• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Политическое прости

    Некоторые мужчины живут с одной женщиной всю жизнь, некоторые – меняют жён по пять-шесть раз. То же происходит и в политике: в Эстонии есть такие неугомонные политики, которые сменили уже четыре-пять партий и свои взгляды от стенки до стенки.

    Тяжело назвать имя политика, который с момента восстановления независимости Эстонии больше всего сменил партий, так как объединения, распады партий, избирательные блоки делают эту задачу сложной, пишет газета Postimees.
    Вдобавок у политиков при смене партий есть юридически корректная отговорка, например, они могут быть кандидатами от партии, официально не входя в неё.
    В энциклопедии Википедия можно прочесть, что политик Юло Нугис входил в 7 партий, начиная с Коммунистической и заканчивая Uus Eesti.
    Самому Нугису не нравится, когда его спрашивают о смене партий. «Вам больше нечего делать, как пересчитывать мои партии?» - спрашивает он. Сам Нугис насчитал, что входил лишь в 4 партии: Коммунистическую партию Эстонии, Объединённую партию республиканцев, Объединённую партию и партию «Новая Эстония».
    Недавно к партии Социал-демократов примкнула Андра Вейдеманн. Политикой она начала заниматься в 1989 году, была одной из основателей Либерально-демократической партии Эстонии, потом из этой партии выросла Партия реформ. Затем Вейдеманн примкнула к центристам, а после скандала с прослушиванием стала руководить мятежным крылом Центристской партии – Партией развития. Последние 9 лет она входила в партию «Народный союз» и вот теперь – свеженький социал-демократ. То есть из партий, представленных в парламенте, она пока не входила только в партию IRL и Партию зелёных.
    Находятся и политики, которые возвращаются в партию, которую покинули раньше. Например, музыкант и сатирик Тармо Лейнатамм с 1990-х годов входил в Партию реформ, затем примкнул к Res Publica, когда же та стала загибаться, то снова вернулся к реформистам. Правда, в партию он снова не вступил, но в парламенте примкнул к реформистам, также он и в реформистском избирательном списке.
    Похоже повёл себя и Яан Кундла, который два раза в своей жизни вступал в Центристскую партию.
    «Так и происходит вербовка людей. Кто какую знаменитость найдёт. Затем происходит смена партий, что мы и слышим практически ежедневно», - поясняет Кундла закулисье местной политики.
    По мнению социолога Андруса Саара, к таким перебежчикам относятся, как к людям, которые в советское время входили в Компартию Эстонии, а после – били себя в грудь кулаками, что всю жизнь боролись за свободную Эстонию. По мнению Саара, нормально, что взгляды человека в течение жизни меняются, но не больше, чем 2-3 раза. Потом уже надо отстаивать свои позиции или просто уйти из политики. А не постоянно менять партии.
    Политические "перебежчики":
    Юло Нугис - 4 партии
    Тийт Маде - 3 партии
    Марк Соосар - 4 партии
    Сергей Иванов - 4 партии
    Яан Кундла - 4 партии
    Тийт Кябин - 5 партий
    Андра Вейдеманн - 4 партии
    Тармо Лейнатамм - 3 партии
    Autor: dv.ee Istsenko Olga
    Поделиться:
  • Самое читаемое

Казахстан перехватывает у России экономическое лидерство
Стало уже общим местом утверждение, что мир после 24 февраля «никогда не будет прежним». Наверное, это действительно так, в том числе это касается мира экономического. Россия, выключенная из значительной части международных цепочек поставок, неминуемо утратит позиции на самых разных товарных рынках. Один из претендентов на освободившееся место – Казахстан. Какие предпосылки для перетягивания бизнеса и инвестиций есть у этого государства, рассказывает Вадим Новиков, экономист, эксперт в области антимонопольной политики и прикладной микроэкономики, в 2022 году эмигрировавший из России в Казахстан.
Стало уже общим местом утверждение, что мир после 24 февраля «никогда не будет прежним». Наверное, это действительно так, в том числе это касается мира экономического. Россия, выключенная из значительной части международных цепочек поставок, неминуемо утратит позиции на самых разных товарных рынках. Один из претендентов на освободившееся место – Казахстан. Какие предпосылки для перетягивания бизнеса и инвестиций есть у этого государства, рассказывает Вадим Новиков, экономист, эксперт в области антимонопольной политики и прикладной микроэкономики, в 2022 году эмигрировавший из России в Казахстан.
Активная неделя на балтийской бирже
На этой неделе у инвесторов есть возможность принять участие в подписке на паи фонда недвижимости EfTEN и облигации латвийского банка BLuOr Bank AS. Также появится возможность торговать преимущественными правами на акции LHV.
На этой неделе у инвесторов есть возможность принять участие в подписке на паи фонда недвижимости EfTEN и облигации латвийского банка BLuOr Bank AS. Также появится возможность торговать преимущественными правами на акции LHV.
Вот чего добился Путин
Решение Финляндии и Швеции вступить в НАТО стало очередным поражением России в развязанной ею войне, в которой она, по мнению ее вождей и немалой части населения, воюет не столько с Украиной (с которой она вовсе даже не воюет), сколько с «коллективным Западом» и агрессивным Североатлантическим альянсом, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Решение Финляндии и Швеции вступить в НАТО стало очередным поражением России в развязанной ею войне, в которой она, по мнению ее вождей и немалой части населения, воюет не столько с Украиной (с которой она вовсе даже не воюет), сколько с «коллективным Западом» и агрессивным Североатлантическим альянсом, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Строительные фирмы, работающие по гостендерам, стоят перед нелегким выбором Министерства готовятся к остановке объектов
Рост цен на материалы все сильнее бьет по строительным компаниям, однако государство не торопится идти им навстречу. Министерства готовятся проводить ревизию — хватит ли вообще денег на строительство всех запланированных объектов.
Рост цен на материалы все сильнее бьет по строительным компаниям, однако государство не торопится идти им навстречу. Министерства готовятся проводить ревизию — хватит ли вообще денег на строительство всех запланированных объектов.