dv.ee • 14 ноября 2013 в 14:42

Катарина Крючкова: законы подорожают

Партии не желают снижать высшую границу запрещенных пожертвований, так как это заставило бы их снизить цены на законы. Скорее, заметно желание партий эту цену поднять, пришет журналист Aripaev Катарина Крючкова.

В позапрошлом году канцлер права Аллар Йыкс сообщил, что, по словам одного предпринимателя, за инициирование изменения закона нужно заплатить партиям 32 000 евро. За эти деньги можно получить гарантию поддержки одной партии в продвижении закона. Точно такая же сумма, т.е. 32 000 евро – высшая граница запрещенных пожертвований партиям.

В начале прошлой недели выяснилось, что к проекту Закона о партиях не поступило ни одного предложения, которое бы снизило границу в 32 000 евро. Если же изменят еще и Уголовный кодекс (а этим сейчас занимается Министерство юстиции), сумма достигнет 40 000 евро. Это значит, что партии могут поднять цену законов до 20 процентов. Пожертвования в пределах данной суммы не повлекут за собой уголовного производства. Осудить смогут лишь за перенебрежение "прейскурантом".

Можно утверждать, что наказание не дает результатов, и для исправления системы необходимо внести широкие изменения в систему финансирвония партий. С  другой стороны, среди членов партий в последнее время усугубился синдром безнаказанности. Это ясно выразил бывший глава реформистов Сийм Каллас, когда он комментировал деятельности предприятия R-Hooldus, анонимно и незаконно финансировашего партию. Каллас утверждал: "Все партии незаконно финансируются". Такими аргументами политики внушают, что нелегальное финансирование – это нормально. Смиритесь с этим, пишет Крючкова.

Эксперты, однако, не смиряются - продолжает журналист. В опубликованной недавно новости Eesti Paevaleht эксперты утвержают, что высшая граница запрещенных пожертвований могла бы быть в десятки раз меньше, чем 32 000 или 40 000 евро. Это, однако, не сочетается с расточительным образом жизни парламентариев, иначе бы они хотя бы попытались снизить нижнюю границу запрещенных пожертвований. Кажется, что народные посланники не ощущают стоимости денег. За те же 40 000 евро можно купить маленькую квартиру в центре Таллинна. Так называемые "обычные люди" полжизни выплачивают банковский кредит, чтобы это себе позволить, отмечает Крючкова.

Чувство безнаказанности в немалой степени усугубляет и недавнее решение Госсуда, которым был оправдан бывший член таллиннской горуправы Мати Элисте, обвиняемый в торговле влиянием. Решение состояло в том, что необходимо отдельно установить, было ли влияние на чиновника незаконным. То есть норм, которые разграничивали бы законное и незаконное влияние на чиновника, в Эстонии не существует. Из этого можно заключить, чтло любое влияние разрешено, поскольку разрешено все то, что не запрещено. Ссылаясь на решение касаемое реформиста Элисте, суд частично остановил и криминальное разбирательство в отношении парламентариев от центристов Прийта Тообаля и Эстер Туйксоо.

Волей-неволей создается впечатление, что эстонские политики составляют законы прежде всего для того, чтобы защитить себя и интересы своего бизнеса, заключает Крючкова.

Самое читаемое