Поделиться:

Выборы. В чем причина неуспеха центристов?

Просочиться, не замочившись, между струйками можно разве что в старом анекдоте – об этом свидетельствуют результаты, показанные на парламентских выборах, по меньшей мере, двумя партиями уходящей правящей коалиции и их лидерами.

Политический обозреватель ДВ Эльконд Либман  Фото: ETV+

В воскресенье вечером разрешилась главная политическая интрига избирательной кампании – кто будет формировать правительство. Вопрос был важен потому, что при практически равной борьбе между Центристской партией и Партией реформ в течение всего предвыборного периода не только конфигурация будущего правящего союза, но и характер возможного альянса двух этих партий зависели от того, кто из них возглавит его формирование. После оглашения результатов выборов ясно – это будет Партия реформ.

Похоже, что реформисты и их сторонники сами немного изумлены убедительностью победы, а центристы и их друзья, безусловно, обескуражены очевидностью поражения.

Реформисты получают в Рийгикогу 34 места, а центристы, как раз эти 34 места и ожидавшие, должны довольствоваться 26 парламентскими креслами. Партия реформ увеличила своё представительство по сравнению с выборами 2015 года на 4 мандата, а Центристская партия лишилась одного места. На двух депутатов похудела партия Isamaa, если сравнить её с IRL образца 2015 года, и на целых пять – социал-демократы.

Достаточно упомянуть, что в Рийгикогу не попал его нынешний спикер Эйки Нестор, представлявший на Тоомпеа социал-демократов с 1992 года. Зато триумфаторами себя вне всяких сомнений ощущает партия EKRE – правые популисты твёрдо заняли третье место, увеличив свою фракцию с 7 до 19 человек, а её лидер Март Хельме уже успел заявить, что отныне в Эстонии без их согласия ничего делаться не будет.

Над вопросом, в чём причина такого финишного спурта реформистов, которых совсем недавно, казалось, не без облегчения дружно проводили в оппозицию, предстоит ещё поразмыслить. Отчасти, видимо, второе дыхание они обрели в результате ошибок соперников. А эти очевидные промахи обозначить проще.

Налоговые изменения, включая повышение акцизов, стали, конечно же, большим раздражителем, чем реформисты немедленно воспользовались. Центристы попытались реализовать свою идею ступенчатого налога в не облагаемом подоходным налогом минимуме, что породило определённую неразбериху и, как следствие, нервозность.

К тому же новый порядок экономически ударил по такой достаточно активной электоральной группе, как работающие пенсионеры. Нарвские дрязги, завершившиеся выходом большой группы центристов из партии и сменой, в сущности, власти там по типу «люди те же, только звать иначе» наверняка сказались на явке.

Важную роль в последние недели сыграла и искусственно и искусно разогретая истерика по поводу государственной гимназии в Кохтла-Ярве. Политики из Isamaa к которым подключились и другие, в частности, реформисты, без тени смущения на ясных лицах продемонстрировали, как они понимают интеграцию – язык должен быть один, а вот школьные крыши разные. В своём стремлении сохранить лицо и для тех, и для других избирателей, министр образования и премьер-министр лепетали нечто невнятное, и в итоге, скорее всего, потеряли как тех, так и других.

Совершенно загадочен индивидуальный результат Каи Каллас в сравнении с результатом Юри Ратаса. Все опросы показывали, что избиратели, симпатизирующие разным партиям, в качестве кандидата в премьер-министры отдают предпочтение Ратасу. Каллас занимала в этих опросах второе место, уступая Ратасу почти вдвое. Но на выборах она набирает более 20 000 голосов, а Ратас менее 10 000. Ровнёхонько поменялись местами, и за неимением, пока, во всяком случае, иных объяснений, остаётся лишь известное: «Неисповедимы пути Твои…».

Так или иначе, на сегодняшний день мы имеем пять прошедших в Рийгикогу партий, три из которых – очевидные лидеры, а две – аутсайдеры. Формировать коалицию будут (первыми) реформисты. Поскольку устами Каллас они заявили о невозможности сотрудничать с EKRE, то вариантов совсем немного, точнее, два: либо с центристами, либо с Isamaa и социал-демократами. Сама Каллас назвала предпочтительным второй вариант, что и понятно. С этими двумя мелкими аутсайдерами можно не особенно церемониться. Isamaa, конечно же, пойдёт в союз, тем более, что заметных различий с реформистами у них нет. С социал-демократами дело обстоит сложнее, и если они согласятся на подчинение, то это обернётся для них очередным кризисом идентичности. Впрочем, им не привыкать.

Договариваться с центристами даже с позиций победителя реформистам будет труднее. Впрочем, переговоры пока не начались, и о возможных альянсах мы ещё поговорим.

Поделиться:
Самое читаемое