Поделиться:

Почему новый законопроект не поможет в борьбе с танкистами

Предприниматели, которые не исполняют денежные обязательства перед клиентами или партнёрами, стали головной болью уже давно. Министерство юстиции Эстонии подготовило законопроект о внесении изменений в Коммерческий кодекс, чтобы искоренить такое явление как "танкисты", а система была бы более прозрачной и надежной. Однако на деле получилось, что документ противоречит принципам свободы предпринимательства, считает юрист «Ильяшев и партнеры» Георгий Джаниашвили.

Георгий Джаниашвили  Фото: Частный архив

Давайте определимся с понятиями. Уже само использование слова "tankist" в официальном документе – Коммерческом кодексе – сильно режет слух, поскольку является скорее сленгом, чем точной юридической или официальной дефиницией.

«Танкистами» в народе называют подставных лиц, на которых зарегистрированы задолжавшие компании или фирмы, действующие в «серой» зоне. Номинально они могут являться директорами, но в реальности имеют мало отношения к деятельности фирмы. Настоящий управленец находится «в тени» и, случись что, не несет никакой ответственности. Лучше было бы использовать для описания термин «подставное лицо» — это намного лучше подошло бы для Коммерческого кодекса.

Что не так?

Министерство юстиции хочет внести следующие изменения: запрещается отчуждение (или продажа) доли в OÜ, которая не представила годовой отчёт или иные документы; также запрещается назначать членом правления лицо, которое уже является членом правления в другой фирме, не представившей годовой отчёт или иные документы. То есть за непредставление годового отчёта "наказывают" собственника доли запретом на продажу OÜ.

Хорошо, что запрет не распространили на акционерные общества – ведь акционеры могут меняться каждый день, т.к. акциями предприятия активно торгуют на бирже. Поэтому данное обстоятельство указывает на абсурдность запрета отчуждения доли в OÜ. Ведь есть же и маленькие закрытые акционерные общества, которые немногим отличаются от OÜ.

Какая роль у «Иных»?

Основные документы, от которых зависит возможность или невозможность отчуждения доли – это годовой отчёт и налоговые декларации. Но читая законопроект, остается впечатление, что список не ограничивается только этими документами. В поправках указано, что запретом на отчуждение доли в OÜ может послужить отсутствие «иных документов». Получается, что, используя такую формулировку, Министерство юстиции оставляет возможность регулятору самому решать, что входит в этот непонятный список «иных документов». Традиционно все непонятное или «иное» только добавляет предпринимателям головной боли и ненужных бюрократических ловушек.

Точно не понято, как запрет на смену правления или отчуждение доли изменит ситуацию с «танкистами» для фирм, у которых есть долги перед партнёрами, клиентами, кредиторами и нет имущества и денег, чтобы с ними расплатиться. Не стоит забывать, что согласно действующему законодательству, ни владелец доли, ни член правления не отвечают за обязательства юридического лица – предприятия, а только за ущерб, причинённый самому предприятию при нарушении обязательств.

Ни одно из положений Коммерческого кодекса не предусматривает того, что к ответственности можно призвать только в тот момент, когда пайщик или лицо, являющееся членом правления, находятся в должности. Существуют нормы, которые позволяют (в случае исполнения всех условий) подать иск против лица, причинившего ущерб компании в качестве пайщика или члена правления. Требовать что-либо от бывшего пайщика (члена правления) компании (который на прямую был связан с деятельностью, причиняющей ущерб) проще, чем от более позднего пайщика (члена правления).

Станет ли меньше свободы?

Государственный суд в своём мнении по поводу данных поправок пишет, что создается впечатление о том, что для министерства представление является, так называемым, знаком качества, показателем того, что управляющие компанией люди хорошие; а если отчёт не представлен, то у собственников плохие намерения.

На практике, между владельцами компании часто происходят недопонимания или они имеют разное видение экономического развития предприятия, а из-за этого годовой отчёт может быть долгое время не утверждён. Однако такая ситуация не характеризует компанию и его владельцев, как лиц, которые осознанно не хотят исполнять свои финансовые обязательства. В данном случае, такое требование больше похоже на нарушение конституционных прав на право собственности.

Запрет назначать членом правления фирмы лицо, если оно является членом правления в другой фирме, не представившей годового отчета или иных документов юридического лица, напрямую противоречит принципам свободы предпринимательства.

В итоге, у Министерства юстиции Эстонии получился очень сомнительный документ, который противоречит изначальным целям законопроекта – борьбе с «танкистами». Указанные в проекте поправки не помогут с борьбой против подставных лиц. Если поправки будут приняты, то прозрачней бизнес-среду они не сделают, а создадут ненужные разбирательства и бюрократические путаницы.

Поделиться:
Самое читаемое