Показное убийство

Москвичи прощаются с Немцовым  Фото: Scanpix/Reuters

Потрясшее мир убийство Бориса Немцова может остаться не раскрытым даже, если власти будут прилагать все усилия, чтобы установить истину.

Достаточно вспомнить, сколько лет ушло на то, чтобы раскрыть убийство шведского премьера Улофа Пальме, а когда это, наконец, произошло, сомнений осталось достаточно.

Но почему-то кажется, что искренних усилий те, кто расследует преступление, и те, от кого ход расследования зависит, прилагать не станут, хотя имитации деятельности будет хоть отбавляй. Делать скоропалительные выводы и указывать в чью-то сторону пальцем нельзя. Но очень многое в этом деле настораживает.

Борис Немцов был убит на Большом Москворецком мосту, рядом со Спасской башней Кремля, в месте, буквально нашпигованном камерами слежения и находящемся под бдительным наблюдением спецслужб. Специалисты утверждают, что преступники действовали быстро и чрезвычайно профессионально, что, кроме всего прочего, свидетельствует о тщательной подготовке. Это, конечно, тоже не позволяет делать окончательные и далеко идущие выводы. Но вызывает, по меньшей мере, большие сомнения в версиях чисто уголовного убийства – из-за денег, из ревности – которые не замедлили появиться. Ревнивый муж или завистник не просто не стали бы выбирать такой демонстративный способ расправы, но и не сумели бы её так осуществить. У высокопоставленных коррупционеров, конечно же, вырос на Немцова очень большой зуб, да и возможностей у них побольше, чем у разъярённых рогоносцев. Но в их арсенале имеются другие испытанные средства, и очередное творение телевизионных терминаторов «Анатомия протеста-3», посвящённое персонально Борису Немцову, уже значилось в программе передач НТВ.

Следствие, разумеется, должно рассматривать любые версии, но похоже на то, что ему, как и обществу в целом, с самого верха и по нисходящей начинают подсказывать «верное направление». В этом смысле очень показательна – и тревожна – быстрая реакция первого лица. Высказав гневное возмущение убийством (слова соболезнования прозвучали из его уст несколько позднее), Владимир Путин заявил, что «убийство имеет все признаки заказного и носит исключительно провокационный характер». Уточнять, кем и против кого была затеяна провокация, президент не стал. Но за короля по всем законам жанра в игру тут же вступила свита. Она доходчиво объяснила про «врагов России», про «пятую колонну» и «дестабилизацию страны». Заявление пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова о «среднестатистическом гражданине Немцове», который уже ни на что не влиял, никем всерьёз не воспринимался и (тут главное!) не представлял ровно никакой опасности власти, стало своего рода превентивным залпом, верно услышанным и предварившим канонаду «версий» про Немцова как «сакральную жертву либералов и западных недругов», получившую большое распространение.

Из первых эмоциональных откликов на убийство Бориса Немцова одним из самых точных и глубоких был блог Ксении Собчак на snob.ru «Убийство Немцова. Хаос ненависти». Одна лишь маленькая цитата оттуда: «Нет никакого Путина, отдающего приказ об убийстве, но есть Путин, построивший адского терминатора и потерявший над ним контроль». Наиболее радикальные критики путинского режима с этим не согласны, но это похоже на правду. В той системе координат, где деяния выстраиваются по осям ненависти и патологического неприятия иной точки зрения, где ложь или полуправда настойчиво выдаются за истину, а беззаконие - за законность, где насилие рядится в одежды благодеяния, утрата контроля над ситуацией рано или поздно становится неизбежной. При этом вышедшие из-под контроля искренне убеждены, что действуют от имени контролёра – он ведь нахмурил брови. И в этой системе убийство Бориса Немцова в любом случае получается показным.Поэтому трудно написать традиционное: «Следствие покажет». Хотя очень хотелось бы надеяться.

Самое читаемое