9 мая 2012
Поделиться:

Пухнем на сланцевом масле

На проходившем на прошлой неделе парламентском инфочасе премьер-министру Андрусу Ансипу задали любопытный вопрос, не слишком ли дёшево государство продаёт своё национальное богатство - сланец.

Поводом для дискуссии послужил тот факт, что четыре использующие сланец предприятия выплатили в прошлом году государству налог на ресурсы в размере чуть больше 20 миллионов евро, в то время как их прибыль превысила за тот же период 200 миллионов евро.

Выяснилось, что премьера тоже гложут по этому поводу сомнения. Ему тоже кажется, что сланец предприятиям государство могло бы отдавать и подороже, поскольку при производстве электроэнергии и сланцевого масла из сланца образуется масса всевозможных побочных продуктов, которые наносят вред окружающей среде. Ансипу тоже кажется, что нынешней платы за ресурсы не хватает, чтобы компенсировать нанесённый ей ущерб. В данный момент, оказывается, правительство уже даже обсуждает предложение ввести отдельный налог на производство масла.    

ДВ согласны с тем, что для производителей сланцевого масла пришло время поделиться. Сейчас они жируют, получая сверхприбыли, находясь практически в монопольных условиях при отсутствии конкуренции. Эстония одна из крупнейших производителей сланцевого масла в мире. Его производят ещё лишь в Бразилии и Китае. Им не надо бороться за рынок, он безбрежен. Сколько в него ни кидай, всё съест и ещё попросит.

В таких условиях представляется нормальным, если бы государство каким-то образом попыталось изъять лишнюю прибыль у предприятий.

Как это сделать с наименьшими для всех потерями - вопрос серьёзного анализа. То, что сегодня премьер-министру всего лишь кажется, следует детально исследовать, но, без сомнения, вопрос этот заслуживает изучения.

Сланцепереработка – производство ёмкое. Для того чтобы его наладить, предприятия инвестировали в него немалые деньги. Однако развитие этого направления было объявлено перспективным для Эстонии, и государство как могло помогало и без того не бедным предприятиям. Например, когда VKG Oil решил провести исследования по улучшению качества продукта, было решено выделить ему через ЦУ EAS 8 млн. крон. К тому же инвестиции инвестициями, а сверхприбыль при низкой себестоимости – сверхприбылью.

Идеальным вариантом могли бы стать экспортные пошлины, но вводить их, скорее всего, бессмысленно, так как при желании можно легко уклониться от их уплаты. Чрезмерное повышение налога на использование ресурсов может повлиять на развитие и на конкурентоспособность производителей, поэтому такой шаг, вероятно, окажет ощутимое негативное воздействие на нашу экономику. Нельзя просто взять, да и повысить налог. Разумнее было бы ввести гибкую плату, создав плавающую шкалу, которая зависела бы от цен на мировых рынках, отследить которые не составит труда.   

Но и в этом случае есть подвод­ный камень в виде повышения и без того высокой цены на электроэнергию. Введя новый или повысив существующий налог на сланец, мы увеличим стоимость производства электроэнергии, а поскольку рынок электроэнергии у нас больше похож на фикцию, значит, мы просто поднимем цены. Даже если речь пойдёт о небольшом повышении, насколько негативным окажется от этого эффект для экономики, сейчас неясно.    

Ясно одно, что любая попытка умерить аппетиты производителей будет, само собой, воспринята ими в штыки. Однако тут уместно было бы вспомнить, что им свойственно прибедняться. Помнится, после повышения акциза на топливо руководители предприятий пугали тем, что вынуждены будут свернуть деятельность и распустить всех рабочих. Между тем они не только успешно работают, но и активно расширяют свои производства, а об их прибыли говорят годовые отчёты.    

Autor: dv. ее

Поделиться:
Самое читаемое