• «Даже Гарри Поттер платил за палочку и котел»: организаторы детских лагерей не сдаются, вопреки росту затрат

    Выездная смена лагеря OleLukoe.Фото: Собственный архив

    Организаторы лагерей в Эстонии стараются удержать организации на плаву, вопреки росту себестоимости детского отдыха, снижению спроса и доли государственной поддержки. «Кризисы уходят и приходят снова, а детство бывает только один раз», – говорят предприниматели.

    «Это не мои слова, а слова родителей: почему мы должны платить за детский лагерь, если можем за те же деньги слетать в Турцию?» – цитирует клиентов Михаил Соловьев, организатор лагерей IZUM. По его словам, по сравнению с 2019 годом стоимость путевок возросла на 30-40% в абсолютных цифрах. Соловьев отмечает, что основную роль в повышении цен сыграл рост зарплатного фонда. При этом государственные дотации на устройство лагерей, которые прежде позволяли сдерживать удорожание путевок, не росли теми же темпами, что расходы.
    Он отметил, что сейчас субсидии от правительства и от муниципальных властей Таллинна, рассчитанные на детей, зарегистрированных в столице, составляют порядка 20% от доходов предприятия, остальные деньги лагерь выручает непосредственно от продажи мест в сменах. «Десять лет назад день работы лагеря у меня со всеми расходами, с едой, питьем, персоналом и прочим стоил где-то 35 евро на ребенка. Сейчас это около 60», – рассказывает Татьяна Глюкман, директор MTÜ OleLukoe и коммерческой фирмы OleLukoe Fantazija OÜ. Уже 12 сезонов подряд Глюкман занимается в том числе организацией городских и выездных детских досуговых лагерей.
    По ее словам, самый большой скачок затрат пришелся на период выхода из пандемии COVID19, когда гостиницы и турбазы стремились наверстать выпавшие за год простоя доходы. Среди других факторов повышения цен Глюкман называет рост затрат на электричество и продукты питания. Впрочем, за последний год стоимость путевок выросла уже не так сильно – только на 3 евро в день по сравнению с сезоном 2023, отмечает руководительница OleLukoe.
    В лагере Kotka в Харьюмаа.Фото: Собственный архив
    Факт роста затрат подтверждают и в старейшем непрерывно действующем лагере в Эстонии Kotka. «Подорожание, конечно же, связано с сильным ростом цен. На электричество, питание, топливо, строительные материалы, инвентарь, рабочую силу, отопление, бытовые товары и услуги. Из-за всех этих факторов в сравнении с 2019 годом путевки очень сильно подорожали. Мы стараемся оптимизировать расходы, сохраняя баланс между ценой и качеством», – рассказала ДВ Полина Захаренкова, помощница руководителя лагеря. По ее словам, в 2024 году стоимость дня лагерной смены составит 52 евро.

    Спрос тоже упал

    Татьяна Глюкман отметила, что спрос на путевки на фоне кризиса также снижается. «Этот год стал первым, когда все путевки на летние смены не были распроданы еще в феврале», – говорит директор OleLukoe. По ее словам, прежде предварительное бронирование мест в лагерь начиналось в ноябре, зимой публиковались цены на будущий сезон и формировался список участников и лист ожидания. «И были родители, которые “просыпались” в мае, звонили через знакомых, родственников, просили взять ребеночка в подходящую смену, но это было физически невозможно. В этом году такого нет», – делится реалиями кризиса Глюкман. Сейчас мест нет на две из восьми смен выездного лагеря OleLukoe.
    Предпринимательница отмечает, что в изменении спроса сыграло роль и решение государства о закрытии детского лагеря Клоогаранна, который прежде был базой для тематической смены OleLukoe «Форт Боярд». «В прошлом году на базу Клоогаранна у нас было продано 140 путевок, и 90 ребят стояли в листе ожидания. Это была самая хитовая смена всех времен и народов. В этом году у нас новая площадка, и ажиотажа уже нет», – рассказала Глюкман.
    Принятое Министерством образования решение о приватизации Клоогаранна с передачей права на застройку территории предпринимательница считает крайне неудачным.
    «Он был очень хорошо оборудован, в него было вложено много сил и любви. То, что его решили продать, я считаю, что это просто преступление против детей. В основном лагеря, находящиеся в частных руках, – это то, что осталось от пионерских лагерей 70-80-х годов, конечно, их пытаются как-то восстанавливать, но там требуются большие инвестиции. А в этот лагерь основные инвестиции уже были сделаны. Там была очень хорошая столовая, новый домик, где моются, и новые кемпинги. Ты заходил в детский лагерь, и в нем пахло не мышами и плесенью, а свежей сосной», – отметила Глюкман.
    «Сейчас около трети клиентов – это “наши люди”, те, кто ездит в наш лагерь не первый год, иногда ездили старшие братья, родители, а с учетом того, что мы работаем с 1990-х, уже и бабушки с дедушками даже. Еще треть – дети, которые привыкли ездить в другие лагеря, но тут решили попробовать что-то новое. Наконец, последняя треть – совсем новые клиенты. И вот их привлекать стало существенно сложнее», – поясняет особенности текущего спроса Михаил Соловьев из лагеря IZUM.
    «После COVID-19 экономическая ситуация, привычки людей и отношение к лагерю очень поменялись. Стало намного сложнее набирать детей в смены – из-за этого каждый год придумываем новые способы вовлечения и рекламы. Но у этого есть свои плюсы: приходится все время адаптироваться под новые реалии, в том числе и улучшать качество нашей работы», – подтверждает выводы коллег Полина Захаренкова из лагеря Kotka.

    Сокращенные смены и Met Gala

    «В основном все лагеря – это недоходные организации. Очень редко кто бывает, что это прямо бизнес. У нас есть еще несколько направлений, например, туризм, который является собственно прибыльной деятельностью. А на лагерях бешеных денег не зарабатывает никто. То же можно сказать и об оплате труда. Зарплаты вожатых, руководителей смены не очень большие, зато очень большая нагрузка. Это скорее некая религия, в которой мы адепты», – рассказывает Татьяна Глюкман.

    Кризисы уходят и приходят снова, а детство бывает только один раз. Вы едете в лагерь за волшебством. Но, как у всех нормальных волшебников, волшебство что-то стоит. Да, даже Гарри Поттеру надо было заплатить за волшебную палочку и котелок.

    Татьяна Глюкман
    директор OleLukoe
    По словам директора OleLukoe, в новых экономических реалиях организаторам приходится оптимизировать расходы. Один из способов – сокращение продолжительности смен с 9-12 дней до 7-8. «Лишние два дня это 120 евро, да. И вот это те деньги, которым людям уже будет сложно заплатить. Но укорачивать смены еще больше уже нельзя: дети только успевают познакомиться, сдружиться, а уже пора уезжать», – делится опытом предпринимательница.
    По словам Полины Захаренковой из лагеря Kotka, для них один из способов удержать лагерь на плаву – непрерывная модернизация программ. «Дети много времени проводят в телефонах, их стало сложнее завлечь. Поэтому мы часто черпаем вдохновение из современных фильмов, сериалов, видеоигр, телешоу – перенося виртуальный опыт в реальную жизнь и совмещая этот опыт с получением полезных знаний, общением и физической активностью. Один из ярких примеров – Met Gala. В лагерном формате – это показ мод на определенную тему, где дети два дня готовятся и делают своими руками костюмы для завершающего показа», – рассказывает она.
    Кроме того, старейший лагерь Эстонии инвестирует в постройку нового помещения для мероприятий, площадки для игр, костровой площадки и общественных садов, за которыми помогают ухаживать в том числе дети во время смен.
    Закрытие смены в лагере IZUM на базе Holstre-Polli Spordikeskus.Фото: Собственный архив
    В лагерях IZUM одним из способов решения проблемы упавшего спроса и возросших затрат видят привлечение корпоративных клиентов и спонсоров. «Мы готовы к сотрудничеству с различными бизнесами, например, работать в формате бартера. Мы даем возможность купить путевку на какой-то процент дешевле, а нам за это предоставляют на определенную сумму то, что нам необходимо для организации лагеря, например, питание. Скажем, мы все равно заказываем молочные продукты. И тут нам могла бы протянуть руку помощи Tere или Valio, а мы с удовольствием поможем им с детским отдыхом», – делится тактикой Михаил Соловьев.
    По его словам, до конкретных соглашений дело пока не дошло, однако бизнес все же идет на контакт с организаторами лагерей, прислушиваясь к их предложениям.
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Мошенники все чаще используют эстонских знаменитостей для рекламы преступных схем
Злоумышленники все чаще используют популярных в Эстонии людей и прессу с целью финансового мошенничества, в том числе предлагая инвестиционные возможности. При этом, как отмечает полиция, еще ни одна жертва не смогла получить назад свои средства.
Злоумышленники все чаще используют популярных в Эстонии людей и прессу с целью финансового мошенничества, в том числе предлагая инвестиционные возможности. При этом, как отмечает полиция, еще ни одна жертва не смогла получить назад свои средства.
Ampler Bikes объявила об очередных сокращениях
Находящийся в процессе санации производитель электрических велосипедов Ampler Bikes, который за последние два года сократил около сотни рабочих мест, объявил об очередном плане сокращений.
Находящийся в процессе санации производитель электрических велосипедов Ampler Bikes, который за последние два года сократил около сотни рабочих мест, объявил об очередном плане сокращений.
Тынис Саартс: после поражения Каю Каллас настойчиво попросят заняться чем-то другим
Завершившиеся выборы в Европейский парламент приведут к заметным изменениям во внутренней политике Эстонии и повлияют на судьбу нескольких партий, пишет политолог Таллиннского университета Тынис Саартс.
Завершившиеся выборы в Европейский парламент приведут к заметным изменениям во внутренней политике Эстонии и повлияют на судьбу нескольких партий, пишет политолог Таллиннского университета Тынис Саартс.
Бычий рынок продлится еще три года: стратегия, которая поможет за это время разбогатеть
Важно уметь отличить временно слабую акцию от неудачника. В последнем случае акцию нужно решительно продать, считает шведский инвестор с эстонскими корнями Арне Тальвинг.
Важно уметь отличить временно слабую акцию от неудачника. В последнем случае акцию нужно решительно продать, считает шведский инвестор с эстонскими корнями Арне Тальвинг.