История строительства аквапарка в Нарва-Йыэсуу куда более извилиста, чем его горки.Фото: Николай Андреев

Молчание – знак согласия? Строитель на 165 000 евро выполнил работы, которые ему официально не заказывали

Первый в Ида-Вирумаа аквапарк, построенный как часть спа-отеля Noorus в Нарва-Йыэсуу, открылся в декабре 2021 года, но строившая его фирма Alir Grupp до сих пор добивается 800 000 евро за проделанную работу.

Руководитель аквапарка говорит, что его компания заплатила больше, чем должна была по договору, а затем разорвала отношения с генподрядчиком – небольшой таллиннской компанией Ecoheat Trading, поскольку объект был далек от завершения.
После ухода генподрядчика фирма-субподрядчик Alir Grupp продолжала строить, хотя заказчик потребовал от нее покинуть стройплощадку, а вскоре заказчик даже выставил охрану, чтобы не пускать строителей на объект.
«Я спасал свою работу!» – говорит руководитель и совладелец строительной компании Alir Grupp Алексей Попов, уверенный, что, если бы не он, за зиму 2020-2021 годов недостроенное здание аквапарка пришло бы в негодность.
«Я нисколько не сомневаюсь, что он искренне хотел помочь, – говорит о Попове руководитель Noorus Дмитрий Антонов. – Но не надо было!»
Российский миллиардер Андрей Катков рассказывал, что сам в молодости отдыхал в «Ноорусе», и с этим было связано его решение возродить его в виде Noorus Spa Hotel. Сейчас фактический владелец отеля – его сын Глеб Катков.Фото: Николай Андреев

Вместо оплаченного здания – новые счета

Весной 2021 года тогдашний фактический владелец Noorus, российский миллиардер Андрей Катков лично приехал в Нарва-Йыэсуу разбираться, что происходит вокруг строящегося аквапарка. Судя по рассказам Попова и Антонова, а также по материалам трех судебных дел, в управлении этим строительством царил бедлам.
Накануне визита владельца руководитель отеля и будущего аквапарка Филипп Должков был уволен и уехал домой в Россию, отель и аквапарк возглавил Дмитрий Антонов, который является также начальником службы безопасности Силламяэского порта.

Дмитрий Антонов руководит двумя связанными компаниями: Termak Real Estate владеет недвижимостью, а Noorus является компанией-оператором отеля и аквапарка. Сейчас обе фирмы фактически принадлежат сыну Андрея Каткова, Глебу, через гонконгскую компанию PBL Hong Kong Ltd.

Антонов рассказал, что по договору между заказчиком и генподрядчиком последний должен был сдать аквапарк «под ключ» за сумму 2 млн евро.
«На момент расторжения договора уже было оплачено 2 221 000 евро, – отметил он. – Сроки исполнения договора тоже прошли, а стройка была далека от завершения. При этом ко мне поступили требования от генподрядчика и субподрядчика на общую сумму около 940 000 евро за якобы выполненные работы. Но не было представлено никаких документов».

Стороны пошли по судам

1 апреля 2024 года, после того, как Госсуд отклонил кассационную жалобу, вступило в силу решение Вируского уездного суда, принятое еще в 2022 году. Субподрядчик строительства аквапарка Alir Grupp требовал от Termak Real Estate более 165 000 евро за выполненную работу. Как оказалось – безуспешно.
Ранее, также через суд, генподрядчик строительства Ecoheat Trading требовал от заказчика доплатить ему, стороны заключили компромисс на сумму 75,8 тыс. евро. Alir Grupp, в свою очередь, безуспешно пыталась признать в суде банкротом самого генподрядчика, но, по словам адвоката Alir Grupp Андрея Матвеева, этот процесс еще не завершился окончательно.

Ранее о конфликтах, связанных с этой стройкой, ДВ рассказывали в материале «Горячее лето Noorus Spa: новое руководство, конфликт с подрядчиком, восстановление после пандемии».

По словам Алексея Попова, его фирма Alir Grupp бесплатно работала три месяца. Всего ей недоплатили около 800 000 евро, из них 165 000 – заказчик, а остальное – генподрядчик. Незадолго до завершения стройки тогдашний руководитель аквапарка Филипп Должков расторг договор с генподрядчиком, но субподрядчик (Alir Grupp) продолжил строить.
Алексей Попов заверяет, что спасал строящееся здание аквапарка, когда продолжал работу, хотя от него требовали уйти с объекта.Фото: Николай Андреев

А был ли договор?

Пока Alir Grupp продолжал работать, представитель руководителя аквапарка Должкова на стройке продолжал давать строителям указания, а на строительных совещаниях не только не говорили о прекращении работы, а, напротив, торопили субподрядчика и планировали работу так, будто субподрядчик никуда не уходит, рассказал Попов. И на эти запланированные работы он даже закупил материалы.
Алексей Попов считает, что выполнение работ по указанию сотрудника заказчика фактически означало заключение нового договора, напрямую между его фирмой и заказчиком. Но суд с этим не согласился. В решении суда указано, что договор может быть заключен в устной форме, но для этого заказчик должен принять предложение исполнителя. А в данном случае заказчик не ответил, и неизвестно, получил ли Филипп Должков предложения Алексея Попова. Попов счел, что молчание – знак согласия, и продолжил работы.

Представляете, вы покупаете что-то в магазине, а потом вам говорят, что покупка не считается, потому что продавец здесь – никто.

Алексей Попов
Нынешний руководитель аквапарка Дмитрий Антонов пояснил ДВ, что договориться о чем-то с работником фирмы не означает заключить с ней договор:
«Только член правления представляет фирму как юридическое лицо и может заключать договоры, – говорит Антонов и приводит пример. – Работник отеля, который обслуживает клиента (будь то в баре, на ресепшн или на массаже), тоже в понятии господина Попова представляет фирму как юридическое лицо, и любая договоренность с ним будет иметь правовые последствия?»
Алексей Попов, напротив, удивляется, как такое возможно, что представитель заказчика на стройке на самом деле не имел полномочий поручать что-то субподрядчику:
«Представляете, вы покупаете что-то в магазине, а потом вам говорят, что покупка не считается, потому что продавец здесь – никто».

Доделали работу вопреки прямому запрету

Алексей Попов утверждает, что ему то разрешали продолжить работу, то запрещали. В том числе Филипп Должков прямо и письменно требовал немедленно покинуть объект.
«20 октября я получаю бумагу от Филиппа: все работы прекратить, леса снять. Я прошу уточнить, какие работы мы должны бросить? Мы 12 видов работ делали, – вспоминает Попов. – Нам написали, что до 26 октября нам нужно покинуть стройплощадку, но до этого нужно сделать целый перечень работ – кровлю, обязательно закончить монтаж площадок под горки, снять леса, убрать бытовки… Короче, до 26 октября это было никак не сделать. Но мы постарались, работали в две смены и почти успели. Не успели только парапет на крыше».
Попов поясняет, что 28 октября должны были привезти детали кровли, без которых крыша протекала бы и обязательно пришла бы в негодность за осень и зиму. Также, говорит Попов, по технологии требовалось до зимы выполнить отделку наружных стен, что его компания и сделала. Для этого использовали обогреватели.
Представитель заказчика устно разрешил продолжить работы, рассказал Попов, но кто будет платить за эти работы, стало непонятно.
«На мой вопрос Филипп Должков 27 октября пишет “обращайтесь к генподрядчику”, с которым 9 октября он прекратил все отношения», – поражается Алексей Попов.
В это время репортаж со стройки с рассказом Попова о ситуации сделали местные YouTube-блогеры с канала «Ненарвадушные», после чего охрана перестала пропускать строителей на стройку.
«Мы не ушли, нас еще просили остаться, но перед нами просто закрыли ворота. Мы оставили там материал, часть нашего освещения. Меня не пускали, даже чтобы сдать работы по актам», – рассказал Алексей Попов.

Мы заказали дорогой Mercеdes, а получили помятые «Жигули». Они вроде тоже машина, но мы не ее заказывали, и она нам не нужна. А денег просят, как за Mercedes.

Дмитрий Антонов

Спасли здание или нанесли ущерб?

У нынешнего руководителя аквапарка Дмитрия Антонова множество претензий к качеству выполнения строительных работ. Грунтовые воды просачиваются в здание, а оборудование работает не совсем так, как было задумано. Причем полностью решить проблемы можно, только если снести здание и построить заново. Эти проблемы выявила заказанная Termak Real Estate строительная экспертиза.
Алексей Попов считает, что претензии к нему необоснованы. (Изначально в статье было указано, что фундамент заливала другая компания, из-за ее ошибок отделка стен «пошла волнами». Позднее Попов уточнил, что все эти работы производила его фирма, и он уверен, что они были сделаны правильно - прим. ред.).
Адвокат Матвеев также отмечает, что здание два года успешно эксплуатируется, а перед этим оно получило от городской управы Нарва-Йыэсуу соответствующее разрешение, которое также выдают после проверки. Получается, две экспертизы противоречат другу другу, и нужно решать: или здание непригодно и опасно, или здание сделано качественно и за него надо было заплатить.
«Termak Real Estate заказал аудит на конструктивную, несущую часть здания, – не согласен Антонов. – Аудит установил, что конструктивно здание не опасно и может быть использовано. А экспертиза строительных работ установила, что часть работ выполнена некачественно, т.е. является строительным браком.
Например, кривой фасад, уложенный в минусовую температуру, не мешает эксплуатации здания и никак на нее не влияет. Разумеется, кроме того, что он выглядит страшно и вряд ли простоит даже половину положенного срока. Образно говоря, мы заказали дорогой Mercеdes, а получили помятые «Жигули». Они вроде тоже машина, но мы не ее заказывали, и она нам не нужна. А денег просят, как за Mercedes».
Дмитрий Антонов отмечает, что демонтировать, утилизировать отделку фасада, а затем отделать заново – втрое дороже, чем просто отделать. То есть Alir Grupp не спас здание, а причинил его владельцу вполне реальный ущерб, считает руководитель аквапарка.
По словам Антонова, после ухода с объекта Alir Grupp потребовалось еще 1,7 млн евро на то, чтобы завершить необходимые работы и устранить часть брака. Т.е. аквапарк оказался почти вдвое дороже, чем планировалось.
При этом повис в воздухе вопрос, как получилось, что предусмотренные на строительство аквапарка 2 млн евро, плюс еще 221 000 сверх договора, Termak Real Estate заплатил, но на строительство аквапарка их категорически не хватило. На этот момент указывают и Антонов, и Попов.
Однако искать деньги с помощью суда Дмитрий Антонов не собирается, поскольку генподрядчиком по какой-то причине предыдущий руководитель выбрал маленькую фирму:
«Подача иска в суд к генподрядчику – это трата денег, так как с фирмы, которая не ведет хозяйственную деятельность и не имеет имущества, – ничего не получишь», – разводит руками он.
Статьи по теме

Как производят дроны в России: дочка Путина, детский труд и хлебозавод
Эстония всерьез обсуждает возможность производства ударных дронов по госзаказу. В России их сборка поставлена на поток. Дронами занимаются крупные компании, доля в одной из них принадлежит дочери Путина. Но пока больше мелких, использующих гаражи или даже хлебозавод.
Эстония всерьез обсуждает возможность производства ударных дронов по госзаказу. В России их сборка поставлена на поток. Дронами занимаются крупные компании, доля в одной из них принадлежит дочери Путина. Но пока больше мелких, использующих гаражи или даже хлебозавод.
Аналитики: уже завтра Nvidia может потерять до 200 миллиардов долларов
Завтра производитель чипов Nvidia опубликует результаты первого квартала финансового года, которые, как ожидают аналитики, окажутся более скромными.
Завтра производитель чипов Nvidia опубликует результаты первого квартала финансового года, которые, как ожидают аналитики, окажутся более скромными.
Делов-то: любовь Олега Осиновского и протесты, дроны над Ида-Вирумаа, где Эстонии искать секрет успеха?
В очередном выпуске подкаста «Делов-то» журналисты «Деловых ведомостей» говорят о протестах в Грузии, планируемой в Эстонии конфискации российских активов, а заодно и о том, где на третий год кризиса стране искать новый секрет конкурентоспособности.
В очередном выпуске подкаста «Делов-то» журналисты «Деловых ведомостей» говорят о протестах в Грузии, планируемой в Эстонии конфискации российских активов, а заодно и о том, где на третий год кризиса стране искать новый секрет конкурентоспособности.
Алексей Шишкин: «Европейская Грузия победит. Но у этой победы будет горькое послевкусие»
Проевропейский и продемократический курс в Грузии победит, причем с большой вероятностью не на улицах, а на избирательных участках, полагает живший в Тбилиси журналист ДВ Алексей Шишкин. Но цена этой победы будет выше, чем кажется из Таллинна, а дальнейшие перспективы местной политики – значительно менее предсказуемыми.
Проевропейский и продемократический курс в Грузии победит, причем с большой вероятностью не на улицах, а на избирательных участках, полагает живший в Тбилиси журналист ДВ Алексей Шишкин. Но цена этой победы будет выше, чем кажется из Таллинна, а дальнейшие перспективы местной политики – значительно менее предсказуемыми.
Красильщик и Поливанов о деньгах и российских эмигрантах: «Люди приезжают в новые места и создают хорошие вещи»
Илья Красильщик и Александр Поливанов уверяют, что ничего не понимают в деньгах – и именно благодаря этому стали ведущими одних из самых популярных подкастов о личных финансах на русском языке «Деньги пришли» и «Два по цене одного». О новой волне российской эмиграции, корпоративной Москве, журналистских стартапах в условиях войны и советах от Алексея Навального с ними побеседовали ДВ.
Илья Красильщик и Александр Поливанов уверяют, что ничего не понимают в деньгах – и именно благодаря этому стали ведущими одних из самых популярных подкастов о личных финансах на русском языке «Деньги пришли» и «Два по цене одного». О новой волне российской эмиграции, корпоративной Москве, журналистских стартапах в условиях войны и советах от Алексея Навального с ними побеседовали ДВ.