dv.ee • 1 ноября 2015

Паэт: без сочувствия мы ничего не стоим

Фото: Eiko Kink

Пока что предпринимаемые всем миром попытки прекратить войну в Сирии и остановить радикалов из ИГИЛ терпят крах. Только мир в Сирии, Ираке, Ливии и многих других странах, непосредственно соседствующих с Европой, может остановить поток военных беженцев.

Для достижения мира нужно приложить больше усилий, нужно улучшить снабжение расположенных на Ближнем Востоке лагерей беженцев, бороться с контрабандис­тами, занимающимися незаконной переправкой людей, а также искать наиболее гуманные и безопасные методы работы с беженцами. Всё это требует времени. Люди попали в беду, находятся в отчаянии, надеются на возможность спасти себя и детей и начать новую жизнь без насилия. И в будущем вернуться на родину. Подтверждением этого служит факт, что до начала войны в Сирии количество экономических беженцев из этой страны было минимальным. Волна беженцев вызвана вой­ной, то есть, желанием людей спасти свои семьи.

К сожалению, ЕС не был создан для решения быстроразвивающихся кризисов, и поэтому довольно неповоротлив. ЕС хочет найти консенсус между своими 28 членами, что требует времени и готовнос­ти принимать решения. Дальнейшее усугубление кризиса подливает масла в огонь как националистических сил, так и политических противников ЕС, и тем самым уже в ближайшем будущем затягивание кризиса ещё больше усложнит процесс принятия решений.

Затяжной кризис беженцев таит в себе иные риски. Если эффективных решений не будет, и кризис продолжит разрастаться, то в скором будущем мы можем распрощаться с Шенгенской зоной. Можно формально и холодно относиться как к желаниям более бедных стран-членов ЕС, свободному передвижению рабочей силы внутри ЕС, так и к дальнейшему агрессивному поведению России.

Циничные слова премьер-министра Венгрии о том, что беженцы – это проблема Германии, поскольку они стремятся именно туда, а не задерживаются в Венгрии, означают шаг по пути к развалу ЕС. Но кто захочет оставаться в стране, правительство которой на официальном уровне сделало всё, чтобы выказать своё негативное отношение к ним.Что должен делать ЕС? Нужно отменить принцип, по которому беженцами должна заниматься та страна, куда они впервые прибудут. Это представляет собой немалую проблему, поскольку Греция и Италия не способны справиться с нахлынувшей волной бе­женцев. Также ясно, что пять стран ЕС не смогут долго предос­тавлять убежище 75% военных беженцев, ­тогда как другие страны пытаются откреститься от общеевропейской проблемы.

Главы ЕС должны найти адекватное решение для нормального размещения беженцев в ЕС, чтобы они могли заново начать свою жизнь и чтобы обеспечить равную нагрузку на страны.

В Эстонии пока что обсуждается оказание помощи беженцам, количество которых составляет 0,01% от населения Эстонии. Они легко уместятся в один большой автобус или один самолёт. Эстония способна помочь им и предложить новую жизнь. В условиях крупнейшего гуманитарного кризиса нужно действовать сообща. Правительство должно помочь местным самоуправлениям найти наилучшее решение, чтобы прибывающие беженцы смогли как можно быстрее наладить свою жизнь – пойти на работу, в школу. Общество способно с этим справиться.

Важно, с каким настроем мы примем военных беженцев. Ясно, что если мы будем относиться к ним дружелюбно, то и они будут стремиться как можно быстрее влиться в общество и найти работу. Враждебный настрой вызывает другие эмоции.

Мы в Эстонии можем сделать так, чтобы было меньше непрожитых жизней. Без сочувствия мы ничего не стоим.

Самое читаемое