• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Плохое время для инвестиций в Европу

    Для России нет экономического смысла инвестировать в европейские экономики крупные средства, пока сохраняется высокая неопределенность в мировой экономике, считает руководитель международных программ Coface Russia Владимир Васьков.

    Об этом он рассказал в интервью Rus.db.lv во время конференции, организованной компанией Coface в Риге.
    В России много говорят про модернизацию. Как Вы считаете, российская экономика уже преодолевает "сырьевую зависимость" или пока все идет просто к увеличению ВВП на несколько процентов без структурных изменений в экономической модели?
    - В России предпринимаются очень много усилий для модернизационного рывка, чтобы перейти от сырьевой модели экономики к массовому производству высокотехнологичной продукции, востребованной в мире. Эта работа ведется, насколько она успешна сказать сложно, так как ситуация отличается в различных секторах. Например, в авиастроение есть успехи, уже есть новые модели самолеты, которые производятся или будут выпущены в ближайшем будущем. Мы надеемся, что они будут востребованы, так как на них уже есть заказы. Если речь о других секторах в промышленности, то там ситуация может быть несколько сложнее. Отсутствие инвестиций в отдельные сектора промышленности ограничивает темпы их развития.
    - У России есть крупные финансовые ресурсы, которые можно было бы использовать для инвестиций. Правда, МВФ и ЕС дали понять, что они заинтересованы в привлечение российских средств для решения своих проблем. Кроме того, есть точка зрения, что массовое влияние госсредств увеличит темпы инфляции и само по себе не решит проблему модернизации. Насколько нужны России инвестиции именно сейчас?
    - Конечно, инвестиции в промышленность очень важны. На это направлено много усилий, но пока само правительство не готово предложить какой-то механизм, который обеспечил бы качественный рывок в привлечении инвестиций. Поэтому мы вынуждены стимулировать конечный спрос, чтобы за счет этого росла экономика. Разумеется, ВВП в значительной мере до настоящего времени рос за счет благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры: цены на энергоносители, удобрения, металлы, на все те товары которые из России экспортируются. Если же говорить об инвестировании наших средств за рубеж, то наверное, сейчас это не лучший момент, учитывая неопределенность в мировой экономике.
    - Какие сейчас основные риски для экономики России
    - Общепринято считать что главным риском является падение цен на энергоносители. Если цена за нефть упадет сильно ниже 100 долларов за бочку (баррель)и составит 90-80 долларов, то одно это может повлечь очень большие проблемы для нашего бюджета, так как государство взяло на себя большие социальные обязательства: сильно повышенные пенсии, различные социальные выплаты, рост жалования военнослужащим, работникам в социальной сфере. Падение цен на нефть станет препятствием для такой бюджетной политики. Если говорить о других рисках, то это риски дальнейшего развития, неснижения уровня коррупции, что лично для меня кажется очень важным. Кстати, о коррупции и административных барьерах сейчас очень многие говорят в России. С этим надо что-то реально делать, ради модернизации экономики. Отсутствие какого-то прогресса в этом направление я также отношу к большому риску. 
    - Почему рост бюджетных расходов кажется большим риском? Ведь совокупный внешний долг России по отношению к ВВП сравнительно небольшой. Может лучше наращивать бюджетный дефицит? В мире все равно масса стран, для которых проблема бюджетного дефицита стоит гораздо сильней, чем в России.
    - Конечно, можно наращивать дефицит. Это даже целесообразно, так как есть примеры, что страны с гораздо большим дефицитом, чем у нас успешно обслуживают свои долги. Вопрос скорее в том, как мы должны выглядеть в той ситуации, в которой находится наша экономика. Ведь, мы стараемся привлечь иностранные инвестиции, пытаемся установить как можно больше связей со странами и с зарубежными компаниями, чтобы привлечь к нам новые технологии. Поэтому нам надо выглядеть как можно лучше, нам надо стремиться сохранить наши лучшие показатели и не потерять привлекательность для инвесторов.
    - Чем именно сейчас занимается Coface Russia?
    - Coface Russia (100-ая "дочка" французского холдинга Coface), начиная с середины прошлого года, способен предложить напрямую кредитное страхование. Это наш основной продукт. Кроме того, мы предоставляем информационные услуги и истребование задолженности.
    Среди наших клиентов есть компании из абсолютных разных секторов экономики. Мы готовы работать со всеми, хотя отдельные сектора могут быт малоинтересными для нас, потому что не все из них достаточно транспарентны в настоящее время. Среди наших клиентов преобладают международные компании, которые больше понимают преимущества использования кредитного страхования. Которые чуть более продвинуты в управлении своими рисками. Также мы работаем с локальными компаниям и готовы развивать наше предложение в дальнейшем.
    - Как много у вас клиентов?
    - Мы не можем разглашать подобные данные. Могу сказать, что Coface Russia работает практически со всеми основными секторами, кроме, пожалуй, сегмента энергоресурсов, так как здесь очень сильное влияние государства и роль коммерческих участников ограничена.
    -Что из себя представляет ваш страховой продукт?
    - Мы страхуем кредитные риски: риски неплатежей покупателей, риски неоплаты дебиторской задолженности, прежде всего краткосрочной дебиторской задолженности, возникающей при условиях продаж в рассрочку или отсрочке платежей.
    - Вы в плюсе или минусе?
    - Мы однозначно в плюсе! Даже в самые проблемные годы, в разгар экономического кризиса 2009 года наша убыточность лишь краткосрочно превышала 100 процентов. Сейчас она находится на нормальном комфортном для нас уровне. Может и хотелось бы, чтобы наши страховые выплаты были меньше, чем они сейчас. Но с другой стороны, если страховых выплат не будет, если страховые компании только собирают премии, то зачем они нужны. Наши клиенты должны видеть, что мы являемся эффективным решением проблемы кредитных рисков и своевременно производим страховые выплаты.
    - Вы работаете по всей России?
    - Офисы Coface Russia находятся в Москве и Санкт-Петербурге. Но нашими клиентами могут быть фирмы со всех уголков России. Если мы говорим о дебиторах, чей бизнес застрахован, то они могут быть не только из России, но и со всего мира, так как мы готовы страховать экспорт.
    - Может ли стать вашим клиентом европейская компания, которая не ведет бизнес в России?
    - Если страхователем является европейская компания, то мы не можем предложить страховой полис, так как это запрещают как российские законы, так и законы страны, в которой это предприятие находится. Но если у любой иностранной компании есть российская "дочка", то мы готовы это страховать и это как-раз наши потенциальные клиенты.
    - Вы часто отказываете в страховании?
    - Мы однозначно не страхуем незаконные сектора: торговля наркотиками, оружием и т.п. Со всеми остальными участниками рынка мы готовы работать. Другое дело, что не все сектора являются достаточно прозрачными, и не везде мы можем в достаточной мере оценить риски дебиторов. Поэтому мы часто не в состоянии предложить широкое покрытие, и часто это является блокирующим фактором для наших потенциальных клиентов, когда мы готовы застраховать только какую-то часть их оборота, а не 100%. Таким клиентам может быть неинтересным наше предложение.  
    - Сколько сотрудников у Coface Russia?
    - Всего около 60. Из них примерно 50 человек в московском офисе, и 10 в петербургском. Если говорить о московском филиале, то большинство сотрудников работают по сбору и обработке информации о рисках, составлением рейтингов дебиторов. То есть занимаются аналитической работой, причем не только для Coface Russia, но и для нужд других подразделений Coface, которые страхуют в своих странах риски неплатежей российских дебиторов.
     
    Autor: dv. ее
    Поделиться:
  • Самое читаемое

Таавет Хинрикус инвестировал в стартап бывших сотрудников
Стартап Lightyear, основанный двумя бывшими сотрудниками Wise, привлек 10 млн долларов, пишет
Стартап Lightyear, основанный двумя бывшими сотрудниками Wise, привлек 10 млн долларов, пишет
Местные выборы: сохранят ли центристы власть в Таллинне?
Расхожая истина о том, что местные выборы – это о дорогах и канализации в отличие от парламентских, которые о государстве и большой политике, родилась, конечно, не на пустом месте, но верна лишь отчасти, потому что описывает то, как следовало бы быть и хотелось бы, а не как бывает на самом деле, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Расхожая истина о том, что местные выборы – это о дорогах и канализации в отличие от парламентских, которые о государстве и большой политике, родилась, конечно, не на пустом месте, но верна лишь отчасти, потому что описывает то, как следовало бы быть и хотелось бы, а не как бывает на самом деле, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.