• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Мнение: жить в долг опасно для независимости страны 

    Чтобы дать экономике Эстонии очередной толчок для развития, предлагают идею – увеличить долговую нагрузку страны. Я против такого метода, так как считаю, что для государства, особенно молодого государства, нет ничего важнее его суверенитета, уверен Cами Сеппянен, председатель правления Elisa (здесь и далее мнение автора - прим.).

    Кроме этого, в нынешней ситуации, государству недостаточно иметь лишь конституциональную независимость, в разы важнее – независимость экономическая.
    Стоит нам лишь взглянуть на Грецию: в барахтающейся в долговом бремене стране право принимать решения  отдано (переведено) кому-то другому. Можно спросить, насколько сегодня независима Греция и греки?
    Молодая Эстония приняла когда-то очень правильные решения, присоединившись к НАТО и Европейскому Союзу. Эти решения позволяют Эстонии обеспечивать классическую суверенность. Сегодня Эстония и по своим экономическим показателям в числе лучших стран еврозоны и именно благодаря тому, что у страны нет крупных долговых обязательств, а у правительства есть возможность и желание составлять сбалансированный бюджет.
    Красивая жизнь за счёт детей. Экономическое сообщество предыдущих поколений привыкло к модели, когда кредитору возврат по кредиту, выданному госсектору, был 100% гарантирован.
    Осознание, что государственные долги и облигации ненадёжны и могут упасть в стоимости или вообще обесцениться, потрясло устои традиционной экономической модели.
    Насколько мне известно, долги Греции стали первыми, пережившими реструктуризацию.
    В еврозоне есть и другие страны, погребённые под долгами, начиная от Ирландии-Португалии и заканчивая Италией-Испанией. Они стали для банков большим риском (неспособность вернуть долги), поскольку бюджеты этих стран до сих пор дефицитны.
    Несомненно, есть множество способов украсить жизнь людей за счёт кредитов, но я бы сейчас не принимал решений, расплачиваться за которые будут следующие поколения. Эта красивая жизнь была бы за счёт наших детей. К счастью, эстонцы, обладая крестьянским складом ума, никогда не любили жить в долг. Я не могу представить для небольшой страны худшего положения, чем несбалансированный бюджет, поскольку в таком случае страна утрачивает свой суверенитет, а решения за неё начинают принимать другие.  
    Другая тема – низкая производительность Эстонии. Типичным мерилом производительности является валовой внутренний продукт, произведённый за средний рабочий час. Нередко сравнивают показатели Эстонии и Финляндии, отмечая очень большую разницу между ними. Я согласен с результатами подсчёта, но я не думаю, что это лучший измеритель для оценки производительности экономики разных стран. Особенно при условии, что планируется сравнить эффективность или конкурентоспособность экономики.
    Столь значительная разница в показателях производительности Эстонии и Финляндии кроется, в числе прочего, в количестве местных международных крупных предприятий. В Финляндии их много: Kone, Nokia, UPM, Wartsila и пр. Оборот одной только компании в два раза больше всего ВВП Эстонии, а общий оборот шести крупнейших финских предприятий превышает ВВП Эстонии в пять раз.
    Если бы в Финляндии таких крупных предприятий не было, то разница между производительностью Эстонии и Финляндии была бы значительно меньше. На международный уровень эти компании начали выходить в 60–70-е годы. Некоторые их них имеют более чем столетнюю историю, а их опыт международной деятельности превышает 50 лет.
    Важнее всего рост. По историческим причинам у Эстонии не было возможности стать стартовой площадкой для международных крупных компаний. Международная конкурентоспособность основана, в первую очередь, на ноу-хау. Также она нуждается в финансировании и в некоторых сферах - в сырье. Для получения ноу-хау проще всего привлечь в страну дочерние компании международных предприятий или выполнять для них субподряд. Так, например, поступил Китай, который в ближайшие годы может стать крупнейшим в мире экономическим государством, но не государством с самой высокой производительностью.
    Настолько ли важна производительность? В экономике важнее всего рост, основой которого является конкурентоспособность. Сосредоточимся на обеспечении конкурентоспособности и росте таким образом, чтобы бюджеты предприятий и государства были сбалансированы. После этого увеличится и наша производительность – тогда будет приятнее сравнивать себя с другими странами. Финляндия оказывает поддержку ориентированным на экспорт предприятиям, которые создают рабочие места для местных людей, образуют новые экономические отрасли и напрямую поддерживают экономический рост страны. Если у нас будет достаточно средств для подобных действий, то Эстонии стоит поучиться на этих удачах и ошибках.
    Autor: dv. ее
    Поделиться:
  • Самое читаемое

Число пассажиров Tallink увеличилось более чем вдвое
Судоходная компания Tallink сообщила, что в ноябре этого года было перевезено 351 857 пассажиров, что на 121,6% больше, чем в ноябре прошлого года, пишет
Судоходная компания Tallink сообщила, что в ноябре этого года было перевезено 351 857 пассажиров, что на 121,6% больше, чем в ноябре прошлого года, пишет
Арно Силлат: слишком много хайпа вокруг Rivian
По мнению исполнительного директора Эстонского союза предприятий по продажам и обслуживанию автомобилей Арно Силлата, у компании Rivian (её называют «конкурентом Tesla») нет впечатляющего будущего, т.к. она не предлагает ничего нового. Вместо этого он предлагает обратить внимание на шведскую транспортную компанию.
По мнению исполнительного директора Эстонского союза предприятий по продажам и обслуживанию автомобилей Арно Силлата, у компании Rivian (её называют «конкурентом Tesla») нет впечатляющего будущего, т.к. она не предлагает ничего нового. Вместо этого он предлагает обратить внимание на шведскую транспортную компанию.