• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    А вот в наше время... 

    Можно задать вопрос, в чём заключается зерно проблемы между эстонским и русским обществом.

    Другими словами: почему не эстонцы не могут понять, что живя в Эстонии нужно знать язык и культуру страны? Почему часть русскоязычного населения думает, что у эстонцев не может быть своей культуры и истории", пишет в Eesti Paevaleht Игорь Копытин, историк-докторант Таллиннского университета.
    "Ответы нужно искать в прошлом веке. Россия не была готова к пролетарской революции, так как рабочий класс, считавшийся авангардом революции, составлял менее 5% от всего населения страны. Карл Маркс называл Россию отставшей от Европы аграрной страной, а русскую культуру «деревенским идиотизмом», имея ввиду архаичный уклад жизни россиян и поголовную безграмотность.
    Реорганизация традиций и быта началась во времена Сталина. Цель всеобщей коллективизации и индустриализации заключалась не только в том, чтобы сломить коллективный народный дух русских, но и в создании дееспособной Красной Армии.
    Советский человек должен был быть универсальным котлом, сплавившем в себе все народы, проживавшие тогда на  территории СССР.
    В гражданской войне, начавшейся после революции, а также во время более поздних репрессий была уничтожена вся русская интеллигенция.
    Марширующие под красными знамёнами старики говорят, ну и что, что Сталин уничтожил миллионы людей, «Зато в стране был порядок». Это можно объяснить стремлением русской души кому-то подчиняться. Теперь настала новая эпоха, когда стены увешиваются портретами Путина, создавшего в стране мнимый порядок.
    Во времена Брежнева все советские люди жили с уверенностью, что система непоколебима. Кажущаяся стабильность успокаивала людей. Не было разницы, украинец ты, русский, узбек или кто-то еще, жил ты в Москве, РСФСР, ЭССР или в другом месте – ты мог везде спокойно общаться на русском языке. Это и стало драмой старшего поколения, мыслями живущего в  России, а сердцем в СССР. Зачастую разговор они начинают со слов: «А вот в наше время…»
    Не хотят мириться
    В российских СМИ часто пишут, что в Эстонии русские утрачивают свой язык и свою культуру. Есть ли у советского человека национальная культура? Нет. Есть только ностальгическая социальная связь, мышление прошлого века, которое стараются передать молодёжи. Молодое поколение уже давно адаптировалось в эстонском обществе. Оно преимущественно владеет эстонским языком, и нашло себе место в жизни. В этом заметен вечный конфликт отцов и детей, когда молодое поколение не считает нужным придерживаться ценностей старших.
    Но остаётся часть русскоязычных, кто принципиально не хочет мириться с новым положением. Маргинальная часть русского общества проповедует крайние взгляды, пытаясь выступать в качестве создателей общественного мнения. Усилителем этого выступает Российская Федерация со своей непрекращающейся информационной войной, используя для этого медийные каналы, купленных журналистов и т.н. соотечественников".
    Autor: Ирина Бреллер
    Поделиться:
  • Самое читаемое

Таавет Хинрикус инвестировал в стартап бывших сотрудников
Стартап Lightyear, основанный двумя бывшими сотрудниками Wise, привлек 10 млн долларов, пишет
Стартап Lightyear, основанный двумя бывшими сотрудниками Wise, привлек 10 млн долларов, пишет
Местные выборы: сохранят ли центристы власть в Таллинне?
Расхожая истина о том, что местные выборы – это о дорогах и канализации в отличие от парламентских, которые о государстве и большой политике, родилась, конечно, не на пустом месте, но верна лишь отчасти, потому что описывает то, как следовало бы быть и хотелось бы, а не как бывает на самом деле, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Расхожая истина о том, что местные выборы – это о дорогах и канализации в отличие от парламентских, которые о государстве и большой политике, родилась, конечно, не на пустом месте, но верна лишь отчасти, потому что описывает то, как следовало бы быть и хотелось бы, а не как бывает на самом деле, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.