• Михкель Нестор: война - начало новой эпохи в экономике

    Война в Украине означает для Эстонии начало новой эпохи не только в плане безопасности, но и в экономическом плане, считает экономический аналитик SEB Михкель Нестор.

    Экономический аналитик SEB Михкель Нестор.Фото: Рауль Меэ
    То, что большая соседняя страна превратилась во вторую Северную Корею, означает полный разрыв и без того не слишком тесных экономических связей, существовавших до сих пор, а также рост цен на энергоносители и высокую инфляцию.
    К счастью, до сих пор экономика Эстонии шла вперед при сильном попутном ветре, а потому способна адаптироваться к новым условиям.

    Новый железный занавес

    Так что же означает для нашей экономики война у нашего порога и последовавшие за ней санкции против России?
    Объем прямых экономических связей Эстонии с Россией с течением времени неуклонно снижался. Если еще десять лет назад торговля с Россией составляла 12% экспорта Эстонии, то в прошлом году – всего 4%.
    Более того, если исключить товары, по которым Эстония выступает только в качестве посредника, доля России в экспорте произведенных в Эстонии товаров составила лишь 2%.
    Таким образом, Россия была лишь 12-м по значимости пунктом назначения для эстонских товаров. В основном в Россию продавались различные машины. Предприятий, для которых Россия была единственным или даже основным рынком сбыта, вероятно, было не слишком много.

    Если еще десять лет назад торговля с Россией составляла 12% экспорта Эстонии, то в прошлом году – всего 4%.

    Михкель Нестор
    Экономический аналитик SEB
    Иная картина вырисовывается, если рассмотреть долю России в импорте Эстонии. В прошлом году Россия импортировала в Эстонию товаров на сумму более 2 миллиардов евро, что делает ее нашим вторым по значимости торговым партнером после Финляндии.
    Однако эта картина обманчива, поскольку основную часть импорта составляло топливо, которое, в свою очередь, вскоре снова вывозилось из Эстонии. Несмотря на большие объемы, добавленная стоимость этой деятельности невелика и касается лишь нескольких предприятий.
    В то же время Россия импортирует и товары, в которых эстонская экономика остро нуждается. Деревообрабатывающий сектор, на долю которого приходится более 2% ВВП Эстонии, в прошлом году импортировал из России необработанную древесину на сумму около 280 миллионов евро, что составляет примерно половину от общего объема импорта древесины.
    Прекращение поставок российской древесины приведет к росту спроса и конкуренции на отечественную древесину и, следовательно, к повышению себестоимости продукции.
    Еще более сложная ситуация царит в металлургической промышленности, сырье для которой также поступало преимущественно из России (и Украины). В отличие от деревообрабатывающей отрасли, в металлопромышленности найти новых поставщиков будет сложно и, очевидно, очень дорого.
    Не исключено, что дни широко распространенной бизнес-модели, когда из железа и стали с Востока в Эстонии изготавливались различные металлоконструкции, а затем экспортировались в Скандинавию, сочтены. Влияние сбоев в цепочках поставок, безусловно, отразится и на других отраслях, например, продолжится рост цен на строительство.
    Зависимость наших торговых партнеров от России – это тоже отдельный вопрос. Например, торговля с Россией Финляндии, основного пункта назначения эстонских товаров, в прошлом году составила 5,5% от общего объема экспорта. Кроме того, многие финские компании сделали крупные инвестиции в Россию, которые теперь, по сути, придется списать.
    В целом, по крайней мере, сегодня, кажется, что Россия скрывается за железным занавесом, и надежды на продолжение торговли с восточными соседями питать не приходится.

    Перспективы высокой инфляции

    Самой распространенной экономической проблемой в этом году будет инфляция, вызванная дефицитом сырья. Хотя, к примеру, за последнюю неделю Россия увеличила поставки газа в Европу, никто не может сказать, будут ли они продолжаться и в каком объеме.
    Даже если Россия не перекроет поставки, в ходе военных действий может быть нанесен ущерб физической инфраструктуре, проходящей через Украину.
    Новая тенденция на рынках – нежелание в принципе покупать российское «кровавое» сырье. Таким образом, нефть Urals в настоящее время торгуется с большим дисконтом по сравнению с нефтью другого происхождения, но покупателей на товар по-прежнему не находится.

    Согласно более раннему прогнозу SEB, средняя инфляция в Эстонии в этом году составит 6,5%, но теперь нам нужно готовиться к худшему.

    Михкель Нестор
    Экономический аналитик SEB
    Непосредственной причиной является то, что посредники не хотят рисковать. Не исключено, что за время, необходимое для доставки нефти покупателям, будут введены новые санкции, которые уже не позволят перепродать товар. Кроме того, сегодня существует сильное политическое и потребительское давление, чтобы вообще ничего не покупать у России.
    Помимо энергоносителей, война также окажет значительное влияние на цены на продовольствие. Россия и Украина являются очень важными производителями зерновых, поэтому цены на пшеницу в Европе выросли почти на 50%.
    Согласно более раннему прогнозу SEB, средняя инфляция в Эстонии в этом году составит 6,5%, но теперь нам нужно готовиться к худшему. Даже если каким-то чудом боевые действия вскоре утихнут, это не обязательно приведет к значительному падению цен на сырье. Кроме того, инфляция может опережать рост заработной платы, снижая реальную покупательную способность потребителей.

    Экономика адаптируется

    Помимо прямых, война имеет и косвенные последствия. Резкое изменение ситуации в сфере безопасности, вероятно, ослабит уверенность людей и снизит объемы потребления.
    Отечественные предприятия также могут стать более осторожными. Это означает замедление роста потребления и сокращение инвестиций, что окажет влияние и на рынок труда.
    В то же время, вероятно, нет смысла слишком драматизировать влияние войны на экономику – в глобальном масштабе война в Украине не может ослабить экономический рост.
    Удивительно мощный экономический рост в последнем квартале 2021 года показывает, что до сих пор дул сильный попутный ветер, и даже если динамика немного замедлится, эстонская экономика способна адаптироваться к новым условиям.
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

До введения полного эмбарго эстонские фирмы запаслись российской фанерой Однако в целом на импорт древесины война почти не повлияла
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
ЦБ РФ ожидает возврата экономики России к росту в 2025 году
В случае ухудшения геополитической обстановки Россия вернется к росту в пределах 1 процента не ранее 2025 года, полагает Центробанк. Банк России в то же время не исключает и оптимистического варианта.
В случае ухудшения геополитической обстановки Россия вернется к росту в пределах 1 процента не ранее 2025 года, полагает Центробанк. Банк России в то же время не исключает и оптимистического варианта.
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Ану Арновер: готов ли наш рынок недвижимости к «зеленой волне»?
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.