Владения Аллана Калдоя в Нарве: центральная «башня» пока пустует, слева и справа от нее кипит жизнь.Фото: Николай Андреев

Секретный завод снова меняет город

В центре Нарвы, на углу улиц Кереса и Линда расположен квартал, в котором соседствуют машиностроительный завод, телевизионная студия, две клиники, театр, центр для стартаперов, выставочный зал, а над всем этим возвышается заброшенная девятиэтажная башня.

Эти, казалось бы, несвязанные между собой объекты расположены на территории бывшего секретного опытного завода «Балтиец», он же «Почтовый ящик №2», который появился здесь в 1947 году. Завод был обнесен забором, за которым была устроена контрольно-следовая полоса. Желающих работать здесь предварительно проверяла госбезопасность. Завод подчинялся Министерству среднего машиностроения СССР, которое вело советскую ядерную программу.
Завод построили у железной дороги, и в нем даже было депо, внутрь которого можно было загнать железнодорожный вагон, чтобы без посторонних глаз загрузить его секретной продукцией, опечатать, прицепить к поезду и отправить в нужную точку Советского Союза.
Но производили на «Балтийце» и мирные изделия, например, здесь впервые на территории Эстонии наладили производство компьютеров. С 1988 года ЭВМ Juku выпускали для использования в школах.
Прошлое секретного завода буквально валяется под ногами. Но многие артефакты уже переехали в музей.Фото: Николай Андреев

Отбор арендаторов и годы переговоров с ними

Сегодня на этой территории продолжают работать различные компании, в том числе завод Fortaco Estonia, один из крупнейших работодателей Нарвы, ведущий свою историю от «Балтийца». Часть старых зданий снесли, ушла в историю часть забора, знакомого, наверное, каждому нарвитянину. На территории появился новый цех. Одно из зданий – с огромным портретом Яака Йоала на стене – принадлежит муниципалитету, здесь располагается городской архив, а остальные помещения сдаются в аренду множеству разных фирм и учреждений.
Административный корпус «Балтийца» с проходной и столовой лет десять назад выкупила компания Linda Kaks. Через другие свои фирмы Linda Kaks на 26% принадлежит архитектору Индреку Тийги и на 74% – предпринимателю Аллану Калдоя. Он много лет упорно реализует свой план: создать в этой части бывшего военного завода экосистему, какой в Нарве еще не было.
В недвижимости Аллана Калдоя сейчас работают в одном здании Фонд интеграции, Дом эстонского языка, представительство Совета министров Северных стран, клиника мужского здоровья, входящая в состав Клиники Тартуского университета, инновационный хаб Objekt. В другом здании – нарвская студия ERR, театральный центр Vaba Lava и кафе Alex Kohvik (раньше у помещений кафе был другой оператор, и кафе называлось «№2», в память о «Почтовом ящике №2»). А между этими зданиями стоит заброшенная пока девятиэтажка.
Кафе резко контрастирует с тем, что осталось от «Почтового ящика №2».Фото: Николай Андреев
«У меня нет, как у всех, цели максимизации оборота с квадратного метра. Я стараюсь создать здесь единый организм, чтобы траектория развития города пошла немножко в другую сторону, чем она шла бы без этого здания, – объясняет Аллан Калдоя философию своего комплекса. – У меня требования такие, что арендатор должен либо делать в Нарве что-то, чего в городе еще нет, либо делать что-то, что уже есть, но на современном уровне, на уровне XXI века. Я их, на самом деле, выбираю».
В идеале, по его словам, каждый арендатор должен быть способен на какое-то сотрудничество с другими арендаторами, чтобы создавался целостный организм.
На переговоры с каждым арендатором, который уже работает в здании, ушло, в среднем, четыре-пять лет, рассказывает владелец необычной недвижимости.
Часть экспозиции Нарвского музея внутри «Балтийца». Эти бытовые приспособления для кухни и ванной комнаты тоже производили здесь.Фото: Николай Андреев

Артефакты ушедшей эпохи

Пустующую девятиэтажку планируется превратить в современный отель. А пока внутри пылится еще много артефактов ушедшей эпохи, даже при том, что многие уехали отсюда в Эстонский музей прикладного искусства и дизайна.
Экскурсии по «Балтийцу» сейчас проводит Нарвский музей. Но для читателей ДВ экскурсоводом выступил сам владелец здания Аллан Калдоя.
Большое здание изнутри выглядит разгромленным. Здесь холодно, на полу куски штукатурки, но в нескольких комнатах можно увидеть знакомые бытовые предметы, которые производили на этом заводе.
Аллан Калдоя в кабинете директора «Балтийца».Фото: Николай Андреев
Кабинет директора «Балтийца» – это целая квартира с видом на завод с высоты. Кроме, собственно, кабинета, который мог закрываться изнутри на замок, здесь были туалет и душевая, кухня, приемная. В кабинете остались папки с надписью «к заседанию», телефоны без диска – для связи с конкретными подчиненными и, видимо, с руководством в Москве.
Но здесь же фото последнего директора того старого «Балтийца» и рядом с директором на фото – эстонский и датский флажки. Тогда завод уже назывался Balti ES и принадлежал иностранной компании. Затем в ходе продаж и слияний компаний-владельцев, он сменил название на Hiab Balti, затем на Cargotec Estonia, остановившись на Fortaco Estonia.

Живая метафора экономики, в которой работал старый «Балтиец»: все часы в здании стоят, но показывают одно и то же время, поскольку они управлялись с одного пульта и остановились все одновременно.

На складе сохранилось много оборудования, о назначении которого можно только догадываться. Есть даже нераспакованные приборы, которые лежат здесь с советского времени.
В заводской кассе стоят два больших сейфа для денег – один из них даже закрыт. Здесь через маленькое зарешеченное окошко в стене выдавали зарплату. Над окошком табличка: «Инвалиды и ветераны Великой Отечественной войны обслуживаются вне очереди». Но финансовые документы, которые лежат на столах кассиров, – уже в эстонских кронах. Есть даже бумаги 2004 года, тогда здесь еще теплилась жизнь.
Здесь хранились рубли, а потом кроны для зарплаты работникам завода.Фото: Николай Андреев

Отель с видом на несколько городов

Когда пустующее здание начнут перестраивать в четырехзвездочный отель, останется только его «скелет» из бетонных столбов. Экспертиза показала, что бетон в нормальном состоянии, но где-то протекает крыша, и долго откладывать реконструкцию не стоит.
Вместо кирпичного заполнения стен, которое уже крошится, запланированы панорамные окна. Ресторан и лобби-бар разместятся на месте заводской столовой, а на крыше будет кафе, как говорит Калдоя, с лучшим в Ида-Вирумаа видом. Отсюда можно будет увидеть не только всю Нарву, но и Нарвское водохранилище целиком, и соседние города по обе стороны границы.
Но прежде всего для этого нужно будет выселить с крыши чаек, которые активно обороняют от рабочих свое привычное место гнездования. По словам Калдоя, сейчас он готовит здание к передаче арендатору, который и будет создавать в нем гостиницу.
«План такой, что если все будет идеально (что в жизни редко бывает, но планы нужно строить именно так), то через два года здесь будет гостиница – весной 26-го года», – говорит Аллан Калдоя.
Секретный завод десятилетия назад не только выпускал, но и разрабатывал высокотехнологичную продукцию тех времен.Фото: Николай Андреев

Свой «маленький сад»

Аллан Калдоя, показывая на Дом эстонского языка, который арендует у него помещения, вспоминает, что в начале 90-х, когда он был подростком, на этом заводе работал его друг Сергей.
«Он старался выучить эстонский, ходил на какие-то курсы, но система мотивации была устроена так, что ты получаешь обратно деньги за курсы, если ты сдаешь. Если не сдаешь, нужно снова идти на курсы. А экзамены принимали те же, кто зарабатывал деньги на обучении, у них была мотивация не пропускать людей, – рассказывает Калдоя. – Мой друг Сергей, может быть, был не самым большим лингвистом мира, но он старался. Он три раза провалился и лет 15 назад стал гражданином России. Был бы тогда здесь Дом эстонского языка, может быть, был бы у нас еще один эстонский гражданин».
Портреты передовиков кто-то положил на стопку легких алюминиевых решеток. Раньше эти конструкции украшали потолок в административном корпусе завода.Фото: Николай Андреев
Калдоя рассуждает, что в Нарве много групп населения, которые видят мир по-разному. Есть молодежь, которая ему близка, есть люди с совсем другим мировоззрением, и им друг друга не понять:
«В российской культуре нет такого, чтобы строить бизнес долго, потому что кто-нибудь придет и отберет. Украсть или отнять – вот вся мотивационная цепочка. Ну, или быть с теми, кто в силе, и жить под их крышей. Поэтому очень многие люди здесь не понимают, зачем такие вещи тут делать. У них нет опыта такой культуры, они не видят такого способа создавать, – говорит Калдоя. – Я, например, вижу. И по сравнению с обычным интернет-комментатором у меня карман поглубже, я не должен за год все отбить и получать прибыль».
«Говорят, что человек в каком-то возрасте должен начать ухаживать за садом, начать создавать свой маленький мир, смотреть, чтобы там все было так, как ему нравится. Чтобы все было красиво и складывалось в общую картину его жизни. Вот это мой маленький садик», – показывает он.
И тем, как этот сад растет, Калдоя, доволен. Он перечисляет достижения своих арендаторов, особенно гордясь тем, что проходящий в нарвском Vaba Lava «Фестиваль свободы» получил за прошлый год главную премию «Капитала культуры» в театральной сфере. Калдоя является председателем совета и одним из основателей Vaba Lava – сначала в Таллинне, потом в Нарве.
Бывшая заводская столовая, будущий ресторан отеля.Фото: Николай Андреев

Каникулы у бабушки

Аллан Калдоя родился в Нарве в 1979 году, но в школу пошел уже в Таллинне. Его отец был одним из руководителей эстонской энергетики, а в современной Эстонии создал и позднее продал Silberauto (представительство Mercedes). Его нынешняя фирма переоборудует автомобили в специальные, например, в машины скорой помощи.
Мать Аллана родом из Нарвы, и его дед по материнской линии был директором Балтийской электростанции, а бабушка работала с городскими финансами Нарвы (в состав которой тогда входил и курортный поселок Нарва-Йыэсуу).
«Я приезжал сюда каждое лето к бабушке, которая до сих пор живет в Усть-Нарве. Ей 93 года, летом будет 94, – рассказывает Аллан Калдоя. – Я тут рос, у меня очень много местных друзей с улицы. Если ты летом три, три с половиной месяца живешь в Усть-Нарве, ты должен выучить русский язык. Чему не научила бабушка, когда читала сказки по-русски, я выучил на улицах».
По его словам, он мог бы написать книгу «Лето 80-х в Усть-Нарве». «Там старые евреи научили меня играть в преферанс – я неплохо играю. Там были композиторы, актеры, балетмейстеры, какие-то военные и еще люди в престарелом возрасте, которые, по-моему, жили по ту сторону закона. Они рассказывали такие истории, что я – маленький мальчик – слушал и удивлялся, как такое возможно. Это все во мне живет».

Аллан Калдоя по образованию политолог, а также имеет степень магистра в области юриспруденции и антропологии религии.

16 лет назад Калдоя с партнерами создали страховую компанию Smart Kindlustusmaakler, вывели ее на третье место на местном рынке по автострахованию и каско и теперь продали европейскому лидеру в этой сфере. Также Калдоя владеет долей в компании Roheline Laine, которая оказывает услуги различным страховым компаниям и в этой нише занимает больше 50% рынка в Эстонии и заметную долю в Латвии:

«Когда у вас сдулось колесо в машине или труба дома лопнула, вы думаете, что звоните в страховую компанию, но на самом деле вы звоните нам. Страховая – это бренд, она продает полис, но саму работу делаем мы», – объясняет Аллан Калдоя.

То, что не купишь за деньги

«Деньги – самый простой эквивалент энергии. Таких эквивалентов, на самом деле, много, – говорит Аллан Калдоя. – И когда у тебя полный зал на спектакле, люди плачут от радости… Энергию, которая в тебя влетает в этот момент, за деньги не купить».
Это и заставляет его делать то, чем он занимается в Нарве. Но не только это:
«Я патриот свободной Эстонии. Для меня важно, чтобы тут была Эстония, а не какая-то другая страна. Граница – это место, где два разных мира встречаются. Если нас тут не будет, граница будет в каком-то другом месте. Это прямая логика, по-моему».
По его мнению, в Нарве есть очень талантливые молодые ребята, которые хотят узнавать о мире, получать новые умения, открывать для себя будущее. «И этим нужно заниматься, тут на месте, а не из Таллинна приезжать и говорить, что у вас большой потенциал», – считает он.
Аллан Калдоя рассказал, что совещался с родными и с соратниками и решил начать в Нарве с театра, поскольку таллиннский Vaba Lava в Теллискиви показал, что вокруг театра растет разнообразный бизнес. Калдоя рассматривал для этого разные места в Нарве, но в итоге купил кусок бывшего «Балтийца». Точная его стоимость, по словам хозяина, – секрет, но значительно меньше, чем полмиллиона евро – за 11 500 заброшенных квадратных метров.
«Конечно, мы быстро поняли, что театр – это половина одного крыла здания. А что делать с остальным? – вспоминает, смеясь, Калдоя. – Здание большое, в центре Нарвы. И так этот пазл начал собираться».
Статьи по теме

Местный производитель косметики: нужно преодолеть менталитет «лягушачьего пруда» Новая серия статей «Тур по малым фирмам»
Для одного все началось с автозагара, которого нигде не было в продаже. Для другого – с токсичных паров клея, раздражающих глаза. Теперь они настоящие завоеватели мира: отечественную косметику можно найти в США, Дубае и по всей Европе, и темпы не снижаются.
Для одного все началось с автозагара, которого нигде не было в продаже. Для другого – с токсичных паров клея, раздражающих глаза. Теперь они настоящие завоеватели мира: отечественную косметику можно найти в США, Дубае и по всей Европе, и темпы не снижаются.
Три компании, акции которых взлетят в ближайшее время
Аналитики обратили внимание на три акции, которые вот-вот взлетят.
Аналитики обратили внимание на три акции, которые вот-вот взлетят.
Блог Райво Варе: борьба кланов в России или зачем Путин затеял перестановки в «кремлевских башнях»
В ходе смены правительства режима Владимира Путина несколько фигур были сняты и были распределены новые административные вотчины. В 36-й записи своего военного блога обозреватель Райво Варе пишет, кто и куда переместился и что означают эти игры в кремлевской иерархии власти.
В ходе смены правительства режима Владимира Путина несколько фигур были сняты и были распределены новые административные вотчины. В 36-й записи своего военного блога обозреватель Райво Варе пишет, кто и куда переместился и что означают эти игры в кремлевской иерархии власти.
Красильщик и Поливанов о деньгах и российских эмигрантах: «Люди приезжают в новые места и создают хорошие вещи»
Илья Красильщик и Александр Поливанов уверяют, что ничего не понимают в деньгах – и именно благодаря этому стали ведущими одних из самых популярных подкастов о личных финансах на русском языке «Деньги пришли» и «Два по цене одного». О новой волне российской эмиграции, корпоративной Москве, журналистских стартапах в условиях войны и советах от Алексея Навального с ними побеседовали ДВ.
Илья Красильщик и Александр Поливанов уверяют, что ничего не понимают в деньгах – и именно благодаря этому стали ведущими одних из самых популярных подкастов о личных финансах на русском языке «Деньги пришли» и «Два по цене одного». О новой волне российской эмиграции, корпоративной Москве, журналистских стартапах в условиях войны и советах от Алексея Навального с ними побеседовали ДВ.