23 сентября 2015 • 18 мин
Поделиться:

Maximaльный ущерб

Некоторое время назад разгорелся корпоративный спор, который можно по праву назвать «битвой титанов» от бизнеса по масштабам Балтии   

Некоторое время назад разгорелся корпоративный спор, который можно по праву назвать «битвой титанов» от бизнеса по масштабам Балтии.

В правовое противостояние со своими парт­нёрами вступил Нериюс Нумавичиус, один из самых состоятельных людей Балтии. На кону стоит имущество, суммарная стоимость которого исчисляется в миллиардах евро. Vilniaus Prekyba UAB является лишь частью этого огромного имущественного массива, но именно Vilniaus Prekyba (далее – VP) хорошо известна жителям Эстонии, т.к. является холдингом, управляющим сетью супермаркетов Maxima и сетью аптек Euroapteek. Чем может закончиться «развод» уже бывших друзей, но пока ещё партнёров, не знает никто. Количество исковых заявлений и взаимных обвинений растёт, и в выигрыше пока лишь адвокаты.

Что не поделили Нумавичиус и Марцинкевичиус?

Имущественный массив Нериюса Нумавичиуса и его партнёров состоит из большой и сложной цепочки холдинговых компаний и их дочерних структур во многих странах мира. Крупнейший актив в Балтии - VP. 

Изначально акционерами VP были братья Нумавичиус (Нериюс, Юлиус и Владас) и братья Марцинкевичиус (Жилвинас, Миндаугас и Гинтарас), Игнас Сташкевичиус, Ренатас Вайткевичиус и Миндаугас Багдонавичиус. Ни у кого из партнёров не было контрольного пакета (50% +1 акция), и компания управлялась акционерами совместно.

После ряда сделок, совершённых в 2010 г. братьями Нумавичиус, Нериюс Нумавичиус (далее - НН) стал мажоритарным акционером VP. Его пакет акций дорос до 70% капитала VP, и он сегодня контролирует как VP, так и большую часть активов, структурно не входящих в VP (см. схему).

Именно тот факт, что у НН теперь контроль, стал причиной разгоревшейся «корпоративной войны». НН же заявляет, что миноритарии, вероятно, занялись банальным шантажом и пытаются вынудить его выкупить у них акции. Некоторые уверены, что НН «отжал» миноритариев от управления некогда совместного имущества.

По утверждению Миндаугаса Марцинкевичиуса (далее - ММ), мажоритарный акционер приобрёл акции, которые дали ему полный контроль, незаконно и причинил остальным акционерам ущерб.

Речь идёт о следующем: брат НН Юлиус (далее - ЮН) собрался уезжать на проживание в США. Свой пакет акций он подарил отцу, а отец передарил акции НН. Второй брат НН - Владас Нумавичиус (далее - ВН) совершил с НН обмен акциями. В результате этих сделок пакет НН стал равен примерно 70%.

Обычно при выходе акционера из бизнеса оный предлагает принадлежащий ему пакет другим акционерам, и все они имеют право преимущественного выкупа, т.е. приобретения акций пропорционально размеру уже имеющегося у них пакета. Таким образом, если бы ЮН и ВН решили продавать акции, их имели бы право выкупить все акционеры VP пропорционально, а не один НН.

Однако дарение акций является сделкой, на которую не распространяется ни право преимущественного выкупа (подарить родственнику акции можно, не предлагая их другим акционерам), ни налоговое обязательство по уплате подоходного налога со сделки. Именно поэтому ММ обратился в суд с иском, в котором утверждает, что сделки дарения и мены были мнимыми и прикрывали собой реальную продажу акций между братьями Нумавичиус. Истец требует произвести реституцию по этим сделкам, т.е. вернуть около 30% акций прежним акционерам, восстановив прежнее распределение пакетов, или возместить ущерб, причинённый другим акционерам.

ДВ как обычно опросили обе стороны конфликта.

Версия 1: миноритарий хочет вынудить мажоритария купить его акции

От имени Нериюса Нумавичиуса отвечала адвокат Ольга Петрошевичене.

Г-н Миндаугас Марцинкевичиус требует через суд от г-на Нериюса Нумавичиуса вернуть 30% акций VP прежним собственникам. ММ заявляет, что НН приобрёл эти акции противоправно и причинил акционерам ущерб, что НН совершил ряд мнимых сделок с братьями. В чём мнимость?

Комментировать допущения ММ на юридическом языке – трудная задача, т.к. исковые требования ставят неправильные цели, противоречащие законодательству. Очевидно, что реальные цели этих требований – запутать общественность и втянуть в спор как можно больше участников (родственников, акционеров, налоговые органы). ММ утверждает, что отец семейства – Владиславос Нумавичиус, его сыновья ЮН и ВН совершили якобы фиктивные сделки с НН. Якобы de facto они не подарили свои акции НН (а продали – прим.ред.). ММ, как третье лицо, просит суд применить реституцию и требует от НН вернуть подаренные ему акции. Этим требованием ММ не защищает свои нарушенные права, а защищает права отца и братьев НН. Насколько нам известно, они никогда не просили о подобной помощи.

Во-вторых, чтобы сделать эту историю интересной общественности, которую раньше не интересовали споры братьев, ММ использует уже однажды опробованный инструмент – создаёт новую историю о неуплаченных налогах и пытается втянуть налоговые службы в спор. В информации, предоставленной СМИ Миндаугсаом Марцинкевичиусом, сказано, что «была создана очень простая схема. ЮН передал свои акции отцу, а отец передал акции НН. С точки зрения предпринимателя, обязательства по уплате налога с продажи акций таким образом можно избежать». На самом деле эта сделка не имела отношения к налогам: согласно Закону о личных доходах, такие сделки, при ко­торых человек дарит активы брату, являются однозначно освобождёнными от налогообложения, то есть, дарение акций отцу не было необходимым. Это утверждение противоречит первому утверждению ММ. Если дарения акций не было, и спорные акции до сих пор принадлежат отцу и братьям НН, то как можно было уклониться от уплаты налогов со сделки, которой не было?

В-третьих, в исковом требовании ММ к суду он пытается доказать, что его права были нарушены, так как он был лишён возможности воспользоваться правом преимущественного выкупа акций, подаренных НН. В самом начале иска ММ объясняет предположительно нарушенное право, но затем, в конце иска, он уже не пытается защищать своё нарушенное право и не требует дать ему возможность выкупа акций. Вместо этого он требует только признать недействительными передачи акций обратно в собственность братьев НН.

Мы уверены, что реальное намерение ММ не имеет ничего общего с нарушением прав акционера или с желанием раскрыть эти несуществующие налоговые схемы. Это обычное желание злоупотребить доверием общественности и правовой системой страны, чтобы продать его акции дороже.

НН инициировал «кампанию честности», т.к. мы осознали допущенную ранее ошибку – группа компаний и НН слишком мало сообщали общественности о своей деятельности. Мы создали «Белую книгу», в которой излагается открыто история группы компаний, география её деятельности, активы, а также объясняются наиболее важные сделки, произведённые Группой. Мы обнародовали структуру личных активов НН, а также одну из наиболее болезненных страниц в деятельности компании – создание благотворительного фонда «Spindulys» (благотворительный фонд для инвалидов, созданный после скандала, вспыхнувшего из-за использования группой VP налоговых льгот для инвалидов, что позволило существенно снижать налоговые обязательства группы компаний. Когда история стала известна общественности, полученные путём такой налоговой оптимизации средства были направлены в указанный фонд). Принципиальная позиция НН остаётся неизменной – он всегда был и остаётся человеком, соблюдающим собственную приватность и приватность своей семьи. Он не комментирует личные отношения с родственниками.

Какой ущерб был причинён и кому?

К сожалению, не видя исковых документов, мы не можем ответить предметно на этот вопрос. Насколько мы поняли, ММ не требует возмещения ущерба.

Недавно арестовали акции НН в качестве меры обеспечения иска. Чьи это акции? Эти пакеты акций принадлежат НН или подконтрольным ему юридическим лицам?

Не видя иска, не можем ответить на этот вопрос.

Почему НН не обратится за такой информацией в свой банк, где у него счёт в ценных бумагах? Обычно банк сам сообщает VIP-клиенту об аресте ценных бумаг...

Нет ответа.

ММ сказал, что имеются признаки выведения активов в офшоры и, якобы, слова одного из братьев Нумавичиус эти факты косвенно подтверждали. Вы не могли бы объяснить контекст? Что именно выводилось, кем и как это подтвердил брат НН (если это правда)?

Сложно комментировать такие топорные обвинения. НН, в целях безопасности семьи, целостности бизнеса и для успешного планирования, перевёл некоторые акции, которыми он лично владеет, в трастовые фонды, расположенные на Бермудах и Кюрасао. Это было сделано исключительно по личным причинам, и это не имеет отношения к деятельности группы. Прежде, чем это было сделано, налоговые органы Литвы были уведомлены, и было получено одобрение.

То есть, если бы активы НН остались в пределах Литвы, то это причинило бы ущерб благополучию и безопасности семьи, а также бизнесу?

Нет ответа.

Вы планируете обжаловать меры обеспечения иска, применённые судом. Значит ли это, что меры были применены незаконно. Если это лишь рутинное применение обеспечительных мер, то какими будут ваши аргументы для их снятия?

Единственное, что мы имели в виду в связи с предпринятыми мерами (арест акций), так это то, что они обычны для такого рода производств. Однако, обеспечивая иск таким путём, суд не рассматривал суть искового требования. Это чисто процессуальное решение, обычное для такого рода исков (передача акций). Тем не менее, если исковые требования являются такими очевидно несерьёзными, арест акций может рассматриваться как нарушение нашего права и пропорциональности мер.

Откуда вы знаете, что требования ММ несерьёзны, если вы не видели иска?

Нет ответа.

ММ требует вернуть 31% акций прежним собственникам или возместить причинённый ущерб на сумму в 1 млрд. евро. Как он подсчитал стоимость иска и ущерба? Что предпримет НН, если проиграет иск на такую сумму?

Не видя искового заявления, не можем ответить. Мы поняли, что ММ не предъявлял никаких требований об ущербе. Комментарии сейчас преждевременны.

ММ заявляет, что НН совершил налоговые мошенничества. Что он имеет в виду?

Мы более чем уверены, что ни VP, ни лично НН никогда не были замешаны в схемах по уклонению от уплаты налогов. Беспочвенные обвинения и публичные спекуляции уже вызвали серьёзный ущерб репутации как акционеров, так и VP group в целом. Группа компаний VP и некоторые акционеры уже призывали ММ взять на себя ответственность за свои неправдивые утверждения. Был подан иск против ММ с требованиями о защите чести и достоинства UAB «Vilniaus Prekyba» и её акционеров в связи с этим.

Из-за чего вышел такой грандиозный конфликт?

«Белая книга VP» подробно разъясняет обстоятельства исторического развития группы и даёт ключевые ответы. Основная причина исков и публичной кампании против НН и всей группы продиктована желанием произвести как можно более возможный удар и вынудить к переговорам о выкупе акций у ММ.

Версия 2: семью миноритария отстранили от управления

На вопросы отвечает миноритарный акционер VP Миндаугас Марцинкевичиус.

Вы требуете от НН вернуть около 30% акций другим акционерам, так как тот приобрёл акции незаконно и причинил остальным акционерам ущерб. Так?

Не вполне. Оспариваемые сделки – это сделки по передаче акций, которые фактически состоялись. Сначала НН приобрёл акции своего брата Юлиуса Нумавичиуса (ЮН) – 8%. Затем он произвёл сделку по обмену акциями с братом Владасом Нумавичиусом (ВН) и получил ещё 22% акций. Около 4% акций принадлежит технически эмитенту (VP – прим. ред), а фактически НН контролирует 70%. Эти сделки разрушили структуру собственности и позволили НН получить полный конт­роль над компанией и проводить любое решение, которое он сочтёт нужным. Началось массовое создание холдинговых компаний и их дочерних структур, активы начали выводить в иностранные юрисдикции, а развитие группы совершенно остановилось. В первой сделке, когда НН приобрёл у ЮН 8% акций, братья использовали в качестве посредника своего отца. ЮН подарил акции отцу, а отец подарил их НН. НН заплатил ЮН около 100 млн. евро за что-то.

В чём же незаконность?

Подарок не должен подразумевать возмещение, как это было в обоих случаях с ЮН и НН. С какой стати им безо всякой причины отдавать 100% своего состояния брату? Такое обоснование широко обсуждалось в суде в деле ЮН против НН. Тогда именно ЮН утверждал, что сделка мнимая и незаконная. По нашему мнению, эти сделки дарения, с которых, вероятно, не были уплачены налоги, были мнимыми и прикрывали фактическую продажу акций. Дарение не подразумевает компенсацию в какой-либо форме. 100 млн. евро, с которых ЮН начал свой бизнес в США, больше похожи как раз на адекватную цену его пакета акций по состоянию на 2010 г., чем на «рождественс­кий подарок» от брата. Если же квалифицировать дарение как фактическую продажу, то следует учитывать, что другие акционеры имели право преимущественного выкупа акций пропорционально размерам их пакетов. «Такое уже раньше делалось. ЮН – третий акционер, ушедший из компании, но в этот раз на следующий же день после сообщения о продаже акций решение продавать было аннулировано, и акции были переданы родственнику ЮН на основании «семейной сделки». Сразу после того, как НН якобы приобрёл дополнительные 8% акций к своему пакету, он провёл целый ряд сделок со своим вторым братом ВН. В этот раз они произвели между собой обмен акция­ми. ВН получил контрольный пакет EVA Grupe UAB (на тот момент владевшей кондитерским производством Vilniaus Pergale). А НН получил ещё 22% акций VP, при этом EVA Grupe стоит на рынке 100 млн. евро, а VP стоит более 4 млрд. евро. Эти две сделки имели критичес­кое влияние на всю группу, а сейчас являются предметом крупного корпоративного спора. Мы, семья Марцинкевичиус, считаем, что это было началом коллапса группы. Мы были отстранены от возможности выкупить акции. Поэтому мы просим суд произвести реституцию и вернуть акции их законным собственникам, либо возместить ущерб. Суд уже принял решение о применении мер обеспечения иска и арестовал некоторые активы НН. Но многие активы уже выведены на Бермуды, Кюрасао и другие подобные юрисдикции и распределены по сложной структуре холдингов и трастов.

Какого размера пакет и какого именно эмитента был заблокирован? Он принадлежит НН или подконтрольному ему юридическому лицу?

Арестованные акции – это акции в многочисленных компаниях группы VP, которые были, вероятно, незаконным образом переданы с использованием мнимых сделок для сокрытия фактической продажи акций. Эти акции в Литве, поскольку нам крайне трудно добраться до зарубежных активов. Размер арестованных пакетов колеблется от 22% до 60% акционерных капиталов предприя­тий. Судебный исполнитель смог арестовать лишь некоторые пакеты акций, т.к. другие уже не являются собственнос­тью НН. Многие свои активы НН поместил в различные трастовые фонды как раз незадолго до возникновения конфликта. Уверен, это было сделано, чтобы защитить активы от неотвратимых юридических баталий.

Есть признаки того, что имущество уже выводят в офшоры? Какие именно?

Да, это подтвердили НН и его юрист. Сначала он учредил холдинговую группу предприятий в Нидерландах, потом несколько трастов на Бермудских о-вах и на Кюрасао, потом он перевёл свои акции и активы VP в эти SPV (от анг. special purpose vehicle – компания специального назначения, – прим. ред.). Речь идёт как раз об акциях, которые НН приобрёл у братьев, мы попытаемся вернуть их из этих юрисдикций.

Вы требуете или восстановить прежнее распределение долей, или возместить ущерб в размере 1 млрд. евро. Откуда такая сумма? Что будет делать НН, если проиграет споры? Он возместит сумму?

Рыночная стоимость компании 4 млрд. евро как минимум, а стоимость 30% пакета акций – это около 1 млрд. евро. Это рассчитанная из стоимости активов сумма. Мы выдвинули также требование восстановить «status quo» в компании, при котором НН принадлежало 36% акций, а нашей семье - 30%. Если реституция будет невозможна, то суд должен взыскать возмещение ущерба. Если НН проиграет дело (а вероятность этого довольно высока), приобретённые им незаконным путём акции останутся арестованными до тех пор, пока суд не примет решение о практическом разрешении ситуации. Если 30% акций и голосов у НН будут изъяты, компания будет управляться двумя крупными группами акционеров с равным капиталом.

Петрошевичене считает, что ММ хочет вынудить НН выкупить у него его акции по цене выше рыночной. Были ранее предложения о выкупе?

Я могу подтвердить, что Петрошевичене это говорила. Но нам никогда прямо и недвусмысленно не предлагали продать акции. Мы хотим подписать соглашение акционеров, которое бы урегулировало отношения между ними, лишь так мы можем выйти из компании. Мы были бы в этом случае вполне открыты для цивилизованных переговоров, это куда лучше «сражений».

Истец уверен, что мажоритарий причастен к налоговым нарушениям? Если с предприятия взыщут суммы налогов и штрафы, пострадают интересы всех акционеров, т.е. ваши тоже.

По нашим подсчётам, по крайней мере 34 млн. евро налогов могли быть недоплачены в госбюджет из-за продажи акций, оформленной как дарение. Ущерб мог быть причинён всем акционерам и госбюджету. Уклонение от уплаты могло быть совершено через несколько компаний группы VP. НН не был ответственен за эти действия прямо, но именно он был инициатором, в результате чего были созданы десятки холдинговых компаний и дочерних структур, в которых VP group не является ни девелопером, ни собственником супермаркетов, а лишь собственником франшизы. Это стало возможным благодаря получению НН контроля над компанией, увольнению всех людей в компании, кто имел отношение к другим акционерам и найму на их должности лояльных НН юристов. Именно НН пересмотрел процесс назначения правления и применил эти изменения. Уже ведётся расследование литовс­кой налоговой службы.

В чём причина конфликта между акционерами?

Между акционерами была устная договорённость, которая до 2010 работала. Все решения в компании должны были приниматься единогласно, а акционеры инвестировать вместе, но никогда не по отдельности. В марте 2010 всё изменилось. Дарением между ЮН и НН обеспечило последнему обладание половиной голосов. Затем его пакет увеличивался. Поскольку сделки были внутрисемейными, семья Марцинкевичиус оказалась фактически отстранена от управления компанией. Это позволило НН заменить весь менеджмент во всех компаниях группы на 12 очень лояльных НН управленцев, в результате чего и остальные акционеры были отстранены от принятия решений. Мы попытались разрешить возникшую проблему конструктивно, но потерпели неудачу. В начале 2015 мы решили пойти в суд и вынести всё на публичный уровень, т.к. нам просто не оставили выбора. Активы уже были выведены за рубеж, компания уже 4 года как прекратила расширяться. Наиболее прибыльные структуры группы были как-то переведены под контроль НН. Когда это ситуация стала известна общественности, НН немедленно покинул страну, и сейчас живёт в Лондоне. Он отказывается принимать документы от суда, а тем временем количество исков накапливается.

Мнимая власть

ДВ стало известно, что НН живёт в Лондоне и отказывается принимать документы от суда. В этом причина того, что он не видел исков и других документов?

Не совсем понятно также, с чего вдруг акционеру дарить такие исключительно дорогие акции своему родственнику. Если ЮН собирался переезжать в другую страну и не хотел больше принимать участие в управлении компанией, он мог бы выдать доверенность своему адвокату или брату и остаться при этом собственником акций. Результат был бы тот же, что и с дарением – 70% акций были бы под контролем семьи. А вот в случае продажи им акций, если ЮН нужны были деньги на собственный бизнес, применялось бы уставное правило преимущественного выкупа.

Действительно, «мнимое дарение», которым гипотетически можно прикрыть фактическую продажу, является единственно возможным вариантом, чтобы и деньги за акции получить, и сохранить пакет акций внут­ри семьи, отстранив остальных акционеров от реального управления компанией.

Миноритарии формально сохранили за собой акции, но фактически они не могут повлиять ни на что, включая распоряжение активами компании. Если НН решит перевести все ценные активы на баланс других юридических лиц, миноритарии никак не смогут этому воспрепятствовать, т.к. их голосов недостаточно. ДВ попросили прокомментировать наши домыслы НН и/или Петрошевичене. Комментария мы не получили.

Autor: Анастасия Тидо

Поделиться:
Статьи по теме
Самое читаемое в ДВ

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее