11 октября 2018 • 4 мин
Поделиться:

Глава Таллиннской биржи: слова Мадиса Мюйра никуда не годятся

Я считаю, что люди, которых по разным причинам можно считать лидерами мнения в какой-то из сфер, должны быть более взвешенными, когда высказываются и раздают инвестиционные советы, пишет руководитель Таллиннской биржи Каарель Отс.

руководитель Таллиннской биржи Каарель Отс
руководитель Таллиннской биржи Каарель Отс  Фото: Raul Mee

Я говорю о мнении Мадиса Мюйра «Годовой доход в 25 процентов – не заслуживает внимания» (Aastatootlus 25 protsenti pole kõneväärtki) (в статье инвесторов рассказывает о своих успешных инвестициях в стартапы - ред.ДВ). Вторая мысль была связана с флюгером. Почему?

Еще пару лет назад на страницах Äripäev можно было прочитать: «Один из самых успешных в Эстонии за последние годы игроков в покер, предприниматель и инвестор, который в свой портфель успел добавить 8 старатапов, столкнулся с реальностью, которая перечеркнула все ожидания доходности от инвестиций». Сам инвестор добавил: «В ближайшее время в эту сферу я не будут инвестировать».

Очевидно, что ветер сменил направление, так как теперь речь идет уже о «ста процентах» нереализованного (!) дохода за пару лет. В лучшем случае, мне кажется, что это вводит в заблуждение. Особенно в ситуации, когда автор является главным инвесторов в некоторых предприятиях.

Четкий цикл развития

При поиске капитала говорят и о funding escalator, что описывает разные возможности финансирования в период разных фаз развития предприятий. Начальная фаза связана с значительно повышенными рисками, где основными источниками финансирования как правило являются личные активы, краудфандинг, инвесторы-ангелы.

Оставаясь какое-то время на плаву, сюда добавляются банки, VC (венчурный капитал), First North. Еще дальше, и предприятие достигает уровня зрелости, когда, в зависимости от амбиций, финансирование уже ищут через private equity (акционерный капитал) и биржу. Это естественный жизненный цикл предприятий, о котором говорит и гуру-аналитик фирм Асват Дамодоран – развитие предприятия влечет за собой изменения, и ее поведение (финансирование) должно соответствовать этому. Замечательным результат долгой работы является то, что в Эстонии за последние 5 лет появилось много возможностей для привлечения капитала. Важно научиться их отличать.

Я являюсь фанатом биржи и рынка капитала и верю, что больше денег означает – больше возможностей. Умение в нужное время скомбинировать разные подходы финансирования значительно повышают вероятность успеха. Мое видение таково, что инвестирование было, есть и будет оставаться длительным процессом. По данным исследования Credit Suisse, за последние 50 лет лучшую доходность демонстрировали биржи Швеции и Финляндии - 8,6% в год. Этот показатель в США – 5,7%. Северные страны считаются одним из лучших регионов в мире с рынком капитала и инвестиционной культурой. Этот доход ерунда и инвесторы не знают, что они делают?

Стартапы выходят на биржу

Мадис Мюйр, среди прочего, соглашается с Индреком Нейвельтом, который недавно заявил, что Таллиннская биржа – дом престарелых для предприятий, а растущие предприятия – наше будущее. Это интересный ход мысли. Я бы спросил в ответ, есть ли в мире страны, где растущие предприятия не поддерживали бы рост экономики? Вернемся на пару десятков лет назад - Microsoft, Amazon, Starbucks и т.д.

Все эти предприятия когда-то были стартапами – означает ли это, что после IPO инвестирование бессмысленно? Доходность двух первых предприятий была 200 000%. Если инвестору довелось вместе с Джефом Безосом инвестировать деньги в предприятие на начальном этапе, то сегодня он был бы одним из самых богатых людей на планете. Не кажется ли такой ход мысли кривобоким? Точные цифры отсутствуют, но больше половины инвестиций в стартапы неудачны и лишь 1/10 удается приумножить инвестиции. Это означает, что тут ситуация с соотношением рисков и доходов, по сравнению с биржевыми предприятиями, уже совсем другая – тут необходимо обладать прекрасными знаниями, крепкими нервами и запасным парашютом.

Со временем регуляции меняются. История показывает, что следом за серьезным кризисом следует ужесточение регуляций. Это одна из причин, почему в отношении биржевых предприятий мы можем говорить о большей прозрачности, качестве и защите мелких инвесторов. Разумеется, через биржу инвесторы свою позицию могут превратить в деньги. Иногда доносится, что краудфандинг – новое явление. Первым краудфандингом была биржа и это случилось более 400 лет назад. Разница в регуляциях (или в их отсутствии).

Культура эстонских инвесторов хорошо развивается – за 15 лет количество инвестиционных счетов, где есть хотя бы одна ценная бумага, увеличилось вдвое. Показатель дохода, который можно было заработать на Таллинсской бирже, на нашей странице может посмотреть любой желающий.

Spoiler alert. Доход Kaubamaja с момента выхода предприятия на биржу составил 7000%. Акции Harju Elekter выросли в прошлом году на 80%. Среди новых предприятий – LHV, доходность которой была 55%. Мне очень сложно поверить в то, что Райн Лыхмус относит LHV в категорию домов престарелых.

Я считаю, что одним из волшебных слов в инвестировании и привлечении капитала являются амбиции и все что с этим связано. Если нет амбиций, то нет и пользы от любых возможностей привлечения капитала. Объединять все биржевые предприятия и называть их жителями дома престарелых так же странно, как сказать, что все стртапы достойны инвестирования.

Поделиться:
Самое читаемое в ДВ

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее