Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Питие определяет сознание

    Фото: www.bandura.ru

    В начале прошлой недели Министерство социальных дел отправило на согласование законопроект, призванный ограничить рекламу алкоголя.

    В интервью министр здоровья и труда Евгений Осиновский признал, что поддерживает полный запрет рекламы алкоголя, по аналогии с табачными изделиями. Осиновский пояснил, что пока ввести тотальный запрет на рекламу алкоголя не позволяет так называемая «зелёная книга» алкогольной политики, которую в прошлом году утвердило правительство после консультаций, в том числе, и с производителями алкоголя, но был найден компромисс. «Мы хотим ужесточить требования к рекламе», - сказал министр.
    Осиновский также написал в аккаунте одной из соцсетей, что производители алкоголя отстаивают свои интересы, но экономические интересы производителей алкоголя не могут быть важнее здоровья жителей Эстонии, и сектор производства, который зарабатывает на убийст­ве, должен это осознавать. Руководителя завода Liviko Янека Кальви эти слова сильно задели, и он даже рассматривает возможность обращения в суд. «Это совершенно неприемлемо, когда член правительства обвиняет одну отрасль промышленности в убийстве с целью получения прибыли», - прокомментировал Кальви высказывание министра.
    Вопрос этот чрезвычайно тонкий. В случае с любыми продуктами и услугами, которые могут нанести человеку вред, но и доставить удовольствие, государственное регулирование должно быть исключительно продуманным, чтобы не скатываться в крайности. С одной стороны, мы совершенно согласны с министром труда и здравоохранения в том, что шаговая доступность и активная, особенно навязчивая реклама алкоголя (равно как и табака, казино, тотализатора и т.д.), обществу не нужны. Все эти способы получения удовольст­вий отличаются тем, что могут быть весьма губительны, особенно при неумеренном их употреб­лении и особенно для молодых неокрепших умов и организмов. При этом такие товары и услуги как основа для бизнеса отличаются от брюк или кефира тем, что сами могут обеспечить своему производителю нужный приток кэш-флоу независимо от маркетинговых усилий. Происходит это как в силу неких традиций (есть повод - наливай!), так и в силу физиологических механизмов привыкания человека к ним.
    Табак во многих странах уже давно не только не рекламируют, но и сопровождают картинками, способными потрясти нервную систему нежного потребителя, но курильщики очевидно не из пугливых – курили, курят и будут курить. Как нам кажется, алкоголь тоже вполне может продавать себя сам, не обязательно подталкивать людей к его употреблению дополнительно, создавая некий «положительный образ» героя со стаканом. «Джеймсом Бондом» человека делает не мартини, это очевидно.
    Но государство не должно становиться нянькой для своих граждан и пытаться уберечь их от всех опасностей мира. Свободное общество всё-таки отличается правом выбора. Взрослые люди (это существенный момент) должны иметь возможность выбирать самостоятельно, пить им или не пить, что пить и какому производителю отдавать предпоч­тение. Следует исходить из того, что взрослый интеллектуально развитый человек может вовремя остановиться и не причинит окружающим вреда, выпив бокал вина или виски. Всё, что связано с пьяным вождением, дебошами, побоями и заболеваниями – это уже не столько вина производителя, сколько потребителя, не знающего, что пить, сколько и когда. Периоды сухих законов в мировой истории подтверждают, что запретами тягу человечест­ва к выпивке не устранить. Надеемся, наши политики это понимают и в своей борьбе за здоровье нации не станут как молящийся богу дурак «расшибать себе лоб».
    Да и производство алкоголя - важная часть экономики: это и рабочие места, и налоги, уплачиваемые в казну, и прибыли турис­тического сектора и предприятий общественного питания. Мы можем сколько угодно стесняться своего статуса «алко-мекки» для скандинавов, но он обеспечивает приток средств как частному сектору, так и бюджету в целом. Мы желаем новому министру не только успехов, но и чувства меры.
  • Самое читаемое
Статьи по теме
Все статьи по теме

Спилили санкции: эстонский промышленник получает российскую древесину через Узбекистан
Компания эстонского предпринимателя Игоря Израэльяна продолжает закупать продукцию из российской древесины несмотря на санкции. Если раньше товар поставлялся из России прямиком на завод компании в Маарду, то теперь он попадает в Эстонию через Узбекистан.
Компания эстонского предпринимателя Игоря Израэльяна продолжает закупать продукцию из российской древесины несмотря на санкции. Если раньше товар поставлялся из России прямиком на завод компании в Маарду, то теперь он попадает в Эстонию через Узбекистан.
Успеть купить до того, как подорожает в 10 раз: миллионная отметка ждет биткоин
Инвестиция в биткоины – это вложение, которое со временем будет только расти в цене, в десятки раз по сравнению с сегодняшней стоимостью. Но в краткосрочной перспективе можно ожидать коррекции и, следовательно, хорошего момента для покупки.
Инвестиция в биткоины – это вложение, которое со временем будет только расти в цене, в десятки раз по сравнению с сегодняшней стоимостью. Но в краткосрочной перспективе можно ожидать коррекции и, следовательно, хорошего момента для покупки.
Таави Симсон: продлим период родительского пособия – и оно станет выгодным!
Максимальный период получения родительского пособия должен быть увеличен до двух лет, а его размер проиндексирован. Это расходы, которые превращаются в доходы, - уверяет Таави Симсон в статье, отправленной на конкурс мнений Edukas Eesti.
Максимальный период получения родительского пособия должен быть увеличен до двух лет, а его размер проиндексирован. Это расходы, которые превращаются в доходы, - уверяет Таави Симсон в статье, отправленной на конкурс мнений Edukas Eesti.
Семья из США запустила пивной бизнес в Эстонии: «Мы верим в эту страну, здесь есть все, что мы искали»
Семейная пара, Симона Херон и Стивен Форест Браун, переехала из Нью-Йорка в Таллинн в 2022 году и запустила здесь свой бизнес: магазин и бар с импортным крафтовым пивом в квартале Noblessner. Сейчас фирма вышла на самоокупаемость, и американские предприниматели, несмотря на кризис, верят в перспективы Эстонии.
Семейная пара, Симона Херон и Стивен Форест Браун, переехала из Нью-Йорка в Таллинн в 2022 году и запустила здесь свой бизнес: магазин и бар с импортным крафтовым пивом в квартале Noblessner. Сейчас фирма вышла на самоокупаемость, и американские предприниматели, несмотря на кризис, верят в перспективы Эстонии.