• Поделиться:

    Владимир Вайнгорт: благотворительность не должна быть источником дохода

    По мнению члена правления бухгалтерского клуба Kardis Владимира Вайнгорта, благотворительные организации должны тратить деньги только на помощь нуждающимся и ни в коем случае не на собственные нужды. Государству же, полагает он, следует активней поддерживать различные формы благотворительности - к примеру, полностью освободить от налогов пожертвования, направленные на поддержку обучения.

    Владимир Вайнгорт, член правления Kardis OÜФото: Андрас Кралла
    Благотворительность бывает разная – денежная и неденежная. Например, это могут быть простые денежные переводы – помощь по состоянию здоровья или малообеспеченности, или для реализации художественных, культурных, спортивных и иного рода проектов. Это самая распространенная форма благотворительности.
    Благотворительностью может считаться и предоставление каких-то благ физическим и юридическим лицам в неденежной форме – например, вещей, имущества, помещения.

    Рождественские праздники – единство чуда и реальности, символ надежды и веры в счастливое будущее.

    Для многих из нас Рождество – это не только нарядные елки, веселая суета и предрождественские скидки, но и время помощи ближним, возможность принять участие в различных благотворительных акциях – к примеру, поработать волонтером, вручить подарки или сделать пожертвования в пользу нуждающихся.

    «Деловые ведомости» провели опрос среди предпринимателей, руководителей предприятий и представителей некоммерческих объединений, занимающихся благотворительной деятельностью.

    Вопросы, которые мы задавали:

    •Насколько важно для бизнеса участие в благотворительной деятельности?

    •Как меняется культура благотворительности в нашей стране?

    •Что можно сделать, чтобы благотворительность стала более популярной среди предпринимателей?

    Еще один вид благотворительности, который представляется мне существенным – это передача муниципалитетам или государству каких–то материальных ценностей в форме произведений искусства или коллекций. Примеров тому много: музеи Гуггенхайма по всему миру, Третьяковская галерея, и так далее.

    Активисты и СМИ не должны «пускать шапку по кругу»

    И наконец, в понятие благотворительности входит гражданская инициатива. По радио я периодически слышу объявления о том, что кто-то собирает деньги для больных детей или, скажем, для приобретения оборудования для детских больниц, или для того, чтобы сделать в больнице ремонт, или же чтобы повысить квалификацию врачей.
    Однако лично у меня не возникает никакого желания тут же перечислить деньги на указанные счета. Мне представляется, что это никакая не благотворительность. Наоборот, я чувствую злость по поводу того, что государственная медицина в нашей стране находится в состоянии недофинансирования.

    Я чувствую злость по поводу того, что государственная медицина в нашей стране находится в состоянии недофинансирования

    Задачу же активистов и СМИ в данном случае я вижу не в том, чтобы пускать шапку по кругу, а в том, чтобы, обозначая болевые точки, формировать общественное мнение, используя возможности «четвертой власти», влиять на исполнительную и законодательную власть, добиваясь полного финансирования детской медицины.

    Пожертвования на учебу надо полностью освободить от налога

    В различных странах государство по–разному поощряет благотворительность. Обычно это делается в форме различного рода налоговых послаблений. В нашем законодательстве это также учтено.
    Если мы возьмем Закон о подоходном налоге, то в нем есть норма, которая распространяется и на юридические, и на физические лица, если они делают пожертвования в адрес некоммерческих организаций, занимающихся благотворительностью и включенных в специальный список Налогово-таможенного департамента. Список этот постоянно пополняется в течение всего периода налогообложения.
    Согласно этой норме, пожертвование может быть в любой форме, как в денежной, так и в неденежной. Это дает благотворителю право в определенных законом пределах снизить базу налогообложения. Велика ли эта сумма? Нет, невелика: к примеру, для физических лиц необлагаемая налогом часть дохода, включая и другие статьи, не должна превышать 1200 евро в год.

    По данным Налогово-таможенного департамента, в 2019 году различные некоммерческие организации Эстонии задекларировали полученных подарков и пожертвований более чем на 49 миллионов евро.

    С 2017 года общий объем средств, ежегодно направляемых на благотворительность, увеличился почти на треть.

    Департамент статистики в ходе исследования бюджетов домохозяйств подсчитал, что в 2019 году средняя сумма пожертвования составила 4,12 евро в год в пересчете на одного члена семьи.

    Мне кажется, благотворительность можно было бы вывести за рамки этой общей нормы. Я бы сделал исключение для благотворительности двух видов: во–первых, для пожертвований в адрес такого рода некоммерческих организаций из списка, и, во–вторых, для поддержки обучения любого физического лица.
    Оплата обучения или стипендия на время обучения или переобучения в наше время приобретает значение значительно большее, нежели выделение какого-то пособия бедствующему человеку. Государство, заинтересованное в повышении образовательного уровня своих граждан, могло бы поддержать эту идею: такого рода помощь должна быть освобождена от налогообложения.

    Человек мог бы сам решать, на что идут его налоги

    Также можно было бы расширить возможности людей напрямую поддерживать социально важные виды деятельности. В мире есть такая практика: определенную сумму из общего налогового платежа можно напрямую направить организациям, нуждающимся в поддержке.

    Частные СМИ, музеи, театры, галереи могли бы тоже проявлять инициативу и напрямую привлекать благотворителей, используя форму попечительства

    Представьте себе, что каждый налогоплательщик Эстонии имел бы возможность направить напрямую какую-то сумму на поддержку государственных средств массовой информации, или какому–то музею, или культурному центру, или оперному или драматическому театру. Их все равно содержит государство из наших налогов. И сразу бы стало видно, какие из этих учреждений нужны людям, а какие не очень.
    Частные СМИ, музеи, театры, галереи могли бы тоже проявлять инициативу и напрямую привлекать благотворителей, используя форму попечительства, различного рода патронаж и «клубы друзей». Такие организации есть, к примеру, при Русском музее в Санкт-Петербурге, при Национальной галерее и Королевском оперном театре в Лондоне. Почему бы не популяризировать аналогичные формы благотворительности и в Эстонии?

    Фонды должны тратить деньги только на помощь нуждающимся

    К сожалению, вынужден констатировать, что некоторые организации, называющие себя благотворительными, становятся источником дохода для людей, которые сами и организуют эту благотворительную деятельность. В своей практике я сталкивался с тем, что фонды могут тратить до 30% полученных на благотворительность средств на собственные нужды: платят аренду, себе зарплаты, содержат автомобили. Такая практика представляется мне неприемлемой.

    Я сталкивался с тем, что фонды могут тратить до 30% полученных на благотворительность средств на собственные нужды

    Я сам, кстати, тоже вхожу в правление одного благотворительного фонда и горжусь тем, что в этом фонде ни одной копейки не расходуется на нужды самой организации. Даже бухгалтерский учет, которое обязательно должно вести любое юридическое лицо, делает бухгалтер–волонтер в свободное от основной работы время и ничего за это не получает.
    На мой взгляд, не должно быть в благотворительной организации ни оплачиваемого правления, ни наемных работников – надо искать волонтеров. А если их нет, то тут уж ничего не поделать.
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Акции Wise выросли с начала июля на 41%
Стоимость акций финтех-компании Wise, дебютировавшей на Лондонской фондовой бирже в начале июля нынешнего года, выросла с тех пор на 41%, сообщает Äripäev.
Стоимость акций финтех-компании Wise, дебютировавшей на Лондонской фондовой бирже в начале июля нынешнего года, выросла с тех пор на 41%, сообщает Äripäev.
Либман: главная предвыборная цель Кремля была достигнута
Столь ценимое и пропагандируемое в Эстонии электронное голосование стало одним из главных «подозреваемых» в фальсификации результатов российских выборов, особенно в Москве, где после введения с большим запозданием его данных с лидирующих позиций слетело большинство оппозиционных кандидатов, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Столь ценимое и пропагандируемое в Эстонии электронное голосование стало одним из главных «подозреваемых» в фальсификации результатов российских выборов, особенно в Москве, где после введения с большим запозданием его данных с лидирующих позиций слетело большинство оппозиционных кандидатов, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.