23 июля 2012
Поделиться:

Кризис был Эстонии на пользу

Экономист Пол Кругман в июне в своем блоге отметил, что Эстония, которую всё время ставят в пример другим странам, сумела лишь частично выбраться из кризиса. Комментарии нобелевского лауреата вызвали волну возмущений, в том числе президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес крайне нелестно высказался об экономисте.

"Чопорный, заносчивый и высокомерный" - так президент Эстонии охарактеризовал экономиста Пола Кругмана. Критиковать Кругмана взялись и эстонские предприниматели, пишет Bloomberg.

Гендиректор Estanc AS (хранение и поставка технических жидкостей и газов)  Вайдо Палмик поддерживает президента ЭР и говорит, что экономист мог бы высказываться мягче, а не выдергивать факты из контекста.

По словам Палмика, финансовый кризис был на пользу Эстонии.

Он подчеркивает, что на самом деле кризис ударил по экономике Эстонии, у его компании был период застоя, уменьшилась прибыль, а число работников сократилось из-за того, что многие из последних уезжали на заработки в Финляндию.

Надо отметить, что сам экономист едва ли ожидал от президента маленькой Эстонии такого выпада в его сторону. Он не учел, что Ильвес окончил Колумбийский университет в Нью-Йорке и свободно говорит по-английски.

«Кругман не все просчитал», говорит Урмас Варблане, «когда экономический кризис пришел в Эстонию в 2008 году, то мы уже ошущали собственный кризис». Варблане, который преподает экономику в Тартуском университете, считает, что реальный кризис случился здесь намного раньше.

В 1990 годах оплата эстонского труда была очень низкой, а рабочая сила была квалифицированной и образованной, поэтому финны двинулись на юг и начали строить свой бизнес. В некотором смысле, Эстония являлась своего рода финской Восточной Германией: близко, дешево и нет больших культурных различий.

Примерно в 2004 году, шведские и финские банки начали активно конкурировать за продажу ипотечных кредитов в Эстонии, и эстонцы начали строить новые дома. Варблане перечисляет то, что он называет «ужасными событиями» в годы бума. Частный долг вырос с 10 процентов до 100 процентов ВВП. В то время как долги «текли» в страну, рабочие уходили с производства в поисках более высокооплачиваемой работы в строительстве. Заработная плата росла быстрыми темпами, и рост производительности труда выровнялся. Производство стало дороже. Внутренний долг начал вытеснять иностранные инвестиции.

Autor: Ирина Бреллер

Поделиться:
Самое читаемое