Ярослав Тавгень • 30 декабря 2020 в 7:32

Полиция расследует деятельность компании, основанной Ида-Вирускими "криптомиллионерами". Они отрицают причастность к бизнесу

Основатели проекта виртуальной добычи криптовалют Hashcoins/Hashflare Иван Турыгин и Сергей Потапенко.  Фото: Patrik Tamm

Инвесторы рассказали о потере десятков тысяч евро, вложенных в бизнес, основанный Ида-Вирускими “криптомиллионерами” Иваном Турыгиным и Сергеем Потапенко. В эстонскую полицию поступили жалобы от инвесторов, потерявших деньги, и начато уголовное расследование на предмет мошенничества. Один из основателей компании Иван Турыгин отрицает свою причастность к фирме, о которой раньше говорил как о своей.

В 2017 году в Эстонии получили известность предприниматели из Ида-Вирумаа Иван Турыгин и Сергей Потапенко, которых пресса окрестила “криптомиллионерами”. Они обратили на себя внимание СМИ, объявив сбор денег на, по их словам, “первый в мире цифровой банк” Polybius, на создание которого, как они утверждали, привлекли около 30 миллионов евро от криптоэнтузиастов со всего мира.

В среде людей, инвестирующих в криптовалюты, о Турыгине и Потапенко узнали на три года раньше. В январе 2014 года принадлежащая им фирма HashCoins OÜ начала заниматься продажей майнингового оборудования (оборудование, необходимое для “добычи” криптовалют). Свою продукцию она продвигала на форумах и других интернет-площадках.

Однако у фирмы возникли проблемы с поставками оборудования: некоторые клиенты либо не получали его, либо получали не то, которое было заказано. Через некоторое время бизнес затух.

В 2017 году Турыгин сказал ДВ, что бизнес не пошел из-за ограниченности рынка - не каждый человек найдет несколько тысяч евро на покупку дорогого майнера.

Услуга для клиентов со всего мира

Решением стал облачный майнинг. Это услуга, позволяющая майнить (т.е. “добывать”) критовалюты, не покупая специализированного оборудования и не заботясь о том, где его хранить, как установить, как поддерживать в помещении нужную температуру. Майнингом занимается компания, предоставляющая эту услугу, все расходы и риски на поддержание дата-центра тоже несёт она.

Читайте также

Клиенты заключали с Hashcoins (позже проект был переименован в Hashflare) бессрочные контракты, по котором они “арендовали” у нее определенную долю майнинговых мощностей, а взамен получали криптовалюту, которая добыта этими мощностями. Чем больше заплатил, тем больше доля.

“Мы разработали программное обеспечение, дающее возможность поделить мощность одного аппарата между сотнями участников. Поделим 5500 (стоимость майнера - ред.) на 100 и получим средний чек 55 долларов. Желающих помайнить за 55 долларов оказалось гораздо больше”, - рассказывал Турыгин ДВ.

Сервис оказался востребован. По словам нынешнего представителя Hashflare, адвоката Юри Сиреля, услугой воспользовались 2,5 миллиона человек. Соответствует ли это действительности, неизвестно, но судя по тому, насколько активно шло обсуждение Hashflare на форумах и в соцсетях, популярность сервиса действительно была высока.

“Криптовалюта набирала большую популярность, каждый думал, как заработать деньги на биткоине, - рассказывает Олег Костылев, клиент Hashflare из России. - Но не все могут сделать ферму для майнинга криптовалют <...> [В случае с HashCoins] никаких ферм, видеокарт или знаний в области сборки-разборки компьютеров не требовалось - проект делал все за меня, а я лишь покупал мощности”.

Первое время дела у облачного майнинга HashCoins/Hashflare шли хорошо. Биткойн стремительно рос в цене, люди покупали у фирмы виртуальные мощности, а компания выплачивала вознаграждение за майнинг. Сервис окупался: например, Олег Костылев, которого мы процитировали выше, оказался от инвестирования в Hashflare в плюсе: его прибыль составила 10%. Эстонский инвестор в криптовалюты Илья Васильев тоже получил небольшой плюс (правда, за счёт реферральной программы - т.е. получал бонус за то, что приводил других пользователей). Судя по отзывам в интернете, в первые пару лет работы сервиса немало людей получали прибыль (иногда даже удваивали вложения).

Компания активно продвигала себя в интернете. Размещала рекламу и поддерживала активность на различных форумах, создавая репутацию солидного предприятия. Поспособствовала популярности HashCoins/Hashflare и раскрутка другого проекта Турыгина и Потапенко - криптобанка Polybius.

Инвесторы потеряли деньги из-за внезапных изменений

Всё изменилось в сентябре 2017 года. Hashflare задним числом и в одностороннем порядке изменила условия пользовательских договоров. Если раньше все контракты были пожизненными, то теперь стали одногодичными. Через год контракт заканчивался, и после этого человек терял право получать добытую криптовалюту. Сгорали и деньги, которые он потратил на покупку мощностей.

Условия контракта 31 августа 2017 года, до изменения. Пункт 1.2.16: По умолчанию, Hashcoins предоставляет пожизненные контракты, у которых нет срока истечения, если не указано иного. Пункт 5.2: По умолчанию контракт бессрочный, пока он приносит прибыль, пока он не истек или не прерван.  

Клиенты начали активно выражать своё недовольство этим изменением на форумах и интернет-площадках (была даже создана петиция на change.org, которую подписали 2513 человек). Главная претензия – одностороннее изменение условий действующих договоров задним числом.

Условия контракта после изменений: контракты стали одногодичными  

Компания также в одностороннем повысила лимит на вывод денег с 0,001 до 0,05 биткойна (то есть, примерно, с нескольких долларов до нескольких сотен долларов). По словам клиентов Hashflare, выросший лимит на вывод привел к тому, что люди, вложившие небольшие суммы, не могли вывести свои деньги (т.к. “намайнили” меньше, чем лимит).

“Вишенкой на торте” стала полная остановка работы сервиса летом 2018 года. Hashflare полностью остановила майнинг, сославшись на то, что 28 дней подряд расходы на поддержание оборудования превышали доходы от майнинга криптовалют (это связано с тем, что цена биткоина тогда резко упала с 19 000 долларов до 6000 долларов). В соответствии с одним из пунктов общих условий договора, который подписывал каждый инвестор в Hashflare, компания имела право навсегда прекратить оказание услуг в том случае, если майнинг приносил убытки 21 день подряд.

С тех пор сервис больше никогда не возобновлял работу (хотя по словам представителя Hashflare Юри Сиреля, компания до сих пор является действующей и активно работает). Несколько инвесторов сказали ДВ, что потеряли на вложениях в HashCoins/Hashflare десятки тысяч долларов (читайте истории инвесторов в конце статьи).

Незаконный договор?

“Идеальная схема: они наворовали на продаже контрактов, а потом якобы списали текущий доход по майнингу на затраты. Мошенники!” - говорит инвестор в Hashflare Олег Мазуренко из России, вложивший в сервис 300 долларов.

“Первые 1,5-3 месяца всё было хорошо, позже начались изменения правил.... Изменение минимального вывода криптовалюты, изменение оплаты с доллара на евро, изменение комиссии за аренду оборудования”, - рассказывает российский инвестор в Hashflare Максим Котов, вложивший в сервис более 8000 долларов.

“В итоге баланс “битка” равен нулю – всё ушло на комиссию за обслуживание. В общем, у меня очень печальный опыт с ними. Если бы Hashflare не занималась бесконечными изменениями правил, что мной понимается как жульничество, предполагаю, что она привлекла бы огромные инвестиции и получила бы большую популярность”, - добавляет он.

“Поначалу какие-то выплаты были, - рассказывает Максим Лис, вложивший в Hashflare 16 тысяч рублей. - А потом через полгода зашёл, и они написали, что поменяли договор. Ещё через какое-то время они каждый день начали списывать какие-то деньги - типа за электричество. Затем ввели верификацию при выводе средств - просто так теперь свои деньги не получишь. И все счета в минус пошли. В общем, кинули они меня”.

Присяжный адвокат, партнер Sirel&Partners Юри Сирель, представляющий сейчас Hashflare, утверждает, что изменить условия в одностороннем порядке фирме позволил пункт договора с клиентами, по которому она оставляет за собой право изменить дату начала и срок договора. Ответы адвоката читайте в материале "Адвокат компании, основанной "криптомиллионерами": недовольные клиенты распространяют клевету".

Адвокат Юри Сирель, представляющий проект Hashflare.  Фото: Sirel&Partners

ДВ попросили независимых юристов дать оценку договору. По словам адвоката бюро LMP Пяйви Маргна, любое типовое условие договора является ничтожным, если существенно ухудшает положение второй стороны договора, серьёзно нарушает баланс прав и обязанностей сторон и/или сформулировано в настолько общем виде, что делает будущие права и обязанности непредсказуемыми.

“В случае договора, стороной которого является потребитель (договор Hashflare с клиентами рассматривает их именно как потребителей - ред.), типовым условием, неразумно наносящим вред, является условие, которое предусматривает право <...> изменять в одностороннем порядке условия договора без причин, указанных в законе или договоре”, - пояснила она (читайте более подробные объяснения юристов в блоке “Законность договора сомнительна” - ред.).

Представитель Hashflare Юри Сирель также сказал, что под термином “пожизненные контракты” подразумевался “срок продуктивной жизни” оборудования, а не срок жизни клиента, а “люди, не вдаваясь в детали, перепутали эти понятия”. Однако это не так: в изначальном договоре не было речи о сроке жизни оборудования, а было сказано, что срок договора является по умолчанию бессрочным (если не указано иного). Турыгин в интервью ДВ 2017 года также говорил исходя из предпосылки, что “пожизненный договор” означает срок жизни клиента (его прямая речь процитирована ниже).

Турыгин и Потапенко отрицают причастность к компании

Основатели сервиса Турыгин и Потапенко отказались общаться с ДВ очно или по телефону, на вопросы ДВ Турыгин отвечал письменно. Он сообщил, что уже 4 года они с Потапенко не являются владельцами Hashflare и не знают, что в ней происходит.

По словам Турыгина, в марте 2016 года они продали фирму шотландской фирме Fast Consult LP (позже переименована в Hashcoins LP, а затем Hashflare LP). При этом, как утверждает основатель сервиса, они еще два года продолжали оказывать компании IT-услуги и техническую поддержку.

Сооснователь Hashcoins/Hashflare Иван Турыгин.  Фото: Patrik Tamm

“Мы действительно разработали и запустили сервис облачного майнинга в далеком 2015 году. В конце того года нам поступило предложение о продаже, в результате чего в 2016 году были осуществлены сделка и передача сервиса в британскую компанию. Мы не можем ответить на все ваши вопросы, так как не владеем в полной мере информацией относительно текущей деятельности облачного сервиса HashFlare, компании HashFlare LP», - написал Турыгин.

От лица шотландской фирмы с журналистами общался эстонский адвокат Юри Сирель, который отказывается говорить, кто теперь является конечным бенефициаром компании.

Согласно данным коммерческого регистра Великобритании, с 11 марта 2018 года по 7 октября 2020 года человеком, которому принадлежало не менее 75% компании Hashflare LP, был Анатолий Шейпак. Человек с таким именем и эстонским личным кодом есть в эстонском коммерческом регистре. Он не ответил на запрос ДВ.

Турыгин говорил о компании как о своей, а Потапенко был указан ее директором

Утверждение о том, что с 2016 года Турыгин и Потапенко не имеют отношения к Hashflare и не знают, что происходило в компании, противоречит тому, что Турыгин говорил раньше. В декабре 2017 года ДВ делали с ним интервью, в котором также задавали вопрос: почему контракты были изменены с бессрочных на одногодичные. Турыгин говорил о компании, как о своей.

Фрагмент из интервью:

"Ярослав Тавгень: К нам обратился один источник, он говорит, что когда покупалась услуга аренды майнинга, в договоре было сказано, что право на долю этого майнинга - оно бессрочно. А в сентябре этого года вы выпустили сообщение о том, что всё, что было раньше бессрочно, в течение года аннулируется.

Иван Турыгин: Не аннулируется. Мы, значит… Поясню. Бессрочные контракты - это был для нас своего рода маркетинговый такой шаг. По мере того как прибавлялось количество пользователей в сети биткойн и участников в майнинге, более-менее ровно изменялся курс роста биткойна и увеличилась сложность добычи биткойна. То есть, получалось таким образом, что, проинвестировав в оборудование в “день икс”, оно переставало быть эффективным где-то через полтора-два года. <...> твой аппарат, купленный сегодня, через полтора года потреблял электроэнергии больше, чем вырабатывал криптовалюты и, соответственно, становился невыгодным, и ты его просто выключал и относил на помойку. И это продолжалось довольно-таки длительный период времени, после чего наступил <...> колоссальный скачок цены на биткойн, который подтянул за собой рост других криптовалют. И мы посмотрели и поняли, что эти бессрочные контракты - они, с точки зрения экономики нашей компании, нам невыгодны.

Иван Турыгин, в интервью 2017 г.

Бессрочные контракты - это был для нас своего рода маркетинговый такой шаг.

<...> Понимаете: оборудование - ты вот человеку продал мощность, и она сейчас ему добывает, добывает, добывает, но наступит момент, когда майнер выйдет из строя. Он всё равно от перегрева или от усталости, или от старости умрёт. А у нас были так называемые lifetime contract’ы. Пожизненные. Поэтому мы решили от них отказаться. Мы решили [их] лимитировать также на год.

<...> Вот, собственно, такое было принято решение. И… Был ряд недовольных. И… эти люди писали кучу комментариев и негодований… Однако… Могу сказать, что большая часть, больший процент наших покупателей продолжает с нами майнить. И счастливы.

Те, кто был недоволен, задавали два вопроса. Первое - насколько это законно? Обещаешь бессрочно, а в итоге меняешь условие договора, который уже подписан. И - насколько этично?

Ну, у нас изначально в условиях, которые прописаны в Terms of sale, было заложено, что мы имеем право в случае, если изменится конъюнктура рынка, если это нам станет невыгодно, изменить условия. <...> Мы сели посчитали экономику - такими темпами мы станем убыточной компанией. Мы будем иметь обязательства пожизненно человеку выплачивать ему майнинг и должны будем за свои средства докупать ещё оборудование, чтобы он всю жизнь получал биткойны.

Изначально не нужно было тогда говорить о бессрочности.

Возможно. Возможно, это наш недосмотр. Возможно, надо было изначально… Да. Насколько это этично...? Это бизнес. Иначе фирма могла прийти к банкротству.

<…> Мы решили ограничить это вот так - годовыми контрактами, нежели чем вводить дополнительную плату за заключение договора или ещё что-нибудь в этом роде.

Иван Турыгин, в интервью 2017 г.

Возможно, это наш недосмотр. Возможно, надо было изначально… Да. Насколько это этично...? Это бизнес.

<…> Я понимаю, конечно, что неприятно, когда в одностороннем порядке контрагент меняет условия. Но с другой стороны, они смотрят на баланс своих кошельков? Какие суммы они проинвестировали и сколько они уже заработали с помощью нашего облачного майнинга? Грех жаловаться. Грех жаловаться! Это сверхжадность, да? Вот тут возникает вопрос этики. Поэтому… Вот так."

(Эти цитаты не вошли в финальный текст, который был посвящен нашумевшему тогда криптобанку Полибиус. Запись разговора имеется в редакции - ред.).

Есть и другие свидетельства, указывающие на связь Турыгина и Потапенко с компанией.

Например, и после марта 2016 года (когда компания, по словам Турыгина, была продана) клиенты продолжали переводить деньги на эстонскую фирму HashCoins Trade OÜ, принадлежащую Турыгину и Потапенко (счета имеются в распоряжении редакции). Турыгин объясняет это тем, что их фирма еще какое-то время оказывала шотландской компании услугу по принятию средств, поскольку у той не было расчётных счетов в банках.

В мае 2016 года, после того, как компания была продана, клиенты получали счета с реквизитами прежнего владельца.  

Кроме того, сервис Wayback Machine (archive.org - архив интернета, показывающий прошлые версии сайтов) показывает, что в апреле 2018 года, то есть спустя два года, после того как, по утверждению Турыгина, сервис был продан, на сайте hashflare.io Сергей Потапенко был указан как директор компании.

Скриншот сайта Hashflare на 1 апреля 2018 года, где Сергей Потапенко указан директором компании.  

Турыгин утверждает, что новый владелец бизнеса не стёр имени Потапенко по ошибке.

В период с 2015 по 2018 годы компания HashCoins OÜ (ныне Burfa Tech OÜ) получила оборот около 30 миллионов евро. Прибыль - около 15 миллионов евро.

По словам Турыгина, HashCoins/Burfa Tech OÜ занимается разработкой программного обеспечения, а также проектированием и строительством дата-центров и управлением ими. “В рамках подразделения дата-центров мы также занимаемся промышленной добычей криптовалют, но не предоставляем услуги облачного майнинга”, - написал Турыгин.

Полиция начала расследование

По словам представителя Hashflare Юри Сиреля, на компанию через разные инстанции (суд, арбитраж) подавали жалобы около 200 человек. “Жалуются, в основном люди, которые не смогли заработать деньги из-за падения курса криптовалют, зато когда они росли, эти же самые люди зарабатывали и выводили деньги через Hashflare. 99% дел в судах и арбитражах мы выиграли”, - говорит он.

Поданы и жалобы в эстонскую полицию. По словам пресс-секретаря Департамента полиции и погранохраны Леаны Лойде, сейчас ведётся уголовное расследование на предмет того, имело ли место мошенничество в случае с сервисом облачного майнинга Hashflare. Она не уточнила, в отношении каких конкретно компаний или лиц начато расследование.

«Несколько человек обратились в полицию с подозрением, что может иметь место инвестиционное мошенничество. Факты проверяются в рамках уголовного производства. Подозрений никому предъявлено не было. Дать более подробную информацию в интересах следствия не представляется возможным», - сказала она.

Законность договора сомнительна

Главной претензией многих инвесторов в Hashflare был тот факт, что компания в одностороннем порядке задним числом изменила условия договора (с бессрочного на одногодичный). ДВ спросили юристов, законно ли так делать.

Пяйви Маргна, адвокат бюро LMP:

В преамбуле к “Условиям предоставления услуг” написано, что компания оставляет за собой право в любой момент изменить любое условие договора, и пользователь сам обязан проверять, не изменилось ли что-нибудь. Дальнейшее использование клиентом сервиса рассматривается как согласие с новыми условиями. <...> Речь идёт о типовом условии в значении статьи 35 части 1 Обязательственно-правового закона.

Типовое условие является ничтожным (согласно статье 42 Обязательственно-правового закона), если <...> неразумно причиняет вред другой стороне договора - в первую очередь, в том случае, если баланс прав и обязанностей серьёзно нарушен.

В случае договора, стороной которого является потребитель (договор Hashflare с клиентами рассматривает их именно как потребителей - ред.), типовым условием, неразумно наносящим вред, является условие, которое предусматривает право <...> изменять в одностороннем порядке условия договора без причин, указанных в законе или договоре (статья 42 часть 3 пункт 14).

Согласно правовой литературе, если основания для изменения договора указаны в типовых условиях очень общо, и из-за этого невозможно заранее прогнозировать, в каком случае может возникнуть то или иное право, то столь неопределённо сформулированное условие может и не быть частью договора.

Всё вышеперечисленное касается также пункта 5.6 договора. (прим. ред. - пункт, по которому компания оставляет за собой право изменить дату начала и срок договора).

Ничтожность типового условия не означает, что сразу наступают правовые последствия. Признание условия договора ничтожным - прерогатива суда.

Маргус Сорга, адвокат BNT

Нельзя утверждать со 100%-й уверенностью, однако такое одностороннее изменение условия договора может оказаться ничтожным, т.е. недействительным с самого начала. В таком случае действовать будет изначальный пункт договора (пожизненный контракт), и клиент может требовать этого в суде. Клиент лишился значительной части того, что ему пообещали в договоре.

Отзывы клиентов Hashflare

“Реклама Hashflare не соответствовала действительности”

Сергей Семёнов, инвестор из России

Было вложено и впоследствии потеряно 10 000 долларов. Лимит на вывод в 0,05 биткойна фактически и заставил меня вложить такую большую сумму, т.к. он провоцировал покупать большие мощности. Реклама Hashflare не соответствовала реальности (они обещали только прибыль и не указали, что можно потерять деньги), вот я и купился. А договор во многих пунктах противоречил эстонским законам, ну и никаких доказательств того, что оборудование вообще было, они не предоставили. Chargeback (возврат денег) банк делать отказался. В полиции Эстонии, говорят, завели дело. В нашу полицию не обращался, т. к. находится эта компания в Эстонии.

“Потерял 14 000 долларов”

Анвар Сиам

Очень плохой опыт с ними. Я купил 8 контрактов и вложил в них все свои сбережения, а также сбережения своей семьи. Через 3 месяца всё остановилось, и я получили совсем мало биткойнов. Таким образом потерял 14 000 долларов. Они просто взяли наши деньги и сбежали.

Самое читаемое