16 августа 2007
Поделиться:

Томас Друйен о феномене супербогачей

Все началось с простой идеи. По подсчетам ООН, 150 млрд долларов необходимо ежегодно, чтобы справиться с катастрофической бедностью. Если 2 тыс. самых богатых семей в мире сложатся, то каждая из них должна будет пожертвовать менее 10% своего состояния, подумал Томас Друйен. Почему бы не спросить некоторых из них, могут ли они себе представить нечто подобное?

Друйен работал во многих фондах и банках, был знаком с несколькими весьма состоятельными людьми, которым он рассказал о своей идее. Но они отреагировали весьма скептически. Но проект в конце концов рухнул из-за другой трудности: как вообще вычислить эти 2 тыс. самых богатых семей в мире? Их ведь не отыщешь в телефонном справочнике. Чем больше социолог занимался этим вопросом, тем очевиднее ему становилось, как мало известно о состоятельных людях. Самым последним фотографиям богачей-немцев несколько десятилетий. Братья Альди владеют 37 млрд евро. Как богатство изменило их жизнь? И что гораздо важнее: как они могли бы изменить своими деньгами жизнь других людей?

Именно этот вопрос не давал покоя Томас Друйену. Поэтому он организовал исследовательский проект по изучению феномена супербогачей при Мюнстерском университете, а также при Венском частном университете им. Зигмунда Фрейда, в котором с марта он является профессором. Этот проект единственный в своем роде. В настоящее время он проводит там исследования супербогачей. Он занимается людьми, чей капитал превышает отметку в 100 млн евро. У 500 из них он хотел бы взять интервью в рамках своего проекта.

Трудность заключается в том, что объекты его исследования неохотно распространяются о себе – как в беседе с журналистами, так и с учеными. Прежде чем заняться профессорской деятельностью, 50-летний Друйен, однако, был директором частного банка княжеской династии Лихтенштейна. На протяжении многих лет он сотрудничал со многими фондами и занимался такими вопросами, как помощь больным СПИДом или жертвам чернобыльской катастрофы. Кроме того, его тесть – немецкий певец Удо Юргенс. Подобные профессиональные и личные связи открывают ему ворота к виллам, оснащенным камерами видеонаблюдения.

Встреченных там людей он подразделяет на две категории: богатые и состоятельные. Богатые бережно охраняют свои состояния, состоятельные делятся накопленным с обществом – посредством своих фондов. Даже если он сам это формулирует по-другому, в принципе, он делит богачей на хороших и не совсем. Так, у исследования появилась основополагающая идея: хорошие – это те, кто помогает.

Он сам всегда был должен зарабатывать свои деньги, и, возможно, это помогает ему мысленно соблюдать дистанцию. Друйен – выходец из среднего класса, его отец был коммерсантом. Он сохранил критический взгляд, несмотря на то, что вместе со своей женой, актрисой Дженни Юргенс нередко попадал в заголовки журнала People. Он всегда был прежде всего социологом, говорит Друйен. В связи с этим он вынужден мириться и с более низкой зарплатой. Будучи директором банка княжеской династии Лихтенштейна, он, конечно, зарабатывал больше, чем сейчас, в качестве профессора социологии.

Друйен хочет подправить тот образ богачей, который сложился в обществе. "Мы не делаем различий между звездой шоу-бизнеса, менеджером инвестиционного фонда, председателем правление крупного предприятия, главой концерна и крупным акционером. Это приводит к тому, что все в мире думают, что Пэрис Хилтон богата – даже молодежь", – говорит Друйен. "Но это, конечно, шутка". По-настоящему богаты другие, известность еще не означает богатство. Реакцией на богатство, отмечает социолог, является в основном зависть. "При этом все происходит не совсем справедливо. Владельцам крупных компаний, которые создают много рабочих мест, зачастую приписываются негативные черты. А какому-нибудь деятелю шоу-бизнеса, который зарабатывает баснословные суммы, все спускается с рук". Даже если он тратит эти деньги только на себя, пишет IP.

Друйен установил, что сами супербогачи не всегда ощущают себя богатыми, потому что их деньги постоянно работают. Их средства вложены в компании, акции, рабочие места, а не хранятся в банковских ячейках в форме банкнот и монет. "Эти люди физически не могут выложить на стол миллион", – говорит он

По материалам Frankfurter Rundschau

Поделиться:
Самое читаемое