Завод сланцевого масла Kiviõli Keemiatööstus – самый большой работодатель в городе Кивиыли.Фото: Kaupo Kalda

Справедливость перехода Кивиыли проверит на себе: может закрыться главный работодатель города, который его отапливает

Завод сланцевого масла Kiviõli Keemiatööstus должен прекратить работу до начала 2025 года по требованию Департамента окружающей среды. Директор завода закрывать его к сроку не собирается и намерен судиться с государством.

Однако через несколько лет заводское месторождение сланца будет исчерпано, а расширять его запрещено.
Завод принадлежит AVH Grupp AS (бывшая Alexela Varahalduse AS) Хейти Хяэля. Под угрозой сейчас около 650 прямых рабочих мест и какое-то количество косвенно связанных. При том, что в городе Кивиыли всего около 5000 жителей, а во всей волости – около 8000. Волостной старейшина надеется на появление новых предприятий, но старый завод может закрыться раньше, чем возникнут новые рабочие места.
К тому же, предприятие отапливает город. Из Фонда справедливого перехода выделено 5 млн евро на уход центрального отопления Кивиыли от сланца – на эти деньги построят новую «зеленую» котельную, скорее всего – на древесной щепе. Однако, если завод после этого не закроется, ситуация с отоплением города станет абсурдной.

Перспективы маслозавода очень туманны

Маслозавод Kiviõli Keemiatööstus должен до конца текущего года установить фильтры, уменьшающие загрязнение атмосферы. Председатель правления предприятия Прийт Орумаа спорит с Департаментом окружающей среды, какие именно фильтры нужны. По его словам, к предприятию предъявляют требования как к электростанции, а не маслозаводу.
«Мы ведем спор уже несколько лет. Мы должны знать, сколько эти фильтры будут нам стоить: вкладывать туда 15 млн или 30 млн – это существенная разница для нас. Это важно решить, чтобы было понятно, какие у нас будут лимиты выбросов», – сказал Орумаа.
Пока договоренности нет, завод не приступает к выполнению требований. А на их выполнение, по словам Орумаа, потребуется еще пара лет.
Цех маслозавода в городе Кивиыли.Фото: Николай Андреев
«Вторая часть проблемы в том, что это очень большая инвестиция для нашего завода, и чтобы она окупилась, нам нужна какая-то определенность, что наш завод сможет функционировать, например, 5 лет или 10 лет. Для этого нам нужны сланцевые ресурсы. К 2027-2028 году они у нас будут исчерпаны. Чтобы делать такую серьезную инвестицию, нам нужна уверенность, что наш завод сможет работать до 2035 года. Нам этого достаточно. И для этого мы ходатайствуем о расширении нашего существующего карьера», – добавил Орумаа.
Kiviõli Keemiatööstus получил от волости разрешение на геологоразведку и начал ее, но по действующему законодательству расширять месторождение все равно не имеет права. Прийт Орумаа надеется, что в 2026 году, после принятия Закона о климате, появится шанс расширить месторождение. Но наверняка это неизвестно.
Прийт Орумаа на своем рабочем месте. За его спиной – не художественное произведение, а старинный чертеж, показывающий принцип производства сланцевого масла.

Градообразующее предприятие

В позапрошлом году в волости Люганузе произошло громкое банкротство: закрылся фанерный завод Repo Vabrikud в городке Пюсси. Прийт Орумаа отмечает, что после этого количество безработных в волости почти удвоилось. По его словам, закрытие Kiviõli Keemiatööstus может стать гораздо более сильным ударом для местных жителей.
«550 человек работает в штате самого маслозавода, еще около 100 человек работают там от подрядных организаций: водители, охранники, уборщицы… 650 человек сразу потеряют свою работу. Плюс косвенные рабочие места, которые трудно подсчитать», – перечисляет Орумаа.
По его мнению, найти новую работу людям будет сложно:
«У нас средний возраст на заводе – 50 лет. Молодых здесь нет. Куда наши люди могут пойти? Могут уехать в Таллинн – если они умеют что-то делать, они найдут там себе работу. Но как мы знаем, недвижимость в Кивиыли не стоит ничего. И вот уже почти пожилые люди должны отсюда уехать и найти себе место в другом городе. Это довольно трудно. И что это значит для Кивиыли? Здесь и сегодня очень большая часть населения – пенсионеры».
«Ломать – не строить. Закрыть какое-то месторождение или предприятие – легко, но построить новое на его месте гораздо сложнее. Почему государство не дает время запустить какие-то другие предприятия? Я не понимаю, почему такая спешка – закрыть и рапортовать о победе кому-то. Все-таки я как прагматик считаю, что сперва нужно бороться за своих людей, а потом за то, как мы выглядим для Европы или в газетах. Но, может, электорат требует от государства какие-то серьезные сдвиги, подвиги что ли? И легче закрыть Kiviõli Keemiatööstus, чем VKG или Eesti Energia?» – рассуждает Орумаа.
«Мы в декабре все равно не закроемся, – заявил он. – Будет долгое судебное разбирательство, мы просто так руки вверх не поднимем. Потому что город нужно отапливать, и нашим людям идти некуда. Нам другого просто не остается – мы вынуждены будем идти в суд, хоть и не хотим. Никто не хочет судиться с государством».
На столе Дмитрия Дмитриева – постановление об объявлении конкурса на новую котельную на возобновляемом источнике энергии.Фото: Николай Андреев

Новые рабочие места будут, но не сейчас

Старейшина волости Люганузе Дмитрий Дмитриев надеется, что маслозавод сможет максимально продлить свою работу. Его закрытие приведет к дыре в волостном бюджете – снизится поступление подоходного налога и экологических платежей от предприятия. И, конечно, прибавится безработных.
По словам Дмитриева, на территории Люганузе ожидаются новые крупные работодатели, прежде всего, шахта Uus-Kiviõli и большой целлюлозный завод VKG. Также Ида-Вируское инвестиционное агентство создало здесь бизнес-парк – готовую инфраструктуру, на которой инвесторы могут быстро построить новые предприятия, и предварительные договоренности уже есть.
Кроме того, в Кивиыли на горе Тухамяги (которая, вопреки названию, состоит из полукокса, а не золы) заработал свой маленький горнолыжный курорт. На горе также проводят соревнования по мотокроссу и велоспорту. Неподалеку завершается создание водного центра на карьере Айду. Благодаря этим объектам город стал известен спортсменам, в том числе иностранным, в промышленном городе появились туристы.
«Нужно немножко времени, нужен какой-то переходный период, чтобы действительно не получилось так, что у нас резко закрылось крупное предприятие, возникли проблемы и не было бы альтернативы, – сказал Дмитрий Дмитриев. – Нам нужно время для того, чтобы эта альтернатива возникла, чтобы можно было предлагать людям рабочие места, чтобы никто не уезжал. Ну и отопление – сопутствующий вопрос, который тоже достаточно важен для нас».
Старая и новая надежда городской экономики: с территории завода масел видна гора Тухамяги с подъемниками для горнолыжников. Фото: Николай Андреев
Волость Люганузе упоминалась в более масштабных проектах: ее рассматривали как одно из возможных мест строительства промпарка для производства боеприпасов и для атомной станции Fermi Energia.
Дмитриев отмечает, что это более отдаленная перспектива, и в обоих случаях Люганузе – лишь один из вариантов, а решение за государством. Но волость будет рада, если эти объекты или один из них здесь действительно появятся. С Fermi Energia даже готовится к подписанию протокол о намерениях, согласно которому компания, в случае, если АЭС расположится в Люганузе, построит здесь полсотни частных или рядных домов для своего персонала и для других специалистов, что дало бы толчок развитию недвижимости.

Завод – источник тепла для Кивиыли

В ведении АS Kiviõli Soojus, которое полностью принадлежит волости Люганузе – теплосети города Кивиыли, две насосных станции и котельная, которая в прошлом году отметила полувековой юбилей. Городская котельная может работать на сланцевом масле или на газе. Сейчас один из котлов демонтирован, вместо него появится новый, способный использовать в качестве топлива сланцевое масло, дизель, газ или древесную щепу – в зависимости от того, что будет дешевле.
Но сейчас дешевле всего – вообще не включать городскую котельную, а покупать тепло на заводе Kiviõli Keemiatööstus. Около 90% тепловой энергии в город Кивиыли поступает именно с завода, а городская котельная запускается в работу только во время сильных морозов или в случае поломки на заводской котельной. Минувшая зима была холодной, и в этом году городская котельная работала уже 40 дней – это необычно много.
Владимир Чикул показывает городскую котельную Кивиыли.
«Наша котельная была предназначена для отопления всего города, а к заводу мы присоединились, по-моему, в 1985 году, так как ожидалось расширение города – но это старая история. В то время здесь планировалась разработка фосфоритов, поэтому планировалось и расширение города. Он был бы примерно такого же размера, как Кохтла-Ярве», – рассказал руководитель Kiviõli Soojus Владимир Чикул.
Но с 80-х годов город, наоборот, значительно уменьшился – жителей стало примерно вдвое меньше, часть опустевших домов снесли. Городская котельная могла бы отапливать весь город, но она останется резервной, потому что Фонд справедливого перехода выделил 5 млн евро на строительство в Кивиыли третьего источника тепла – котельной на возобновляемом топливе.
Kiviõli Soojus сейчас организует конкурс госпоставки, чтобы выбрать предприятие, которое построит эту «зеленую» котельную и будет продавать городу тепло. По словам Владимира Чикула, геотермальная станция была бы слишком дорогой, и электрических мощностей для нее недостаточно, ветряков и солнечных панелей для отопления не хватит, поэтому для будущей «зеленой» котельной остается фактически только один вариант – сжигание в котлах древесной щепы.
По условиям Фонда справедливого перехода, эта котельная должна быть готова не позднее августа 2026 года. Зачем же тогда Kiviõli Soojus реконструирует собственную котельную? Потому что «зеленая» котельная будет слишком маломощной, чтобы отапливать город. Зимой к отоплению будет подключаться и городская котельная – возможно, на ископаемом топливе.
«Практически все котельные обеспечиваются резервными мощностями, которые работают на ископаемом топливе. Скажем, в Пюсси котельная на щепе, а для пиковых нагрузок – газовая котельная. В Раквере тоже самое. Практически везде так», – сказал Владимир Чикул.

Два с половиной Кивиыли

Прийт Орумаа говорит, что и после появления «зеленой» котельной завод не потеряет право продавать городу тепло, причем оно будет значительно дешевле, чем тепло новой котельной на щепе. Поэтому город должен будет покупать тепло у завода.
Владимир Чикул подтверждает, что такой вариант возможен, и это необходимо учесть при объявлении госпоставки на «зеленую» котельную: «Документами на госпоставку сейчас занимается юрист, возникло много вопросов к Министерству климата, KIK и Департаменту конкуренции, в том числе о ценообразовании: если завод продолжит работу, то какую часть тепла будет давать он, а какую – новая котельная».

Если подсчитать мегаватты тепловой энергии, которую могут производить заводская, городская и будущая «зеленая» котельные, получается, что в сумме все это тепловое хозяйство могло бы отапливать примерно 2,5 города Кивиыли.

Цены на тепло подрастут или подскочат?

Прийт Орумаа считает, что в случае закрытия завода и строительства новой «зеленой» котельной отопление в Кивиыли значительно подорожает, возможно даже вдвое. В качестве примера он советует посмотреть на любой маленький город, которые отапливается древесной щепой – например, на Нарва-Йыэсуу.
Дмитрий Дмитриев и руководитель Kiviõli Soojus Владимир Чикул осторожно говорят, что есть опасность подорожания, но спрогнозировать цену тепла от «зеленой» котельной сейчас невозможно.
По данным Департамента конкуренции, цена отопления для конечных потребителей (без учета НСО) в Кивиыли сейчас 73,97 евро, в Нарва-Йыэсуу – 82,72 евро, но там отопление в прошлом году резко, на 30%, подешевело, поскольку упали цены на щепу. А в соседней Нарве, наоборот, подорожало на 84%, во многом из-за подорожания квот на выбросы углекислого газа, за которые при сжигании щепы платить не нужно, а при сжигании ископаемого топлива приходится.
Офис Kiviõli Keemiatööstus. По словам Дмитрия Дмитриева, который родился и вырос в Кивиыли, город начал строиться именно от завода.Фото: Николай Андреев
Орумаа говорит, что тепло заводской котельной могло бы быть фактически бесплатным, но цена формируется по методике Департамента конкуренции.
«Процесс такой, что из сланца производится масло, как на любом заводе рафинации, в том числе нефтяном, образуются также газы. К сожалению, при сланцевом производстве содержание серы в газе такое большое, что с ним ничего нельзя сделать, кроме как сжечь. Так же делают и VKG, и Eesti Energia», – рассказал Прийт Орумаа.
Сланцевый газ в Кивиыли сжигают на заводе в котлах, получая электричество и подогревая воду для отопления и горячего водоснабжения города и самого завода. Но если город начнет отапливаться, сжигая древесную щепу, сжигание сланцевого газа и выброс в атмосферу углекислого газа не прекратится.
«Вариантов нет, это отходы, которые мы должны сжечь, – сказал Орумаа. – Значит, это тепло просто пойдет на воздух. С одной стороны говорят, что нужно экономить энергоресурсы, а с другой – CO2 будет выбрасываться больше. При сжигании щепы тоже эмитируется СО2, условно считается, что его нет, что это экологически чисто, но по факту он выбрасывается».
В этой ситуации новую «зеленую» котельную Прийт Орумаа считает просто ненужной – до тех пор, пока завод продолжает работу. Но долго ли ему удастся оттягивать закрытие, сейчас не знает никто.
Статьи по теме

Как производят дроны в России: дочка Путина, детский труд и хлебозавод
Эстония всерьез обсуждает возможность производства ударных дронов по госзаказу. В России их сборка поставлена на поток. Дронами занимаются крупные компании, доля в одной из них принадлежит дочери Путина. Но пока больше мелких, использующих гаражи или даже хлебозавод.
Эстония всерьез обсуждает возможность производства ударных дронов по госзаказу. В России их сборка поставлена на поток. Дронами занимаются крупные компании, доля в одной из них принадлежит дочери Путина. Но пока больше мелких, использующих гаражи или даже хлебозавод.
Аналитики: уже завтра Nvidia может потерять до 200 миллиардов долларов
Завтра производитель чипов Nvidia опубликует результаты первого квартала финансового года, которые, как ожидают аналитики, окажутся более скромными.
Завтра производитель чипов Nvidia опубликует результаты первого квартала финансового года, которые, как ожидают аналитики, окажутся более скромными.
Делов-то: любовь Олега Осиновского и протесты, дроны над Ида-Вирумаа, где Эстонии искать секрет успеха?
В очередном выпуске подкаста «Делов-то» журналисты «Деловых ведомостей» говорят о протестах в Грузии, планируемой в Эстонии конфискации российских активов, а заодно и о том, где на третий год кризиса стране искать новый секрет конкурентоспособности.
В очередном выпуске подкаста «Делов-то» журналисты «Деловых ведомостей» говорят о протестах в Грузии, планируемой в Эстонии конфискации российских активов, а заодно и о том, где на третий год кризиса стране искать новый секрет конкурентоспособности.
Алексей Шишкин: «Европейская Грузия победит. Но у этой победы будет горькое послевкусие»
Проевропейский и продемократический курс в Грузии победит, причем с большой вероятностью не на улицах, а на избирательных участках, полагает живший в Тбилиси журналист ДВ Алексей Шишкин. Но цена этой победы будет выше, чем кажется из Таллинна, а дальнейшие перспективы местной политики – значительно менее предсказуемыми.
Проевропейский и продемократический курс в Грузии победит, причем с большой вероятностью не на улицах, а на избирательных участках, полагает живший в Тбилиси журналист ДВ Алексей Шишкин. Но цена этой победы будет выше, чем кажется из Таллинна, а дальнейшие перспективы местной политики – значительно менее предсказуемыми.
Красильщик и Поливанов о деньгах и российских эмигрантах: «Люди приезжают в новые места и создают хорошие вещи»
Илья Красильщик и Александр Поливанов уверяют, что ничего не понимают в деньгах – и именно благодаря этому стали ведущими одних из самых популярных подкастов о личных финансах на русском языке «Деньги пришли» и «Два по цене одного». О новой волне российской эмиграции, корпоративной Москве, журналистских стартапах в условиях войны и советах от Алексея Навального с ними побеседовали ДВ.
Илья Красильщик и Александр Поливанов уверяют, что ничего не понимают в деньгах – и именно благодаря этому стали ведущими одних из самых популярных подкастов о личных финансах на русском языке «Деньги пришли» и «Два по цене одного». О новой волне российской эмиграции, корпоративной Москве, журналистских стартапах в условиях войны и советах от Алексея Навального с ними побеседовали ДВ.