18 декабря 2007 в 11:30

Путин рискует

Согласие Владимира Путина принять пост премьер-министра страны, данное им на вчерашнем съезде «Единой России», не прояснило ровным счетом ничего и оставило больше вопросов чем ответов.

Это что же теперь, Владимир Владимирович будет ездить как пацан какой на доклад в свой бывший кабинет к юному Дмитрию Анатольевичу и отчитываться о проделанной работе? И все это «под камеру», в присутствии журналистов? Верится, честно говоря, с трудом. Тогда что – центр власти перенесется в Белый дом и, стало быть, все заклинания записных аналитиков о сакральности Кремля, как средоточия и источника российской власти суть ерунда? Действительно, бывали времена когда власть у нас отправлялась из Александровской слободы, Гатчины, Царского Села и иных живописных мест в окрестностях города на Неве. И, что характерно, это были не самые худшие периоды в развитии страны.

Но вернемся, однако к Путину и созданному им тандему Медведев-Путин, где на первый взгляд непонятно, кто едет впереди. Можно смело оставить за скобками (хотя почему, собственно говоря?) появившиеся сегодня, но далеко не новые по сути утверждения западных журналистов, что Медведев быстро уйдет в отставку и освободит таким образом дорогу Путину к очередному президентству – это было бы слишком вызывающая и некрасивая комбинация, Путин таких не любит. Тогда почему он избрал для себя способом сохранения власти кресло премьер-министра? Похоже, просто не было другого выхода. И у этой ситуации есть как плюсы так и минусы.

За восемь лет своего правления Путин крепко-накрепко приучил население и экспертов-политологов, что пост премьера занимает кто-то безликий и безропотный. Сначала в нем четыре года сидел Михаил Касьянов, доставшийся, как и Александр Волошин, Путину в наследство от Ельцина. Путин применил классический прием – обошел два самых значительных поста в государстве, лишив и Касьянова и Волошина своего доверия и, стало быть, реального влияния. Потом был добрейший Михаил Фрадков и теперь вот – животновод и финансист Зубков. Назначая премьеров, Путин таким образом автоматически удлинял властные вожжи, став премьером сам, он сможет эти вожжи натянуть и начать решать те задачи, которые раньше не решались или решались плохо.

Потому что преданность отнюдь не тождественна эффективности. Это главный и самый важный плюс новой схемы. И не надо, боже упаси, никаких переписываний конституции под Путина-премьера, просто когда он сядет в это кресло и обведет всех присутствующих добрым и ласковым взглядом, всем все сразу станет ясно.

Минусов два и каждый очень серьезен. Первый – это внешняя политика. Во-первых, по протоколу это исключительно прерогатива президента, а во-вторых, Путин за последние годы настолько вошел во вкус решения внешнеполитических проблем, уверенно заседая в «восьмерке» и произнося время от времени зажигательные «мюнхенские речи», что просто невозможно себе представить, как он всего этого лишится, это же как наркотик. Не верится, хоть режь, что Путин будет мирно отчитывать министров за недозавоз мазута и недосбор урожая, наблюдая по телевизору, как Диму Медведева принимает в Белом доме какая нибудь Хиллари Клинтон. И как Путин вернет к себе внешнеполитические функции, пока неясно. Скорее всего, это произойдет, так сказать, «явочным порядком». Западные (да и не западные тоже) лидеры – люди прагматичные и сразу смекнут, с кем в России можно сегодня «порешать вопросы». И тогда остается лишь посочувствовать Дмитрию Медведеву, который сразу превратится в мальчика-царя из фильма «Иван Грозный», за которого все решали злобные бояре и боярыни.

И вот здесь-то и зарыт второй и самый главный минус. Медведев. Сидя на омываемом потоками власти острове может вдруг явно ощутить в руках державу и булаву, а на голове – шапку Мономаха и осознать, что царь-то он. И в один миг перестать слушаться дядю Вову. И что тогда?..

Но. Уже приходилось говорить неоднократно, что ни Сталин, ни Брежнев формально главой государства не были, они были генеральными секретарями правящей партии, а главы государства – дедушка Калинин и дедушка Подгорный вручали в Кремле ордена и медальки героям и передовикам труда, имея к управлению государством крайне мало отношения. Русская модель власти - это сильный лидер и преданный ближний круг, в котором путем жестких схваток под ковром поддерживается устойчивое равновесие. А как в это время называется страна – Российская Империя, Советский Союз или Демократическая Россия – дело сугубо второстепенное. Так что все будет хорошо граждане-товарищи, хотя и без некоторой нервозности, которая просматривается. Но это ж вам все-таки Россия, а не Гваделупа какая. Однако, колбасит слегка.

Autor: Иван Подшивалов

Самое читаемое