Дмитрий Полтавский • 15 сентября 2020 в 13:20

"Пришлось занимать деньги на квартальные платежи". Выгодно ли сегодня быть FIE?

Перед начинающим предпринимателем неминуемо встрает вопрос: OÜ или FIE?  Фото: Shutterstock

Статистика говорит о том, что число предпринимателей–физических лиц (FIE) в Эстонии последние десять лет неуклонно снижалось. Согласно данным Коммерческого регистра, если в сентябре 2010 года в Эстонии было зарегистрировано свыше 35 тысяч FIE, то в сентябре 2015 года – немногим больше 32 тысяч, а в сентябре нынешнего – уже менее 29 тысяч предпринимателей–физических лиц.

Почему эта форма предпринимательства теряет свою популярность? Выгодно ли сегодня быть FIE, или лучше зарегистрировать паевое товарищество (OÜ)? "Деловые ведомости" поговорили с теми, кто выбрал FIE в качестве формы деятельности.

• Нам было интересно, насколько сегодня выгодно и удобно заниматься бизнесом, будучи предпринимателем–физическим лицом

• Мы пытались выяснить с какими проблемами и трудностями сталкиваются FIE в своей работе

• Если предприниматель закрыл FIE, мы задавали вопрос, почему

Сергей Трофимов: отсутствие OÜ – вопрос профессионализма

Телепродюсер, Sergei Trofimov FIE

Я – телепродюсер, зарегистрировался как предприниматель–физическое лицо больше 10 лет назад. Почти все это время я не вел и не веду никакой деятельности в качестве FIE.

Мне кажется, что форма FIE – это удачный вариант для тех, кто занимается подработкой либо делает первые шаги в бизнесе.

Если у человека есть основная работа и он время от времени оказывает кому–то какие-то услуги, ему как FIE не нужно платить за себя социальный налог. В таком случае это, конечно, удобно.

Если же подработка становится твоей основной работой, то с увеличением оборотов переход от FIE к паевому товариществу – обычно лишь вопрос времени.

Сергей Трофимов, телепродюсер.  Фото: Личный архив

Лично для меня FIE – неудобная форма, потому что доходы, которые я получаю как предприниматель-физическое лицо, не идут в зачет, например, если я хочу взять кредит в банке.

Я слышал также, что проблемы могут также возникнуть, если FIE хочет оформить на себя автомобиль в лизинг.

Когда ты работаешь только с фирмами, то тебе удобней тоже быть фирмой, паевым товариществом, вести бизнес напрямую B2B, а не с частными лицами или FIE.

Среди моих клиентов и партнеров я очень давно не встречал предпринимателей–физических лиц. Я занимаюсь производством аудиовизуального контента для различных заказчиков. В моей сфере первый вопрос к фрилансеру – есть ли у тебя фирма?

Кроме того, для очень многих это еще, оказывается, и вопрос статуса. FIE, а почему FIE? Как–то несолидно. Отсутствие OÜ, на мой взгляд, говорит об уровне профессионализма человека, с которым ты работаешь.

Андрей Русманов: работать на себя намного лучше

Ветеринар, FIE Andrei Rusmanovi VET-ABI

Я – ветеринарный врач, зарегистрировался как предприниматель–физическое лицо больше 20 лет назад, в 1997 году. До этого у меня были и акционерное общество, и паевое товарищество.

В FIE меня привлекла прежде всего простота регистрации. Что касается вопросов налогообложения, то здесь все очень просто: у меня особых доходов нет, и поэтому большой разницы для меня тоже нет.

Я столкнулся с тем, что с ведением бухгалтерии и отчетностью у паевого товарищества бывает много хлопот. С тех пор, как я перешел на FIE, эти проблемы исчезли.Я работаю один, без помощников и ассистентов. Мне куда проще один раз в год подать декларацию, заплатить какие–то авансовые платежи и жить спокойно.

Андрей Русманов. ветеринар.  Фото: Личный архив

Проблем в деятельности не возникает, в том числе и с проверками со стороны налогового департамента. Надо четко и ясно объяснять свои обстоятельства, в этом нет никаких сложностей.

Финансы меня интересуют очень мало. Мне никогда не хотелось работать на хозяина. Работать на себя намного лучше.

Юрий Рыбро: после инсульта пришлось влезть в долги

Бывший таксист, Juri Rõbro FIE (закрыто в 2019 году)

Я работал таксистом с 1995 года в разных таллиннских фирмах, был зарегистрирован как предприниматель–физическое лицо с 2001 года, исправно вносил все авансовые платежи и платил налоги.

Зарабатывал мало, за все приходилось платить самому: за ремонт машины, за страховку, за бензин, за счетчик, за принтер. Отложить мне ничего не удавалось. Но работать на дядю, на хозяина – это был тоже не выход: я вообще не знаю, как таксисты нынче выживают.

В 2017 году со мной случился инсульт, через неделю второй. В больнице пролежал три месяца. Когда вышел – выяснилось, что как FIE я уже задолжал по налогам, и нужно их продолжать платить, иначе не будет пенсии. И это при том, что мне дали 100–процентную инвалидность.

Пока со скандалом разбирались с разными ведомствами, прошло почти полгода. Работать я не мог, жить нам с женой было не на что. Мне пришлось занимать деньги, чтобы расплатиться с задолженностью по квартальным платежам.

В конце концов я обратился за помощью к бухгалтеру, она сумела правильно составить все документы, и через полгода деньги мне вернули. Сам после инсульта я бы сделать этого не смог.

Сегодня я получаю пенсию по инвалидности около 460 евро каждый месяц. Из них больше 100 евро уходит на лекарства и подгузники.

FIE сначала приостановил, а затем вообще закрыл за ненадобностью. Обидно было, что я столько лет платил налоги, из-за болезни оказался в сложной ситуации, и никто вовремя не пришел мне на помощь.

Андрей Маслаков: для меня игра стоит свеч

Маклер, Andrei Maslakov ettevõte VISON FIE

Я работаю маклером в агентстве недвижимости Arco Vara в Нарве, как предприниматель–физическое лицо зарегистрирован с 2002 года.

С моими оборотами мне удобней работать как FIE, я не привлекаю бухгалтеров, справляюсь с отчетностью сам. Вариант паевого товарищества пока даже не рассматриваю.

Ответственность всем своим имуществом – возможно, это звучит грозно, но на самом деле если корректно вести всю бухгалтерию и действовать в рамках закона, то такая форма ответственности меня совершенно не пугает.

Авансовые платежи по налогам меня тоже не смущают. Возможно, и смущали бы, если бы дела шли плохо, но пока все идет хорошо.

В свое время я учился вести бухгалтерию самостоятельно. Это было достаточно давно, и, к сожалению, я вынужден признать, что тех знаний и опыта уже не хватает. Планирую в ближайшее время продолжить обучение.

Во время кризиса я благополучно использовал свой собственный запас, так что помощь со стороны государства в моем случае не потребовалась. Но могла потребоваться, если бы дела приняли более серьезный оборот и ситуация развивалась бы по худшему сценарию.

Безусловно, в жизни FIE в сравнении с жизнью наемного работника риска намного больше, и ощущения другие. Но никуда не денешься – тут уже зависит от человека, от его психологии, насколько он готов согласиться с этими рисками. Не скажу, что я какой–то крепкий орешек, но в целом справляюсь.

Хочется ли мне иногда все бросить и пойти к кому–то наемным работником? Да, порой хочется. Но здесь вопрос меркантильный: мне же хочется тогда получать либо столько же, сколько я получаю, будучи FIE, либо больше. Так что в моем случае игра стоит свеч.

Комментарий эксперта: никаких гарантий, что будет с FIE завтра

Член правления консультационной компании Makabi Eesti OÜ Марина Лычагина.  Фото: Личный архив

По словам Марины Лычагиной – члена правления Makabi Eesti OÜ – компании, предоставляющей комплексные услуги по сопровождению бизнеса, есть несколько моментов, которые сильно усложняют жизнь FIE.

"Например, минимальный соцналог для FIE, который каждый год увеличивается, так как привязан к минимальной зарплате за предыдущий год, а она ежегодно растет", – говорит Лычагина.

При этом совершенно не обязательно, что теми же темпами растет и предпринимательский доход FIE, поскольку предприниматель–физическое лицо несет точно такие же риски, как и любой другой предприниматель.

“Он может не только заработать, но и обанкротиться, а это уже следующая проблема для FIE. В случае неплатежеспособности он несет ответственность перед кредиторами своим личным имуществом, в отличии от юридического лица, которое отвечает перед кредиторами имуществом фирмы. В микропредприятиях это, как правило, минимальный уставной капитал в размере 2500 евро", – поясняет Лычагина.

Оптимизация налогов

Так же, имея маленькую фирму, предприниматель не обязан платить налоги, если он не получает личного дохода, и все обороты предприятия могут быть распределены по желанию собственника либо на развитие бизнеса, либо выплачены в форме дивидендов, либо же просто оставлены на счету фирмы до принятия решения. В случае с FIE это невозможно, отмечает эксперт.

"Я знаю случаи, когда FIE не показывали полностью свои доходы, пытаясь заплатить как можно меньше налогов. Конечно, долго такое продолжаться не может. Все эти люди впоследствии зарегистрировали свои микропредприятия и воспользовались законной возможностью значительно снизить налоги, заплатив себе дивиденды", – рассказывает Марина Лычагина.

Ненадежный клиент?

Есть и другие проблемы. К примеру, часто можно слышать, что банки и лизинговые компании отказывают предпринимателям–физическим лицам, желающим получить ссуду или взять в лизинг оборудование или автомобиль.

"Банки не считают FIE достаточно надежным клиентом. Фирма, когда ходатайствует о кредите может представить свой баланс и годовые отчеты за предыдущую хозяйственную деятельность. Это показывает банку хоть какую-то стабильность", – объясняет Лычагина.

“Для наемного работника тоже не последнее место при принятии решения о выдачи кредита занимает надежность фирмы, в которой он работает. FIE работает сам на себя и никто не может гарантировать, что с ним будет завтра", – продолжает эксперт.

Социальная защищенность

Кроме того, по словам Марины Лычагиной, социальная защищённость предпринимателя–физического лица в сравнении с наемным работником явно ниже.

"Наемный работник и работодатель платят налог по страхованию от безработицы, то есть, в случае потери работы наемный работник имеет право на разные пособия и страховые выплаты. Ни FIE, ни член правления фирмы подобных возможностей не имеют", – указывает Лычагина.

Самое читаемое