13 июля 2011

RAB требует власти

Бюро данных по отмыванию денег (RAB) стремится расширить свои полномочия и приобрести статус процессуально самостоятельной структуры, имеющей право проводить следственные действия. На сегодня Бюро является специализированной единицей в составе Криминальной полиции, выполняющей задачи по сбору и обработке информации о подозрительных операциях, подпадающих под контроль в соответствии с законом.

В мае специалистами Министерства финансов был подготовлен законопроект о внесении изменений в Закон о предотвращении отмывания денег и финансирования терроризма. В соответствии с ним с 1 декабря 2011 года должны вступить в силу нормы, существенно расширяющие полномочия Бюро.

По мнению ДВ, аргументы в пользу расширения полномочий Бюро понятны, но не вполне объективны, поскольку учитывают только интересы этой структуры, но не учитывают интересы налогоплательщиков, бизнеса и государства в целом.

По мнению сторонников  реформы Бюро, «для обеспечения более быстрого и эффективного раскрытия преступлений целесообразно предоставить RAB права на проведение расследований». В сопроводительном письме к законопроекту сказано, что в европейской практике много примеров того, что подразделение полиции по борьбе с отмыванием денег самостоятельно проводит расследования по крайней мере в самых сложных случаях.

Заведующий аналитической службой Бюро Айвар Орукаск уверен, что это вполне разумно, когда те люди, которые выявили факты отмывания денег, сами доводят свою работу до конца, то есть расследуют уголовные дела, возбуждённые по этим фактам.

Орукаск пояснил газете Aripaev, что в практике Бюро нередко возникают ситуации, когда люди, получившие от Бюро информацию для дальнейшего производства, вынуждены начинать всё сначала, проясняя для себя содержание выявленных нарушений. Вероятно, сторонники процессуальной самостоятельности Бюро находят отмывание денег слишком сложной сферой деятельности для рядовых следователей. 

Против новой законодательной инициативы публично высказались предприниматели и адвокаты. Например, AS Tavid высказало несогласие с инициативой, отметив, что предоставление Бюро полномочий на проведение расследований юридически не корректно. Руководство Tavid полагает, что Бюро, как и следует из его названия, является только структурой по сбору информации. Для расследования преступлений существуют следователи полиции,  в помощь которой оно создано.

Против процессуальной самостоятельности Бюро выступила и Адвокатура Эстонии. Адвокаты утверждают, что закон даже в его нынешнем виде ограничивает права предпринимателей и может еще ухудшить бизнессреду. Орукаск, со своей стороны, считает точку зрения адвокатуры и других критиков законопроекта сугубо коммерческой, так как они рассматривают закон «только со своей колокольни».

ДВ согласны с противниками нововведений. Анализ данных о финансовых операциях и расследование преступлений суть совершенно разные виды профессиональной деятельности. 

Предоставление самостоятельности Бюро вполне может повлечь ухудшение условий предпринимательства в стране, о чём предупреждают адвокаты. Кроме того, отмывание денег – только одно из  многих существующих составов преступлений в сфере финансов. Следуя своеоб­разной логике Орукаска,  стоит организовать самостоятельные службы для расследования каждого вида преступлений, ведь для них  требуются специфические знания и опыт.

Создадим еще Бюро по расследованию краж, Службу борьбы с фальшивомонетчиками, Агентство противодействия изнасилованиям…

Если проблема недостаточной компетентности следователей в финансовых вопросах существует, более разумным нам представляется организация специального обучения нескольких следователей Криминальной полиции, с тем чтобы они более эффективно работали с финансовой информацией и разбирались в вопросах отмывания денег. 

Autor: dv. ее

Самое читаемое