Дмитрий Фефилов • 10 марта 2020 в 6:10

Лечение экономики коронавирусом

Почему рынки падают и все громче слышны голоса тех, кто предрекает кризис? При ответе на этот вопрос на ум в первую очередь может прийти печально известный коронавирус. Несомненно, в таком ответе есть доля правды, однако в действительности вирус играет, скорее, ту роль, которую вот уже как несколько лет не осмеливались брать на себя предприниматели, инвесторы, правительства и центробанки.

Дмитрий Фефилов  Фото: Andras Kralla

Коронавирус - это классическое воплощение теории «чёрного лебедя» Нассима Николаса Талеба, которая описывает неожиданные и труднопрогнозируемые события. Достаточно вспомнить, как вели себя рынки, когда злополучный вирус лишь только набирал обороты в Китае - даже когда источник заболевания, город Ухань, пришлось блокировать, на бирже и в мире в целом мало кто обратил на это внимание. Однако только когда география заболевания расширилась, стало очевидно, что что-то не так, и мы можем стоять на пороге кризиса.

«Что-то не так» №1

То, что Китай совершил за последние 30 лет, - невероятно. С 1977 года по 2015 год ВВП Поднебесной лишь только три раза рос менее 7%, а с 2016 года - в пределах 6-7%. То есть за 42 года не было не то что падения, а рост был такой, что позавидуют многие. Неудивительно, что за этот период страна прочно заняла позицию второй экономики мира, и ее влияние ощущалось во всех уголках земного шара. К слову, Австралия, которая гордится тем, что за последние 28 лет не переживала рецессий, должна благодарить за это своего большого соседа. Теперь же, когда сосед захворал, Австралия стоит на пороге того, с чем не сталкивалась уже более четверти века.

Разумеется, замедление экономического роста Китая прогнозировали уже давно. Коронавирус, как и положено «чёрному лебедю», может лишь добавить неопределенности и ускорить очевидный процесс. И в итоге мы можем стать свидетелями двух вещей: того, как весь мир в действительности зависит от Китая, а также того, что мало кто готовился к очевидному и пытался подстелить соломки.

«Что-то не так» №2

Отказываться от вольготных условий и уменьшать свою зависимость от Китая корпорациям было непросто. Кроме того, им следовало бы более аккуратно следить за своим бухгалтерским балансом. По данным отчета Организации экономического сотрудничества и развития, мировой долг нефинансовых корпораций с 2008 года вырос в два раза, достигнув 13,5 триллиона долларов. И треть этого долга должна быть погашена в течение трех следующих лет. Но если ситуация в экономике будет ухудшаться, то последствия весьма очевидны.

При этом, если учесть, что, например, на балансе Google (Alphabet), Apple, Facebook и Microsoft в сумме находится 328 миллиардов свободных долларов, то ясно, что большая часть задолженности сконцентрирована в «старых» секторах, которым генерировать наличность сложнее, чем технологическим компаниям, а значит, сложнее и обслуживать свои долги. Это значит, что именно там кроется опасность кризиса.

К таким секторам, например, относится нефтяной бизнес. Поэтому неудивительно, почему рынок вздрогнул, когда цена на нефть обвалилась. Казалось бы, дешевле топливо, меньше расходы. Надо радоваться. Однако радости это не вызвало, так как все понимают, что если нефтяные компании будут зарабатывать меньше, то в скором времени они будут не способны обеспечивать свои долги, что будет приводить к банкротствам. Других слабых игроков, коих накопилось немало, ждет та же учесть. И в итоге все это может в один день посыпаться как домино. И в этой неразберихе всем достанется по первое число.

«Что-то не так» №3

Раздувание корпоративных долгов, однако, - вина не только самих корпораций. Бизнес, как ему и положено, любой ценой, пусть и не всегда оправданной, пытался оставаться на плаву, поэтому частенько финансировал свою убыточную и неэффективную деятельность за счет долгов, а не прибыли.

Проблема в том, что для этого создавались все возможности со стороны центробанков, которые так и не сумели с последнего кризиса отказаться от постоянных инъекций в экономику в виде низких процентных ставок и количественного смягчения (QE). За эти годы развелось много компаний-зомби, которые без этих инъекций самостоятельно не способны выжить и которые в итоге паразитируют на рынке, искажая реальность и создавая нездоровую конкуренцию жизнеспособному бизнесу.

Но, похоже, микстура, которой столько лет накачивали рынок, перестала оказывать желаемый эффект. После того, как ФРС объявила об внеочередном снижении ставки аж на 0,5%, рынки сначала по привычке вроде воспряли духом, но уже через час все вновь повалилось в тартарары. Европейский центробанк вообще решил молчать. Оно и понятно - процентные ставки в Европе уже негативные, поэтому тут действительно лучше не открывать рот.

Вот и получается, что на протяжении стольких лет центробанки делали все, лишь бы всем было хорошо. Никто не осмеливался пойти против рынка, который был перенасыщен дешевыми деньгами и который требовал «еще, еще, еще». Теперь же, когда нужно что-то делать, уже ничего не сделать, так как лекарство, которое спасало раньше, уже не работает, а другого просто нет.

Так же, как нет и лекарства от коронавируса, который, возможно, станет последним звеном в цепи событий, которые много лет вели мировую экономику к известному финалу: коронавирус-Китай-долги-центробанки-кризис. Успокаивает лишь то, что кризис, в принципе, оздоровляющий процесс. Чем меньше зомби в экономике, тем лучше. Только жаль, что пришлось ждать «чёрного лебедя», вместо того, чтобы самим вовремя предпринимать меры. Прямо ирония судьбы получается: лечение экономики коронавирусом.

Самое читаемое