• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Окно в Европу

    Фото: tallinncity.postimees.ee

    Тоннель между Таллинном и Хельсинки стал бы окном в Европу для обеих стран. Знает ли кто-нибудь кого-то, кто знает кого-то, кто мог бы объяснить, зачем нам нужен Rail Baltic?

    Несмотря на проведенную работу и дискуссии до сих пор не удается найти ответ на вопрос, зачем проводить через Эстонию линию, которая, образно говоря, разделит страну на две части. На информационном сайте Rail Baltic об этом нет практически никакой информации. Упор делается на возможности быстро добраться из Таллинна в Ригу. Остальной расплывчатый текст о грузоперевозках и развитии туризма звучит еще менее убедительно. Кому и зачем это все нужно?
    Наиболее вероятный ответ – ведь мы что-то получим! Евроденьги, историческую возможность, традиции, альтернативные способы передвижения и т.д. Все вроде связно, но главный вопрос остается без ответа, кто все это потом будет содержать, то есть, какое основное применение будет у Rail Baltic?
    Не секрет, что расходы на содержание существующей железнодорожной сети покрывают грузоперевозки в восточном направлении. Роль пассажирских перевозок при этом незначительна. Некоторые занимающиеся транзитом люди уверяют, что наземного транзита север-юг у нас нет и не будет. Все идет по морю и тем самым, денег железной дороге не принесет. Поэтому маловероятно, что постоянно сокращающийся и нестабильный восточный транзит способен в долгосрочной перспективе поддерживать быстрый и удобный путь пассажиров в Европу. Идея построить между Таллинном и Хельсинки мост или туннель зародилась еще сто лет назад. До сих пор она казалась заманчивой только для жителей северного побережья залива. В основном речь велась о грузоперевозках. Изучив опыт моста между Мальме и Копенгагеном, можно сказать, что настоящий выигрыш заключается в рождении двойного города. Условием для этого является возможность быстрого и бесперебойного сообщения между двумя городами.
    В условиях глобализирующейся конкуренции решающим становится плотность населения, которую можно измерить, в том числе, временем, затрачиваемым на поддержание связи. Чем больше людей достигнет быстрого контакта, тем выше потенциал региона.
    Autor: Индрек Аллманн
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Исчезновение российских туристов ударит по ида-вируским предпринимателям
Если ограничивать предпринимательство таким образом, что оно недосчитывается трети клиентов, для Ида-Вирумаа это будет означать серьезные потери, сказал в интервью радио Äripäev глава Spa Tours Калле Куузик.
Если ограничивать предпринимательство таким образом, что оно недосчитывается трети клиентов, для Ида-Вирумаа это будет означать серьезные потери, сказал в интервью радио Äripäev глава Spa Tours Калле Куузик.
Мосбиржа допустит к торгам облигациями нерезидентов из «дружественных стран»
Московская биржа c 15 августа вновь допустит к торгам облигациями иностранных инвесторов «из стран, не являющихся недружественными», сообщает BBC News.
Московская биржа c 15 августа вновь допустит к торгам облигациями иностранных инвесторов «из стран, не являющихся недружественными», сообщает BBC News.
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Ану Арновер: готов ли наш рынок недвижимости к «зеленой волне»?
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Как российский бизнес укрылся в Эстонии от потрясений сто лет назад?
На набережной Пирита не так много зданий старой постройки, но у тех, что сохранились, своя выдающаяся деловая история. Здание Laferme, например, некогда служило офисом табачной мануфактуры, торговая марка которой в свое время гремела по всему миру. Появился этот бренд в Эстонии «благодаря» революции 1917 года, когда российскому бизнесу пришлось спасаться от большевиков в соседних странах.
На набережной Пирита не так много зданий старой постройки, но у тех, что сохранились, своя выдающаяся деловая история. Здание Laferme, например, некогда служило офисом табачной мануфактуры, торговая марка которой в свое время гремела по всему миру. Появился этот бренд в Эстонии «благодаря» революции 1917 года, когда российскому бизнесу пришлось спасаться от большевиков в соседних странах.