Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Взорвут ли Европу?

    Фото: Caro / Korth

    Взрывы в Брюсселе отличаются от предшествующих терактов в Париже реакцией — куда меньше стало призывов и сомнений. Все вопросы уже были поставлены и ответы на них на самом деле уже даны. Терроризм после краткого перерыва вновь становится элементом политического ландшафта.

    Брюссельская серия терактов — взрывы прогремели сначала в аэропорту, затем в метро — захватила новостные ленты по всему миру, но реакция на нее несколько отличается от реакции на случившиеся полугодом ранее теракты в Париже и на случившуюся еще полугодом ранее атаку на редакцию французского журнала "Шарли Эбдо". Если тогда терроризм мгновенно стал поводом для размышлений на тему легальной и нелегальной миграции, справедливости войны в Сирии и так далее, то теперь на этом фоне наблюдается, можно сказать, тишина.
    Новости сугубо деловиты — правительства выражают соболезнования и проводят срочные совещания, повсеместно усиливаются меры безопасности, приостанавливается работа транспорта, спецслужбы опровергают версии и домыслы. СМИ, как обычно, обильно цитируют очевидцев, рассказывающих, как все было кроваво, но никаких идей, мнений, оригинальных предложений.
    Как будто все уже все сказали и подумали еще тогда, и добавить ничего не в силах. Все вопросы уже поставлены, ответы на них если не проговорены вслух, то явно подразумеваются. Даже высказывания российских деятелей про "печальные итоги политики двойных стандартов", и те дежурны. Все же понимают, что у всех двойные стандарты, и тем, кто призывает "не делить террористов на хороших и плохих", наверное, не стоит выступать единым фронтом с "Хезболлой", например.
    Нет, никто не будет из-за этого отменять Евросоюз и восстанавливать границы. Это стоит таких денег, а экономические связи приносят такие выгоды, что отказываться от этого ради нескольких десятков жертв раз в год никто не будет. Нет, никто не опасается торжества ультраправых радикалов, потому что даже если это случится, то что, по большому счету, сделают эти радикалы? Построят газовые печи и начнут сжигать марокканцев? Нет, конечно. И никто в Европе не готов на самом деле отказаться от мигрантов — это рабочая сила, и за полный отказ придется расплачиваться благополучием большинства. В конце концов, проблемы миграции и проблемы терроризма — не одно и то же.
    Теракт всегда имеет мощный психологический эффект, но он быстро проходит. Сейчас по Парижу все гуляют так же, как и раньше, и точно так же через неделю будут гулять по Брюсселю. Ну что теперь, не летать на самолетах, не ездить в метро, не ходить по улицам? В соцсетях задаются вопросами: понимают ли они теперь, что натворили? А что они натворили? Вот Россия, вроде бы, по такой логике, ничего не натворила, а теракты тем не менее случаются регулярно. Конечно, все всё понимают. В мире вообще все время кто-то что-то творит, за что потом приходится расплачиваться. Можно подумать, кто-то из критиков мог бы сделать так, чтобы терактов не было. Если бы мог, наверное, самолеты над Синаем не падали бы.
    И Европа, и Россия переживали и куда более кровавые периоды в истории. Возможно, самым передовым гуманистам в определенный момент стало казаться, что если католики и протестанты больше не режут друг друга, а Гитлер побежден, то можно построить наконец "город Солнца", в котором все будут жить во всеобщей гармонии и никто не будет доведен до крайней степени отчаяния. Но даже в вегетарианскую послевоенную эпоху в Европе взрывали ирландцы, взрывали баски, стреляли и брали заложников палестинские террористы и бомбисты из ультралевых европейских организаций, устраивали теракты борцы за независимость Южного Тироля и так далее. Без всяких сирийских мигрантов.
    Да, те теракты были в основном политическими, направленными на солдат или чиновников (хотя были и гражданские жертвы, и та же RAF взрывала универсамы и редакцию Axel Springer), а сейчас на все это накладывается национальный и религиозный факторы, плюс Интернет увеличивает масштабы трагедий стократно. И очень неприятно осознавать, что у тебя дома сидят какие-то люди, которые в любой момент могут неожиданно что-нибудь взорвать. Но если кто-то думает, что можно устроить все так, чтобы безопасность была абсолютной и люди перестали гибнуть вообще — это похоже на то, как некоторые люди сто лет назад всерьез верили в то, что при коммунизме люди перестанут умирать. У людей всегда будут идеи, те или другие, и всегда найдется тот, кто за них решит проливать кровь. Но ни одного, ни двух, ни даже серии терактов недостаточно, чтобы в корне изменить ту политику, которую Европа решила проводить.
    По материалам Делового Петербурга.
     
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Эльконд Либман: «Отечество» целится в реформистов и подмигивает EKRE
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Инвестор продал почти миллион акций LHV
Компания Ханнеса Тамъярва HTB Investeeringud за последний год продала более 60% своего портфеля акций LHV.
Компания Ханнеса Тамъярва HTB Investeeringud за последний год продала более 60% своего портфеля акций LHV.
Экономист: нельзя заключать энергетические соглашения со странами, политических взглядов которых мы не разделяем
По мнению главного экономиста Luminor Ленно Уускюла, освободившись от энергетической зависимости от России, Европа должна избегать заключения новых масштабных и долгосрочных энергетических соглашений со странами, с которыми мы не разделяем политических взглядов. В противном случае это означает замену одной опасной зависимости другой.
По мнению главного экономиста Luminor Ленно Уускюла, освободившись от энергетической зависимости от России, Европа должна избегать заключения новых масштабных и долгосрочных энергетических соглашений со странами, с которыми мы не разделяем политических взглядов. В противном случае это означает замену одной опасной зависимости другой.
Владимир Либман: шестым чувством зафиксировал цену на электричество. Не верю в биржу
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.