• Поделиться:

    Мусорный бардак на свалке Осипенко

    Нарушение требований, предоставление ложных данных, пожары, огромный объём складированных отходов - такими ключевыми словами можно охарактеризовать свалку Уйкала в Ида-Вирумаа, принадлежащую семье небезызвестного бизнесмена Николая Осипенко.

    На фотографиях двухлетней давности видны временно складируемые спрессованные смешанные бытовые отходы.Фото: Keskkonnainspektsioon
    Компания Ekovir OÜ занимается транспортировкой отходов в различных частях Эстонии и управляет свалкой Уйкала (волость Тойла). 98 процентов предприятия принадлежит Наталье Осипенко - жене Николая Осипенко, «короля» коммунальных услуг Ида-Вирумаа.
    При изучении того, что происходило на этой свалке в последние годы, вырисовывается достаточно пугающая картина.
    Выяснилось, что в отчётах об отходах свалки Уйкала (Uikala Prügila AS) за 2016 и 2017 годы тогдашний управляющий свалкой предоставил ложные данные – там не были отражены ни реальные действия, происходящие на территории переработки отходов, ни данные о складируемых отходах. Из-за этого Инс­пекция окружающей среды инициировала в отношении компании производство по делу о проступке. Однако, как сообщил пресс-секретарь инспекции, ведение дела было затруднено тем, что в течение полугода несколько раз сменилось руководство фирмы. Осенью 2018 года компания была ликвидирована, и инс­пекция так и не успела завершить процедуру.
    В 2018 году Uikala Prügila AS и фирма по транспортировке отходов Ekovir OÜ объединились с предприятием, принадлежавшим ранее брату Николая Осипенко Виктору и его жене Раисе. Раньше эта фирма носила названия Larif OÜ и The Best Pizza OÜ. Новое объединённое предприятие стало называться Ekovir (т.е. так же, как и одна из объединившихся фирм - прим. ред.)
    Напомним, что с помощью этого хода - когда фирму ликвидируют, а её деятельность переходит под новое юридическое лицо - Николаю Осипенко дважды удавалось обвести прокуратуру вокруг пальца и спасти свои предприятия от уголовного разбирательства.

    Справка

    Как в 2016, так и в 2017 годах во время проверки Департамента окружающей среды и Инспекции окружающей среды свалку представлял Евгений Соловьёв - бывший коррумпированный мэр Кохтла-Ярве, который, после вынужденной отставки, оказался на месте исполнительного директора свалки Уйкала. В качестве мэра Кохтла-Ярве он способствовал тому, чтобы город безосновательно заплатил свыше миллиона евро фирме Николая Осипенко N&V, занимавшейся уборкой городских улиц.

    Новая фирма не избежала проблем
    Новая компания Ekovir, принадлежащая старым владельцам, обратила на себя внимание Инспекции окружающей среды в связи с нарушением требований комплексного разрешения - документа, содержащего природоохранные требования к предприятиям (см. К сведению). Поэтому в данный момент идёт разбирательство дела о проступке. Беседа с представителем предприятия назначена на 11 ноября.

    К сведению

    Цель комплексного разрешения - обеспечить защиту воды, воздуха и почвы. Обладатель комплексного разрешения должен соблюдать предельные значения вредных выбросов.

    Комплексное разрешение заменяет разрешение на загрязнение атмосферного воздуха, разрешение на отходы и специальное разрешение на использование воды.

    Помимо предприятий по переработке отходов, комплексные разрешения должны получать промышленные, энергетические и скотоводческие предприятия.

    Источник: Департамент окружающей среды

    Кроме того, сейчас в отношении фирмы ведётся и другое дело - административное разбирательство о ликвидации смешанных бытовых отходов, складированных свыше трёх лет.
    При этом следует различать два понятия – сброс отходов и их складирование.
    Согласно Закону об отходах, в случае сброса отходов необходимо внести плату за загрязнение, которая сейчас составляет 30 евро за тонну.
    В то же время закон даёт возможность промежуточного складирования отходов на срок до трёх лет, а плату за загрязнение в случае подобного складирования вносить не нужно.
    На территории свалки Уйкала отдельно определена зона, где происходит окончательный сброс отходов, и плата за загрязнение начисляется за отходы, собранные в этой зоне. В прошлом году на свалке Уйкала было сброшено 3745 тонн смешанных бытовых отходов.
    В то же время на территории свалки имеется и площадь для складирования, на которой с начала этого года было складировано почти сто тысяч тонн отходов. Треть этого объёма составляли смешанные бытовые отходы, а две трети - остатки механической обработки отходов. В течение прошлого года объём складированных отходов вырос на 11 000 тонн.
    Часть отходов находилась в стадии промежуточного складирования уже более трёх лет, предусмотренных законом.Фото: Keskkonnainspektsioon
    На фотографиях, сделанных Инспекцией окружающей среды уже два года назад, видно, насколько велики груды отходов, складированных на свалке. Часть из них уже была покрыта растительностью.
    Часть отходов находилась в стадии промежуточного складирования уже более трёх лет, предусмотренных законом.
    Складированные отходы горят
    За последние пять лет на свалке произошло более десятка пожаров. В этом году дважды происходило возгорание промежуточно складированных отходов. Спасательный департамент в этом году составил предписание фирме Ekovir.
    Хотя, согласно закону, отходы можно складировать на срок до трёх лет, по прошествии этого времени они не считаются автоматически сброшенными. В этом случае Инспекция окружающей среды инициирует административное производство, целью которого является ликвидация отходов, находившихся на складской площади свыше положенного срока. Для этого у предприятия имеются различные возможности: обработать и повторно использовать отходы, сгрузить на официальную территорию для сброса отходов на свалке и внести плату за загрязнение или же передать их другому переработчику отходов.
    Смешанные бытовые отходы временно складируют также и в открытом виде.Фото: Keskkonnainspektsioon
    Как сообщила Инспекция окружающей среды, Ekovir, в результате проверки ведомства, исправил отчёт об отходах за 2018 год и начал обработку спрессованных смешанных бытовых отходов. Предприятие намеревается дополнительно их отсортировать и повторно использовать в качестве мусорного топлива. Предписанием определяется срок, по истечении которого эти отходы должны быть ликвидированы.
    Налоговый долг Ekovir в настоящий момент составляет свыше 372 000 евро, из которых в отношении 294 000 евро составлен график выплат. Основную часть долга составляет долг по процентам, долг по налогу с оборота также составляет свыше ста тысяч евро.
    У предприятия не представлены отчёты о хозяйственной деятельности как за 2017, так и за 2018 год.
    На вопросы от том, связан ли со свалкой в данный момент Евгений Соловьёв, по какой причине на свалке складирован такой большой объём отходов, какая часть этого объёма складирована свыше трёх лет, и что с ним будут делать, что стало причиной пожаров, и что явилось причиной возникновения налогового долга, член правления Ekovir Игорь Сафаев ответил, что пока Департамент окружающей среды и Инспекция окружающей среды проводят проверку, предприятие не желает давать комментарии по данным вопросам. «По окончанию проверки мы согласны ответить на все ваши вопросы», - сказал Сафаев.
    По сообщению Департамента окружающей среды, по результатам проверок департамент инициировал процедуру изменения комплексного разрешения Ekovir, в ходе которой будут пересмот­рены все требования, предъявляемые к предприятию, и процедуры переработки отходов, а также будет рассмотрена возможность введения дополнительных мер и требований при переработке отходов. В настоящий момент процесс изменения разрешения не завершён.

    Протокол департамента: предприятие предоставляло противоречивые данные

    Выдержки из протокола проверки, проведённой Департаментом окружающей среды и Инспекцией окружающей среды в ноябре прошлого года:
    «По сравнению с предыдущими регулярными проверками на предприятии при сортировке отходов (смешанных бытовых, строительных и отходов от сноса) отходы от электроники начали отделять от прочих отходов <…>.
    На территории предприятия происходит сортировка смешанных бытовых отходов. В течение 2018 года была изменена технология сортировки. В первой половине года отдельная сортировочная линия была установлена на так называемой задней площадке.
    Летом 2018 года воздушный сепаратор сгорел, и после этого сортировочная деятельность происходила на сортировочной линии, предназначенной для сортировки отходов упаковки. Данные, предоставленные предприятием о мощности сортировочной линии, и данные о возникающих в результате сортировки типах и объёмах отходов, представленные в отчёте об отходах за 2018 год, являются противоречивыми.
    На территории свалки часть смешанных бытовых отходов (в спрессованном виде) складирована более трёх лет. Cогласно дополнительным данным, предоставленным предприятием после проверки, проведённой в 2017 году, складирование на территории свалки Уйкала было начато в 2014 году. Были проанализированы аэрофотоснимки Земельного департамента, на которых видно, что, по сравнению с аэрофотоснимками, датированными маем 2016 года, складские объёмы спрессованных смешанных бытовых объёмов не изменились. Поскольку переработчик не смог найти выход для использования отходов, и спрессованные отходы начали частично покрываться растительностью, то необходимо провести ликвидацию отходов.

    История вопроса

    Эстонское законодательство пока бессильно

    Согласно обвинению Вируского уездного суда, в период с января по декабрь 2014 года руководство трёх компаний Осипенко (AS Uikala Prügila, OÜ Ekovir и OÜ N&V) предоставляли Налогово-таможенному департаменту ложные данные, в результате чего от неполученного налога с оборота государству был нанесён ущерб на сумму, превышающую полмиллиона евро.

    Вирускому уездному суду пришлось прекратить уголовное преследование компаний, поскольку в октябре 2018 года две из них (AS Uikala Prügila и OÜ Ekovir) слились, образовав новое юридическое тело, а предприятие N&V сменило регистрационный номер ещё раньше.

    Однако Вируский уездный суд предписал предприятиям возместить ущерб.

    ...

    От уголовного преследования при помощи смены юридического тела компания Осипенко AS N&V уходила и раньше. В 2014 году до суда дошло уголовное дело, в ходе которого выяснилось, что вследствие фальсификации данных в актах о ремонте улиц, город Кохтла-Ярве выплатил фирме Осипенко на 851 983 евро больше, чем ей полагалось по праву.

    При помощи юридического трюка AS N&V объединили с новым акционерным обществом, которое стало называться OÜ N&V. Активы предприятия перешли к новой фирме. Старое N&V было вычеркнуто из Коммерческого регистра.

    В тот раз прокурор Калмер Каск на судебном заседании признал, что налицо шаг, единственной целью которого является вывод N&V из списка подозреваемых, но что эстонское законодательство не имеет достаточных рычагов для исключения таких ситуаций.

    Поделиться:
  • Самое читаемое

Что делать, если инвестиционный портфель не растет?
Рано или поздно у каждого частного инвестора возникает чувство, что его портфель перестает расти. Как оценить ситуацию трезво и провести ревизию инвестиций?
Рано или поздно у каждого частного инвестора возникает чувство, что его портфель перестает расти. Как оценить ситуацию трезво и провести ревизию инвестиций?
Арно Силлат: слишком много хайпа вокруг Rivian
По мнению исполнительного директора Эстонского союза предприятий по продажам и обслуживанию автомобилей Арно Силлата, у компании Rivian (её называют «конкурентом Tesla») нет впечатляющего будущего, т.к. она не предлагает ничего нового. Вместо этого он предлагает обратить внимание на шведскую транспортную компанию.
По мнению исполнительного директора Эстонского союза предприятий по продажам и обслуживанию автомобилей Арно Силлата, у компании Rivian (её называют «конкурентом Tesla») нет впечатляющего будущего, т.к. она не предлагает ничего нового. Вместо этого он предлагает обратить внимание на шведскую транспортную компанию.
Курьеры Selver о работе в пандемию: это был опустошающий опыт, нас не ценили
"Это был моральный террор", - говорит курьер, работавший в eSelver в разгар коронакризиса. Он считает, что начальство сознательно терзало его и его коллег. Однако по словам специалиста по трудовым взаимоотношениям, в случае с Selver нельзя говорить о притеснениях на работе, хоть работники и чувствовали себя неуютно.
"Это был моральный террор", - говорит курьер, работавший в eSelver в разгар коронакризиса. Он считает, что начальство сознательно терзало его и его коллег. Однако по словам специалиста по трудовым взаимоотношениям, в случае с Selver нельзя говорить о притеснениях на работе, хоть работники и чувствовали себя неуютно.