Поделиться:

Документы, жилье, работа: как украинские беженки и их семьи обживаются в Таллинне

Ольга Сабанска, прибывшая в Эстонию из Киева, в одном из таллиннских кафе.Фото: Andras Kralla

На сегодня Эстония приняла уже почти 35 000 украинских беженцев. Это больше, чем Франция, Великобритания или Финляндия, примерно столько же приняла Швеция. Большинство вынужденных переселенцев – женщины и дети. С теми, кто бежал от ужасов вторжения, а теперь пытается устроиться на работу и снять жилье на новом месте, побеседовала для ДВ Мирослава Кононенко.

Только небольшая часть беженцев прибыла именно в Эстонию случайно. Украина с Эстонией не имеют общих границ, их разделяют тысячи километров и три других европейских государства: Польша, Латвия и Литва. Единственный общий сосед - Россия, ехать через которую украинцы решаются только в самых отчаянных обстоятельствах. Большинство вынужденных переселенцев совершает "марш-бросок" через половину ЕС, уже имея конкретную цель. Они бегут от войны к кому-то: у одних в Эстонии работают мужья, у других тут живут взрослые дети, родственники, друзья или знакомые.
“Из всего полностью забитого эвакуационного автобуса, который выезжал из Варшавы в Таллинн, только восемь человек предупредили, что их в Эстонии встречать некому. И даже у них в стране были хотя бы знакомые”, - рассказывает одна из беженок. Сама она сначала попала в Пярну на регистрацию, временное жилье ей смогли выделить в Хаапсалу. В столице женщина оказалась, когда ее живущая в Эстонии крестница смогла найти квартиру через волонтеров.
Дома занималась творчеством, в Таллинне - стала уборщицей
Катерина Борейш из городка Першотравенск в Днепропетровской области прибыла в Таллинн 23 марта. Из Украины она уехала вместе с 12-летним сыном и комнатной собачкой. Муж остался дома ухаживать за пожилой матерью. В Таллинне у Катерины уже два года живет и работает старшая дочь.
“Мы еще были в Украине, как она кинулась искать нам с сыном квартиру в аренду, - рассказывает Борейш. - И это была еще та проблема! Множество звонков и везде отказы: с животными не сдаем, с детьми тоже... Или да, сдаем, но не меньше чем на год с обязательной суммой маклеру и депозитом – суммарно около 1000 евро. А снимать на год мало кто из беженцев согласится. Война же может раньше кончиться”.
Катерина нашла работу в клининге на предприятии Smarten Logistics.Фото: Andras Kralla
В итоге, Катерина прибыла в Таллинн раньше, чем жилплощадь удалось найти. Несколько недель всей семье пришлось ютиться в однокомнатной квартирке, которую снимают дочь с мужем. От мысли воспользоваться программой поддержки военных беженцев Борейш отказалась, потому что не хотела снова разлучаться с родными: к концу марта эстонская столица уже не принимала вынужденных переселенцев, ближайшие варианты бесплатного жилья предлагали в Нарве и Хаапсалу.

Я знакома с девочками, которые приехали раньше меня, но до сих пор не могут уладить все формальности.

Катерина Борейш
прибыла в Эстонию из Украины в конце марта
“В итоге мы нашли “однушку” за 350 евро плюс коммуналка, – говорит Катерина. – Мне повезло, что я очень быстро смогла оформить все документы: получила исикукод, разрешение на проживание, открыла счет в банке. Я знакома с девочками, которые приехали раньше меня, но до сих пор не могут уладить все формальности”.
Жизнь на новом месте и оплата аренды требуют денег, поэтому Катерине пришлось срочно искать работу. Она признается, что дома в Украине нужды в этом не было, муж хорошо зарабатывал, хватало на жизнь и отдых в теплых странах. Сама она посвящала время любимому хобби - рукоделию. В Эстонии женщине пришлось откликнуться на ту вакансию, которую удалось найти – устроиться уборщицей на складе. Теперь она думает, куда пристроить 12-летнего сына, чтоб не оставлять мальчика одного на целый день.
Подкинули идею оформиться предпринимателем
Марина Нерух выехала из города Белая Церковь под Киевом вместе с 16-летней дочерью на следующий день после первых ракетных обстрелов окрестностей столицы. Простояв 12 часов в набитой электричке, семья добралась до Западной Украины, но и там остаться побоялась. В Таллинне у Марины была знакомая, которая написала, что ее работодатель готов бесплатно селить украинцев и дать им работу в супермаркете. Предложение показалось заманчивым, и мать с дочерью отправились в Эстонию.
Марина Нерух с дочерью в однокомнатной квартире на улице Юмера. Марина собирается работать в Таллинне парикмахером.Фото: Andras Kralla
“Большая часть сбережений, что я имела при себе, ушла на обустройство быта в хостеле, в котором нас поселили, – рассказывает Марина. – Пришлось покупать посуду, тарелки-ложки-сковородки, продукты – питались тоже за свой счет. Месяц ушел на оформление всех документов. Я многого не знала, постоянно спрашивала, надоедала, наверное, этим бедным эстонским волонтерам. Хотелось, конечно, зайти в один кабинет и все там решить – но такой возможности не было. А когда я пришла, наконец, с документами устраиваться в маркет на работу, мне предложили 600 евро в месяц. Из хостела при этом тоже попросили съехать. Но на такую сумму прожить двоим просто нереально!”

Когда я пришла, наконец, с документами устраиваться в маркет на работу, мне предложили 600 евро в месяц.

Марина Нерух
По словам Марины Нерух, в Украине она подрабатывала парикмахером, принимала клиентов на дому. Тем же она хочет снова заняться на новом месте. “Я мужской мастер. И мне подкинули идею, что можно оформить статус предпринимателя, арендовать рабочее место-кресло и так зарабатывать. А дочка уже плачет и хочет возвращаться домой. Нет компании, чужая страна. Она ходит учиться в местное ПТУ, но это громко сказано – "учиться". Говорят, будут организовывать в Таллинне школу для наших детей с украинскими учителями – хорошо было бы ей туда попасть.”
Я не гордая: подрабатываю в клининге, хочу в логистику
Ольга Сабанска приехала в Эстонию из Киева 7 марта. Она лучше подкована в местной бюрократии, чем другие героини. В Киеве женщина была членом правления эстонского землячества, в Таллинне у нее живут родственники. Когда началась война, вопрос "куда бежать?" перед ней не стоял. Правда, добраться до Эстонии вместе с родителями было нелегко, путь занял неделю. Сначала семья эвакуировалась на запад Украины, оттуда выехала в Румынию, затем в Польшу и только после этого сумела добраться до Эстонии.

Девочки смеются, что война может быстрее закончится, чем работа найдется.

Ольга Сабанска
приехала в Эстонию из Киева в начале марта
“Эстонцы большие молодцы! Нужно отдать должное их выдержке: организовали эвакуационные автобусы, бесплатный проезд и поселение с питанием. Не знаю ни одного случая, чтобы людей оставили без крыши над головой и еды. Но я понимаю, что в процессе обслуживания такого количества беженцев, естественно, возникают проблемы, - рассказывает Ольга. - Мы на месяц были обеспечены всем необходимым, у нас было время общаться с другими женщинами с Украины, мы делились новостями и опытом. Вместе нам было легче пройти все этапы регистрации и получения статуса военного беженца, чем тем, кто жил у знакомых или снимал жилье. Хотя сейчас я слышала, что вновь прибывшим быстрее все оформляют – не за месяц, а за неделю. Значит, Эстония все "разрулила"”.
Ольга уже ходила на собеседование в логистическую компанию. Она надеется, что вскоре снова вернется к прежней специальности.Фото: Andras Kralla
При этом Сабанска подтверждает, что у беженок до сих пор возникают вопросы с оформлением социальной помощи, записью к врачам, медстраховкой и постановкой на учет на бирже труда. “Я в Киеве работала в сфере экономики и логистики, а тут по приезду почти сразу устроилась в клининговую компанию – мы не гордые, деньги же нужно зарабатывать. Это подработка, все же работать я планирую по специальности. И вот: сначала нужно зарегистрироваться на бирже труда, дождаться когда выделят личного куратора, который должен помочь составить резюме. Записаться к нему и опять ждать приема. Девочки смеются, что война может быстрее закончится, чем работа найдется”, - делится опытом Ольга.
В итоге многие ухитряются быстрее отыскать вакансии самостоятельно. Сама Сабанска уже ходила на собеседование в логистическую компанию. Теперь она надеется, что вскоре снова вернется к прежней специальности.
Поделиться:
Еще один производитель чипов предрекает сложные времена
Производитель чипов оперативной памяти Micron Technology снизил свой прогноз на третий квартал, предупредив, что свободный денежный поток компании в четвертом квартале будет отрицательным, пишет
Производитель чипов оперативной памяти Micron Technology снизил свой прогноз на третий квартал, предупредив, что свободный денежный поток компании в четвертом квартале будет отрицательным, пишет
Производство электроэнергии Enefit Green в июле увеличилось на 18%
В июле Enefit Green произвела 68,7 гигаватт-часов электроэнергии, что на 18% больше по сравнению с тем же периодом прошлого года, пишет
В июле Enefit Green произвела 68,7 гигаватт-часов электроэнергии, что на 18% больше по сравнению с тем же периодом прошлого года, пишет
Что жители Эстонии думают о феминизме?
Неравноправие мужчин и женщин – проблема, которая является актуальной по сей день. Но так ли считают жители Эстонии или для кого-то феминизм – движение, уже не нужное в наши дни? Мы расспросили жителей об отношении к феминизму людей разного возраста и пола.
Неравноправие мужчин и женщин – проблема, которая является актуальной по сей день. Но так ли считают жители Эстонии или для кого-то феминизм – движение, уже не нужное в наши дни? Мы расспросили жителей об отношении к феминизму людей разного возраста и пола.
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Дымовая завеса: кому выгодна склока вокруг танка?
О том, что к осени цены на самое необходимое, включая электричество, вырастут настолько, что это грозит социальными потрясениями, политики всех без исключения партий заговорили еще несколько месяцев назад. Готовых решений, которые дали бы немедленный результат, ни у кого из них не было. Нарвский танк в качестве альтернативной повестки оказался как нельзя кстати, считает журналист и редактор ДВ Олеся Лагашина.
О том, что к осени цены на самое необходимое, включая электричество, вырастут настолько, что это грозит социальными потрясениями, политики всех без исключения партий заговорили еще несколько месяцев назад. Готовых решений, которые дали бы немедленный результат, ни у кого из них не было. Нарвский танк в качестве альтернативной повестки оказался как нельзя кстати, считает журналист и редактор ДВ Олеся Лагашина.
Дымовая завеса: кому выгодна склока вокруг танка?
О том, что к осени цены на самое необходимое, включая электричество, вырастут настолько, что это грозит социальными потрясениями, политики всех без исключения партий заговорили еще несколько месяцев назад. Готовых решений, которые дали бы немедленный результат, ни у кого из них не было. Нарвский танк в качестве альтернативной повестки оказался как нельзя кстати, считает журналист и редактор ДВ Олеся Лагашина.
О том, что к осени цены на самое необходимое, включая электричество, вырастут настолько, что это грозит социальными потрясениями, политики всех без исключения партий заговорили еще несколько месяцев назад. Готовых решений, которые дали бы немедленный результат, ни у кого из них не было. Нарвский танк в качестве альтернативной повестки оказался как нельзя кстати, считает журналист и редактор ДВ Олеся Лагашина.