вопроса есть два аспекта. Во-первых, что касается имен конкретных клиентов – я никак не могу прокомментировать конкретные случаи. Вторая вещь, о которой я также не могу говорить, поскольку это запрещено законом, а также не является разумным, это то, как именно работают фильтры нашего мониторинга. Если бы это было открытой информацией, у преступников была бы возможность совершать свои действия, используя данную информацию. Мне чрезвычайно сложно ответить на вопрос о том, сработала ли «сигнализация». Мы все время занимались контролем конкретных лиц и будем продолжать этим заниматься.
    В октябре 2018 года руководитель Swedbank Биргит Боннесен четко заявила, что никакой связи с Danske не существует, и что задним числом были проверены сделки до 2008 года. Теперь же оказывается, что какие-то вещи не были проконтролированы.
    Я в курсе. Во-первых, мы всегда говорили, что являемся розничным банком. Среди наших клиентов есть частные лица, предприятия на четырех рынках. Мы занимаемся их обслуживанием, в том числе и обслуживанием нерезидентов, которые не являются плохими по определению. Средства, поступающие от сделок в России, необязательно являются криминальными. Нерезиденты – это также студенты и работающие люди. Наша бизнес-модель никогда не строилась на том, чтобы зарабатывать на обслуживании нерезидентов. Сделки и денежные переводы с банком Danske, который до сих пор был зарегистрированным в Эстонии банком, происходили, разумеется, в течение всего времени.
    Суммы в контексте всего банка, возможно, не являются такими уж значительными, но те немногие клиенты занимались перемещением очень больших объемов денег. Сейчас речь идет о 180 миллионах, но это сумма, по всей вероятности, вырастет.
    То, что сегмент не находится в фокусе, не означает, что отмывание денег не находится в фокусе. Swedbank очень серьезно относится к предотвращению отмывания денежных средств, неделю назад был задержан платеж, связанный с музыкальным альбомом (речь шла об альбоме с иностранным названием, об этом случае писал Postimees –прим. ред.). Мы постоянно совершенствуем фильтры, и они работают, но каким именно образом, я рассказать не могу. В процентном выражении (сумма) невелика, но любое перемещение средств, полученных преступным путем, является для нас no-go. У банков нет интереса способствовать этому.
    В 2016 году Swedbank был оштрафован в Латвии, вы прекратили обслуживание 500 клиентов с Мальты и Кипра. Изменили ли вы после этого процедуры контроля в других государствах?
    Разумеется, мы постоянно делали процедуры более строгими. Не только благодаря этой достойной сожаления истории, но и из-за изменения законов. Закон о предотвращении отмывания денег менялся 25 раз, а в 2017 году настолько основательно, что вышел новый закон. У нас есть большое количество сотрудников, которые ежедневно этим занимаются. Иногда я получаю обратную связь из СМИ о том, что мы занимаемся этим на серьезном уровне.
    Проводит ли Swedbank внутренние аудиты/расследования для проверки ситуаций, при которых имеются подозрения, связанные с отмыванием денег?
    Да, обязательно, мы рассматриваем всю эту ставшую достоянием общественности ситуацию, и они, очевидно, еще будут проводиться.
    Вы являлись кандидатом на пост руководителя Банка Эстонии. Члены совета рассказывали, что на заседании обсуждались и возможные риски, связанные с отмыванием денег. Были ли у вас в тот момент какие-то предварительные данные об этом?
    Никаких. Если бы и сегодня кто-то спросил меня, то я бы по-прежнему ответил, что я и мои коллеги сделали все от нас зависящее, чтобы ужесточить процедуры контроля, чтобы те соответствовали рискам. Никакой предварительной информации не было и не могло быть.
    В 2017 года со своего поста неожиданно ушел руководитель балтийского подразделения Swedbank Прийт Перенс. Была ли у этого какая-то связь с подозрениями в отмывании денег?
    Насколько я знаю, речь шла об изменениях структуры группы, Прийт начал заниматься другой областью.
    В прошлом году вы вместе с Боннесен два раза встречались с Ардо Ханссоном и Юри Ратасом. Что обсуждалось на этих встречах?
    Вообще, это достаточно нормально, что если мы - крупнейший банк в стране, то время от времени происходят встречи как с правительством, так и с регулятором.
    Боннесен время от времени приезжает сюда, и тогда мы проводим подобные встречи. Обычно темой дискуссии является общее экономическое развитие – не перегревается ли экономика, как банки финансируют проекты. Мы не делаем из этого медийных событий. Мы не проводили пресс-конференции, но почему бы нам и не встретиться следующий раз с Äripäev.
    Кто непосредственно контролировал процессы в Swedbank в то время, кто мог бы быть ответственным лицом?
    Рано говорить об ответственности. Сначала необходимо выяснить, что происходило, и происходило ли вообще.
    Postimees привел названия конкретных предприятий. Что будет происходить с их банковскими счетами?
    Как я сказал ранее, что касается конкретных клиентов – даже если бы я хотел, я не могу это комментировать.
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Таавет Хинрикус инвестировал в стартап бывших сотрудников
Стартап Lightyear, основанный двумя бывшими сотрудниками Wise, привлек 10 млн долларов, пишет
Стартап Lightyear, основанный двумя бывшими сотрудниками Wise, привлек 10 млн долларов, пишет
Местные выборы: сохранят ли центристы власть в Таллинне?
Расхожая истина о том, что местные выборы – это о дорогах и канализации в отличие от парламентских, которые о государстве и большой политике, родилась, конечно, не на пустом месте, но верна лишь отчасти, потому что описывает то, как следовало бы быть и хотелось бы, а не как бывает на самом деле, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Расхожая истина о том, что местные выборы – это о дорогах и канализации в отличие от парламентских, которые о государстве и большой политике, родилась, конечно, не на пустом месте, но верна лишь отчасти, потому что описывает то, как следовало бы быть и хотелось бы, а не как бывает на самом деле, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.