11 декабря 2008 в 12:28

Дело - политическое, процесс – уголовный

…Так Александр Кустов, защитник Димитрия Кленского, охарактеризовал дело четырёх «дозорных», которых обвиняют в организации массовых беспорядков в апреле прошлого года в Таллинне.

Государственный прокурор Трийн Бергманн начала свою речь в судебных прениях со слов благодарности: «Хотя этот процесс изображали политическим и сфабрикованным на национальной почве, я благодарю защитников, которые не опустились до демагогии. Речь идёт об истинно профессиональных юристах».

По словам Кустова, это уголовный процесс, основанный на политическом уголовном деле. Выводы о наличии в текстах заявлений «Ночного дозора» слов, создающих антиправительственные настроения или подстрекающих к сопротивлению органам власти и беспорядкам, а также слов о желании массовых беспорядков сделаны обвинителем, заметил защитник. «Для таких выводов необходимы специальные неюридические познания, - подчеркнул он. - Однако обвинение не представило суду ни одной ссылки на экспертные оценки содержания текстов, на основании которых можно было бы судить, желал ли Кленский, а не коллектив авторов того или иного заявления, массовых беспорядков?»

Александр Кустов напомнил, что часть 1 статьи 10 Европейской конвенции по правам человека включает свободу придерживаться своего мнения, свободу получать и распространять информацию и идеи. «Последние две свободы особенно важны для нормальной политической системы и демократического устройства государства. Конечно, критика государства, его правительства также охватывается этой свободой. Практика Европейского суда по правам человека показывает, что свобода выражения в основном рассматривается в контексте политики. Журналист может избежать ответственности, если докажет истинность фактов, но в отношении оценочных суждений это требование выполнить невозможно», - сказал Кустов.

По мнению защитника, все документы, распространённые «Ночным дозором» при участии Димитрия Кленского, носят характер оценочных суждений с учётом общественно-политического и морально-психологического состояния общества.

«Обвинение не привело ни одного доказательства того, что хоть один человек принял участие в массовых беспорядках под влиянием общественной деятельности моего подзащитного или по его личной просьбе», - заключил Александр Кустов.

Самое читаемое