9 ноября 2011

Инициатива не всегда уместна

Министерство юстиции сообщило недавно, что анализирует возможность упрощения ликвидационного производства предприятий. Оно также намерено пересмотреть всю нормативную базу о неплатёжеспособности и санации. Как пояснил министр Кристен Михал, проблемы предпринимателей возникают из-за слишком сложного процесса банкротства.

«Именно поэтому в наши планы входит сделать процесс ликвидации более простым и удобным, а также обеспечить защиту кредиторов, - сказал министр. - Длинные банкротные производства уменьшают доверие общества к банкротству вообще, а также способствуют тому, что общество предвзято относится к обанкротившимся предприятиям». 

По мнению ДВ, инициатива министерства понятна, но было бы неплохо разобраться в матчасти. Решать этот вопрос нахрапом не стоит, иначе опять придётся вносить бесконечные поправки, не упрощающие жизнь предпринимателям. Действительно, сокращение некоторых сроков имеет смысл, так как процедуры, связанные с банкротством, нередко длятся годами и заканчиваются тем, что кредиторы не получают ничего.

С другой стороны, наши министерства разработали уже не один десяток законов, в которые постоянно вносятся поправки, а процедуры остаются колченогими. Чего стоит только многострадальный закон о госзаказе, который за несколько лет претерпел множество крупных и мелких изменений, а организация тендеров всё равно далека от идеала.

В данном случае нужно учесть, что наличие у специалиста министерства юридического образования не гарантирует его компетентности в вопросах банкротства. В том, что касается этой отрасли права, именно опыт имеет решающее значение, поскольку все эти процедуры в силу своей сложности и длительности не могут быть прописаны в законе во всех деталях и закон по сравнению с реальной процедурой схематичен.

В силу этого многие вопросы решаются судьями и банкротными управляющими по их усмотрению, исходя из судебной практики, здравого смысла и принципа «если не запрещено, значит, разрешено». Именно поэтому при разработке норм об упрощении этой процедуры отсутствие практики никак не может быть восполнено ни хорошими знаниями теории, ни аналитическими способностями.

 

Люди, работающие над изменением этих процедур, непременно должны «на ощупь» знать каждую строчку закона, или результат может оказаться хуже всяких ожиданий. Многие специалисты считают, что заметно сократить процедуру невозможно по объективным причинам, в противном случае будут иметь место нарушения прав участников процесса. У всех действий и этапов есть своё содержание, а действующий закон устанавливает сроки, учитывающие объективные возможности сторон и управляющего.

Сократить можно было бы разве срок для подачи заявлений о требованиях к должнику, который в Эстонии составляет 2 месяца, а во многих других странах – месяц. Иногда предлагается сократить срок для подачи исков об истребовании имущества должников от третьих лиц до года или двух, но это весьма спорный момент, так как он чреват злоупотреблениями. Должник будет иметь возможность «слить» ценное имущество на связанную структуру, подождать годик-другой и можно безбоязненно банкротиться – никто уже припрятанное имущество не отберёт, так как срок истёк. Так или иначе, любое упрощение должно быть реализуемым на деле, а не только на бумаге.

ДВ полагают, что если действующий закон работает и знающие люди говорят, что он приемлемый, то его лучше вообще не трогать. Будем честны - специалисты из Минюста вряд ли знают, как и что нужно менять. Для подготовки такого законопроекта непременно нужны тесные консультации с банкротными управляющими и судьями, тщательный сбор и обобщение их пожеланий и аргументов. Только в этом случае можно рассчитывать на то, что Минюст не наступит в который раз на «старые грабли» и действительно упростит процедуру, а не породит новые проблемы.

Autor: dv. ее

Самое читаемое