Пророчество Рузвельта

«Он, конечно, сукин сын, но он наш сукин сын», - эту фразу приписывают президенту США Франклину Делано Рузвельту, который якобы произнёс её в 1939 году по поводу диктатора Никарагуа Анастасио Сомосы-старшего. Позиция оправдания «своих сукиных сынов» не чужда и эстонским политикам, хотя и проявляется не столь открыто и более косвенно.

Политический обозреватель ДВ Эльконд Либман  

Одним из центральных в идущей предвыборной кампании стал вопрос государственной безопасности, что в условиях нерадостной международной обстановки неудивительно. Как вовсе не удивителен и тот факт, что в наших специфических условиях он (вопрос) максимально, а то и целиком сосредоточен на России.

Вот, например, Полиция безопасности рисует устами гендиректора КаПо Мартина Арпо апокалиптическую картину угрозы, которую несут нам трудовые мигранты из России. Чем они принципиально отличаются от ровно таких же гастарбайтеров из Украины или, например. Молдовы, которых суммарно явно больше российских, понятно – ни полслова. Ну, кроме той небогатой мысли, что Россия станет злостно манипулировать своими соотечественными монтажниками-строителями посредством телевизора. И очень богатой – о создании монофункциональных поселений с целиком зависящими от России в плане сырья ключевыми предприятиями и с близко связанными с Россией их руководителями. Приведённое – это почти дословная цитата из г-на Арпо.

У каждого свой интерес

Ещё один вопрос, не имеющий, правда, к нынешней предвыборной компании прямого отношения, но в поддержании высокого градуса которого наши политики играют не последнюю роль, это – «Северный поток-2». Проект рассматривается ими исключительно в политической плоскости. Мы должны в любых ситуациях защитить интересы Украины и предотвратить российскую газовую монополию в Европе.

С Украиной понятно. Сам подводный газопровод появился для обхода Украины, не просто зарабатывавшей и продолжающей пока зарабатывать как страна-транзитёр, но в «домайданный» период, ещё при Леониде Кучме, подворовывавшей газ, помимо официального его забора. Понятно и то, что Россия хозяйка своего слова – как обещала не прекращать прокачку газа через Украину, так, лишь только понадобится, обещание заберёт. Там даже есть соответствующий словесный пассаж.

Но что до угрожающей европейской безопасности монополизации Газпромом рынка ЕС, то это всё-таки больше страшилка. У Германии и в целом у ЕС вполне достаточно возможностей диверсификации поставок, чтобы Россия не могла тут командовать. Но здесь ещё чрезвычайно интересны наши главные союзники в этой борьбе с газопроводом – США и Польша. США во главе с Дональдом Трампом не хотят конкуренции своему экспорту сжиженного газа. А Польша бьётся с «Северным потоком» и как бы за Украину, чтобы на самом деле заполучить транзит газа на свою инфраструктуру, обходящую Украину.

Любопытный поворот проблеме «наших и не наших сукиных сынов» добавляет тот факт, что распространение энергетической хартии ЕС на «Северный поток» вызвало не только понятное неудовольствие в России, но и обвинение авторов этого решения Ангелы Меркель и Эммануэля Макрона в мягкотелой уступчивости со стороны лагеря жёстких противников газопровода.

Нам со всеми по пути?

Много внимания уделил проблемам безопасности министр иностранных дел Свен Миксер, выступивший перед Рийгикогу с «отчётным докладом». Это рутинное ежегодное выступление само по себе к предвыборной кампании отношения не имеет. Кроме того, что сейчас к ней имеет отношение всё. При этом Миксер, что было особо отмечено, ни разу не упомянул Россию. Можно предположить две причины, и обе они связаны с подходом Миксера к внешней политике как к следованию единой системе ценностей. Во-первых, при такой постановке вопроса Россия просто-напросто давно уже выводится за скобки. Во-вторых, говоря о серьёзных мировых тенденциях, угрожающих этой единой системе ценностей, министр, конечно же, ещё имел в виду и Дональда Трампа. Но поскольку он не мог традиционно не похвалить США, то называть Трампа, как «своего сукина сына», он не захотел. А посему не стал называть и его заклятого друга.

Затронул Свен Миксер и программу НАТО «Восточное партнёрство», отметив её благотворный и благородный порыв. В перечне государств, которые решено включить в «ближние окрестности», одни не вызывают или почти не вызывают сомнений, другие вынуждают слегка пожать плечами. Но есть одно, которое в данном конкретном контексте просто вводит в ступор. Имеется в виду Азербайджан. В этом постсоветском нефтяном султанате полиция не свинчивает людей на улице во время демонстраций и митингов. Потому что никаких демонстраций и митингов там нет. Потому что те, кто мог и хотел их организовывать, давно сидят в зиндане, если не повезло, а если повезло, то исповедуют свободу мысли и слова вдали от солнечной родины. Но об этом не стоит упоминать, потому как…Сами понимаете.

Точно так же, в давние советские времена, стоило какому-нибудь вождю под далёкими пальмами поклясться в верности «социалистическому выбору», как кремлёвские звёзды посылали ему свой свет и не только. Всем напророчил Рузвельт, если даже не говорил тех слов.

Самое читаемое