• Владимир Либман: пора уже снять это табу и начать поднимать экономику Эстонии

    Владелец Paekivitoodete Tehase OÜ Владимир Либман считает, что добыча фосфоритов – «запретная» тема в независимой Эстонии - может стать основой будущего экономического роста нашей страны.

    Я считаю, что будущее Эстонии – это, при всём уважении, не информационные технологии. У нас для этого слишком маленькое население. Даже если предположить, что мы – самая умная нация на Земле, просто в силу своей малочисленности нам не удастся родить столько «мозгов», чтобы IT-отрасль могла вытащить всю нашу экономику. Изобрести Skype мы можем, а накормить этим всю страну – нет. Тем более, что как только у наших компаний получается что-то толковое, они или сами уезжают на Запад, или их покупают крупные зарубежные конкуренты.
    Зато в нашей стране (в отличие, кстати, от Латвии и Литвы) есть крайне востребованное на рынке сырьё, запасы которого, по предварительным геологическим данным, самые большие в Европе. Да, я сейчас произнесу запретное слово – «фосфориты».
    25 лет данная тема была табу. Не то, что заниматься – даже заговорить на эту тему означало покуситься на святое (это как коммунистам сказать: «Давайте вынесем Ленина из Мавзолея»). Тема фосфоритов приравнивалась к государственной измене. «На ушко тебе рассказать можем, а вообще - нельзя», - говорили мне геологи.
    Россия, чьи запасы Кингисеппского месторождения значительно меньше, чем в Эстонии, уже 50 лет добывает фосфориты, делая из них муку и продавая её втридорога. Зарабатывает на этом, кстати, колоссальные деньги. Фосфорные удобрения – безумно востребованная вещь, особенно в ситуации, когда Африке грозит голод (об этом уже говорят открыто). Россияне уже не успевают муку производить, поэтому строят второй завод, что указывает на то, что запасов у них на 30-40 лет минимум. Поскольку в Эстонии запасы ещё больше, можем сделать вывод, что на 100 с гаком лет нам хватит.
    На сегодняшний день табу начинает потихоньку сниматься, и эту тему уже активно обсуждают даже в правительстве. Как ни странно, в основном, это делают представители EKRE.
    Те, кто всё ещё горячо протестуют против даже поднятия темы фосфоритов, не понимают двух вещей. Во-первых, технологии за последние 25 лет шагнули далеко вперёд. Во-вторых, те несчастные колодцы, которые, как нас уверяли, будут высушены вследствие геологических работ, никак в реальности не пострадают просто в силу того, что фосфориты залегают очень глубоко.
    Подготовка к добыче фосфоритов – процесс долгий. Пройдёт от 7 до 13 лет (это если мы начнём прямо сейчас) прежде, чем мы что-то начнём добывать и продавать. 5-10 лет уйдёт на геологию, ещё 2-3 года - на строительство шахты. Стоимость всего этого назвать невозможно, поскольку она зависит от глубины залегания (выяснится по итогам геологии) и от того, что мы будем продавать. Если руду, то это одна цена, если муку – другая. Я бы предположил, что всё это обойдётся нам от полумиллиарда евро до миллиарда.
    Но для начала нужно провести геологию. Я не понимаю тех людей, которые не хотят даже «включить свет», чтобы узнать, что у них есть. Мы страшно боимся за нашу экологию – и очень хорошо! Давайте сделаем геологию и развеем раз и навсегда все сомнения. Те геологические данные, из-за которых началась «поющая революция», были лишь предварительными. Серьёзной геологии никто не делал. Важно оценить не только объёмы залежей, но и физико-механические, а особенно - химические свойства этого сырья. Геологи мне говорили, что у нас очень хорошие фосфориты, но эти выводы они делали на основании предварительной, рамочной геологии. Нужны более глубокие исследования.
    Серьёзная геология позволит избежать и пустопорожних споров из серии «слово против слова», когда одна сторона пугает нас экологической катастрофой, а другая рьяно (но столь же безосновательно) доказывает, что никакого вреда не будет. Давайте сделаем геологию и выясним наверняка!
    Мы уже упустили много времени. Те 25 лет, что данная тема была табуирована, мы растеряли всю компетенцию, которая у нас во времена СССР была на очень высоком уровне. Ситуация похожа на то, что происходит со сланцем, только хуже.
    В области сланца ситуация с компетентными специалистами близка к катастрофе, но в последний вагон поезда вскочить всё ещё можно. А вот ситуацию с фосфоритами уже хорошо описывает фраза «иных уж нет, а те далече». Многие компетентные геологи либо умерли, либо находятся в глубоко почтенном возрасте, и ввоза зарубежных специалистов уже не избежать. Давайте попробуем не растерять то, что осталось?
  • Самое читаемое
Эльконд Либман: «Отечество» целится в реформистов и подмигивает EKRE
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Каким акциям балтийской биржи аналитики прогнозируют продолжение роста
Индекс балтийской биржи превысил рост индекса S&P 500. Местные аналитики прогнозируют продолжение роста для большинства местных акций.
Индекс балтийской биржи превысил рост индекса S&P 500. Местные аналитики прогнозируют продолжение роста для большинства местных акций.
Глава компании «зеленой энергетики»: Eesti Energia расширила бизнес в ущерб потребителям «Произошел самый обычный вывод сотрудников и активов из компании»
Недавняя реструктуризация сетевого предприятия Elektrilevi была ошибкой и, по сути, выводом активов в пользу Eesti Energia, пишет глава предприятия Sunly Прийт Лепасепп.
Недавняя реструктуризация сетевого предприятия Elektrilevi была ошибкой и, по сути, выводом активов в пользу Eesti Energia, пишет глава предприятия Sunly Прийт Лепасепп.
Владимир Либман: шестым чувством зафиксировал цену на электричество. Не верю в биржу
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.