Интервью
Только для подписчиков

Осиновский: новый закон в Литве привёл к расцвету коррупции

Фото: Андрас Кралла

Литва обвиняет компании Олега Осиновского в связях с ближним кругом президента России Владимира Путина. Осиновский называет это дискриминацией европейского бизнеса в Литве.

На прошлой неделе стало известно, что правительство Литвы решило запретить осуществление гостендера компании Vitras-S, которая является дочерним предприятием фирмы Осиновского Skinest Rail. Хотя Vitras-S выиграла тендер на модернизацию железной дороги в Каунасском регионе, литовская национальная железнодорожная компания Lietuvos Geležinkeliai не может заключить контракт с фирмой, поскольку, согласно решению специальной комиссии, это опасно для национальной безопасности, ибо конечный бенефициар компании (Олег Осиновский) имеет связи с ближним кругом президента России Владимира Путина. Речь идет о двух закупках для ремонта рельсов на общую сумму около 4 миллионов евро.

Проверку стратегических закупок требует Закон об охране объектов, имеющих значение для обеспечения национальной безопасности Литвы, вступивший в силу в марте 2018 года. Летом 2018 года, проведя проверку на основании того же закона, комиссия приняла решение не в пользу другой фирмы Осиновского, решив что Литовские железные дороги не могут покупать железнодорожные шпалы у Skinest Rail - материнской компании Skinest Baltija. Причиной также были связи компании с лицами, которые представляют угрозу для национальной безопасности.

Skinest Baltija обратилась в суд, но Апелляционный суд Литвы решил отклонить жалобу. Компания подала жалобу в Европейскую комиссию.

Skinest Rail владеет 17,75% в компании Spacecom. 65% в том же предприятии владеет кипрская фирма Globaltrans. Ранее Вильнюсский центр политического анализа ассоциировал эту компанию с «сетью людей, через которые Кремль может осуществлять свои стратегические планы расширения на железной дороге».

Ниже следует интервью с Олегом Осиновским.

Какой общий комментарий вы дали бы этой ситуации?

Вы можете представить ситуацию, чтобы в Эстонии правительство страны специальным решением вмешалось в закупку шпал или ремонта путей на Эстонской железной дороге и запретило подписать контракт с компанией, предложившей самую низкую цену и выигравшей эти государственные конкурсы? А затем подписало контракт со вторым участником по более высокой цене. Звучит как бред, но это - сегодняшняя Литва.

Насколько, на ваш взгляд, обоснованы решения литовского суда и правительства?

На этот вопрос невозможно ответить, поскольку мы просто не знаем мотивации правительства и суда.

У правительства Литвы нет никаких претензий ни к Skinest Baltija, дочерней компании Skinest Rail, ни к ее директору. Нет никаких претензий к Skinest Rail или Skinest Grupp. Нет никаких претензий ко мне лично.

В решении правительства Литвы сказано, что поставка шпал в рамках конкретного конкурса угрожает безопасности страны. Мы спрашивали у правительства, а также в двух инстанциях суда, как железобетонные шпалы могут нанести ущерб обороноспособности Литовского государства. Ответа не получили нигде.

С чем вы не согласны в этих решениях? Почему?

Нам очень трудно комментировать решение литовских судов, поскольку у нас не было доступа к документам, на основании которых были приняты эти решения. Материалы были засекречены, и суд принимал решение на основании односторонней информации.

Мы были полностью лишены права на защиту, поскольку не имели информации о претензиях к нам. Надеемся, что в Европейском суде мы эти материалы получим, и тогда нам откроются глаза на то, как могли шпалы испугать литовское правительство.

Кроме того, надо понимать сегодняшнюю ситуацию в судебной системе Литвы, где за недавнее время было задержано несколько судей Верховного суда по подозрению в коррупции. Нынешний премьер-министр Литвы только начал серьезную борьбу с коррупцией в стране, поэтому оценивать происходящее в Литве с высоты ситуации в Эстонии невозможно. Наши южные соседи делают только первые шаги, и мы их искренне поддерживаем в этом.

Правильно ли я понимаю, что литовский суд и литовское правительство смутила Ваша связь с кем-то из трёх людей: Константином Николаевым, Никитой Мишиным и Андреем Филатовым (совладельцы Globaltrans - прим. ред.)? Кто конкретно из этих трёх стал причиной того, что Вас посчитали «угрозой национальной безопасности»?

Суд никак не ответил на наш вопрос, в чем же виноваты шпалы и как на это влияет Олег Осиновский. Это как если бы вы спросили у суда сколько времени, а суд бы вам бы ответил, что на улице холодно.

Правительство Литвы (и с ним согласился суд) говорит, что Skinest Rail имеет 17,75% акций в компании Spacecom, которая занимается арендой вагонов, и в ней же 65% имеет биржевая кипрская компания Globaltrans, акционерами которой являются тысячи компаний и частных лиц.

Из трёх господ, которых вы назвали, двое - граждане ЕС и давно не живут в России, третий - кавалер ордена Французского Легиона и крупнейший инвестор во Франции. Может быть, они и представляют угрозу безопасности Литвы, в которой, я думаю, ни один из них никогда не был, но звучит это очень глупо.

Кстати, кроме этих трёх перечисленных господ, акционерами Globaltrans являются также американские и европейские фонды, в том числе и литовские пенсионные, поэтому наверняка и кто-то из судей или сотрудников госбезопасности являются соакционерами компании и находятся гораздо ближе к этим людям, чем я. Так что эта причина - очевидный абсурд, и могу только повториться, что ко мне лично и к моим компаниям Литовское государство претензий не имеет.

Константин Николаев был замешан в скандале с Марией Бутиной в США (СМИ писали о том, что Николаев якобы финансировал общественную организацию россиянки Марии Бутиной, которую власти США обвиняли в незаконном лоббировании российских интересов - прим.ред.). Стало ли это причиной, по которой литовские власти и суд вообще обратили внимание на эту ситуацию? Или это здесь ни при чём?

Я не могу это комментировать, я не знаю. Вряд ли американские скандалы как-нибудь влияют на безопасность Литвы.

Другая гипотеза: Константин Николаев вёл бизнес с Александром Волошиным (бывший глава администрации Путина - прим.ред.). Стало ли это причиной, по которой литовский суд посчитал вас человеком, «связанным с людьми из ближайшего окружения Путина»?

В том небольшом количестве материалов, которые суд рассекретил и передал нашим адвокатам, ничего про это не сказано. Материалы в основном состояли из интернет-статей российского «Спутника», никак не относящихся ни ко мне, ни к поставке шпал.

Кроме того, там была еще просто большая партия лжи. Например, моим лучшим другом назван некий господин, с которым я никогда не встречался и вообще не знал до этого о его существовании. Можно предположить, что такая же ложь была и в засекреченных документах.

Но это даже не важно, потому что комиссия оценивает угрозу не мою (хотя мне, конечно, очень лестно, что департамент госбезопасности так высоко ценит мою персону), а самой поставки шпал. А вы понимаете, что не существует и не может существовать ни одного обоснования угрозе безопасности страны из-за поставки шпал.

Хотите ли вы что-то добавить?

Хотелось бы выразить благодарность нашему президенту, премьер-министру, послу в Литовской Республике, а также европарламентариям за поддержку эстонского бизнеса. С подобным беспределом сталкиваются многие наши предприниматели за границей, и практически у каждого есть, что рассказать об этом, поэтому нам очень важно ощущать поддержку своего государства. Сейчас нам всем предстоит большая работа в Европейской комиссии, чтобы вернуть нашего соседа в правовое поле ЕС, чтобы обеспечить эстонскому бизнесу равные условия для конкуренции.

Осиновский: литовские компании дискриминируют европейский бизнес

1 марта 2018 года в Литве вступил в силу обновленный Закон об охране объектов, имеющих значение для обеспечения национальной безопасности. Осиновский считает, что Литовская железная дорога использует закон, чтобы отдать преимущество на конкурсе госпоставки «своему» кандидату. Ниже публикуем комментарий Олега Осиновского.

Чтобы понять, что происходит в Литве с эстонскими инвесторами и предпринимателями нужно понимать, каким образом литовские госкомпании дискриминируют европейский бизнес.

В Литве весной прошлого года был принят закон, по которому любая госкомпания, которой не нравится победитель публичного конкурса, может обратиться в комиссию по безопасности при правительстве страны для оценки победителя с точки зрения риска для безопасности. Фактически обращение в комиссию означает просьбу найти аргументы для запрета подписания контракта, что в дальнейшем открывает возможность подписать контракт с нужным претендентом.

Госкомпании по закону могут обращаться в комиссию по любой закупке и по любой сумме, например, можно отдать в комиссию контракт на покупку туалетной бумаги на сумму 10 000 Евро, если нужно проучить неуступчивого поставщика. Комиссия иногда соглашается с этой просьбой, иногда нет. Если соглашается, то департамент государственной безопасности готовит секретный файл, объясняющий, почему закупка туалетной бумаги от этого поставщика угрожает безопасности страны. Иногда бывает наоборот - закупщик сначала договаривается с комитетом госбезопасности и тогда уже идет на комиссию с готовым секретным файлом.

Этот секретный файл больше никто и возможно никогда не увидит, по крайней мере правительство страны принимает свое решение, не видя файла и не имея возможности задать вопросы компании победителю конкурса, чтобы выяснить кому это выгодно.

СПРАВКА

Закон устанавливает пять секторов экономики, важных для национальной безопасности: 1) энергетика,2) транспорт, 3) информационные технологии и телекоммуникации, другие высокие технологии, 4) финансы 5) военное оборудование.

Основными критериями проверки являются связи инвестора - отношения с разведкой или службами безопасности иностранных государств, а также властными структурами третьих стран. Это касается не только потенциальных инвесторов из третьих стран, но и литовских компаний и коммерческих структур других стран ЕС и НАТО.

Заключение о безопасности инвестиций делает специальный орган - Комиссия по координации охраны объектов, важных для обеспечения национальной безопасности.

Этот закон действует только в Литве в единственной из 26 стран Европейского Союза и это его вторая редакция, впрочем, как 2 капли воды похожая первую. Первый принятый закон под давлением Еврокомиссии Сейму Литвы пришлось отменить, потому что ограничение конкуренции и протекционизм в Европе не в чести. С принятием этого закона, конечно, пышным цветом расцвела коррупция в госкомпаниях. Теперь выиграть государственный конкурс – это ничего не значит, теперь нужно заплатить чиновнику, чтоб он не отдал тебя на комиссию, которая может принять требуемое решение.

На основании опыта наших компаний в Литве, у нас были разные решения комиссии. Если Литовской ж/д нужно было подписать контракт с занявшим второе место, то нас снимали с конкурса, если был втором месте еще кто-то, снимали и его. Если заинтересованности отдать контракт занявшему второе место не было, то контракт подписывали с нами. Нашу торговую компанию Skinest Baltija дискриминируют уже больше года, при этом с нашей строительной компанией Vitras-S все контракты до сих пор подписывались и никаких претензий не было. На этой неделе поступила информация, что Литовская ж/д хочет убрать с конкурса на ремонт путей под Каунасом консорциум Vitras-S/Leonard Weiss (обе - дочки эстонских компаний) и комиссия в этом пошла ЛЖД навстречу. Логика здесь совершенно понятна - работу нужно отдать дочерней компании ЛЖД. И здесь ничего не сделаешь - пока действует этот закон свободной конкуренции в Литве нет.

Самое читаемое