• Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Глава VKG: из-за налогов мы проигрываем конкурентам

    Председатель правления Viru Keemia Grupp Ахти Асманн рассказал на конференции «Северо-Восток – дело тонкое» о том, насколько конкурентоспособны сегодня производители сланцевого масла. Ответ – благодаря нашим налогом конкурентоспонобность снижена.

    Проблем со спросом на энергию сегодня нет: мировой спрос только растёт. В этой части у сланцевых технологий всё хорошо: сланцевое масло является одним из источников энергии, имеющим свои преимущества.
    «Если не произойдёт какого-то технологического взрыва в будущем, то свою нишу сланец займёт», - рассуждает Асманн.
    Конкуренты нашего масла – нефтью, газ, а также растущая примерно теми же темпами, что и традиционные источники «зелёная» энергия.
    У Арабов не выиграть
    Сегодня операционные расходы сланцевой промышленности – 200 евро за тонну. Для того, чтобы успешно конкурировать на мировом рынке и работать хотя бы без убытков, они должны составлять 175 евро за тонну.
    Да, «сланцевики» сегодня производят в убыток.
    «Чёрное золото» и «голубое топливо» имеют серьёзное преимущество перед сланцем: низкая себестоимость.
    Почему сланец такой дорогой? Ответ – налоги. Причина высокой себестоимости сланцевого масла не только в том, что расходы на добычу сырья большие, но и в налогах и платы за окружающую среду.
    «Государственная плата за использование окружающей среды выросла где на 200%, где – на 700%. Причём, мы, в каком-то смысле, платим её дважды», -сетует Асманн.
     «Конкурировать с арабами будет сложно. У них себестоимость гораздо ниже. Сырьё дорогое», - заключил глава  VKG.
    Хоть какое-то утешение
    Зато со сланцевой нефтью на мировых рынках наше масло может вполне успешно конкурировать. Красноречивым является то, что количество скважин в США уменьшилось на 75% с 1600 до 380.
    Есть ещё один интересный момент: Эстония – самая энергетически независимая страна мира, по мнению главы VKG. Причина заключается в том, что добываемый на территории нашей страны сланец покрывает потребность страны в энергии на 65%.
    Ваши предложения?
    Асманн считает, что для того, чтобы ситуация исправилась для наших производителей сланцевого масла, должно произойти несколько вещей.
    Первое – вместо платы за использование окружающей среды должны быть инвестиции самих компаний в улучшение этой самой среды.
    «В этом году мы вкладываем 18 миллионов евро только в строительство установки сероуловителя. Это даст нам более чистый воздух и огромную головную боль с финансовой точки зрения», - весело делится своими соображениями Асманн.
    Второе - Центр инвестиций в окружающую среду, получающий деньги от Северо-Востока, должен больше вкладываться в регион.
    «Лишь 7%  денег центра было инвестировано в Ида-Вирумаа. Причём, из них только 1,5% - в промышленность. Можно, конечно, написать им возмущённое письмо и сказать: «Вы просто не хотите», но в реальности там всё сложнее. Необходимо просто политическое решение: «Деньги идут на Северо-Восток. Это создаст дополнительные рабочие места и улучшить среду проживания», - считает Асманн.
     Ликбез
    Viru Keemia Grupp состоит из 10 предприятий.  Это шахта Ojamaa, 3 завода масел Petroter, 4 законсервированных фабрики Kiviter(раз они законсервированы, то и тонкую химию на данный момент VKG не производит), электростанция, транспортная и ремонтныая базы, электро- и теплораспределительные предприятия.
    В концерне 1600 работников, средняя зарплата – 1300 евро в месяц.
    В 2015 году компания выплатила государству 35 миллионов евро. 11 миллионов – плата за использование окружающей среды. 17 миллионов – налоги на рабочую силу. 4 миллиона – акцизы, 3 миллиона  - все остальные.
     
     
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Нужны ли Эстонии экологические налоги и что делать с акцизами?
Учитывая, что Эстония взяла курс на достижение климатической нейтральности к 2035 году, введение экологических налогов в том или ином виде кажется логичным шагом на этом пути, однако перед выборами партии стараются не горячиться с подобными обещаниями. Осторожничают они и с акцизами.
Учитывая, что Эстония взяла курс на достижение климатической нейтральности к 2035 году, введение экологических налогов в том или ином виде кажется логичным шагом на этом пути, однако перед выборами партии стараются не горячиться с подобными обещаниями. Осторожничают они и с акцизами.
Производитель свечей из Вильянди готовится снизить работникам зарплату Вопрос в том, законно ли это
Hansa Candle, производитель свечей из Вильянди, неожиданно разослал работникам уведомление о своем намерении снизить им заработную плату. Основные причины: удорожание электроэнергии и потеря одного из самых крупных клиентов – IKEA.
Hansa Candle, производитель свечей из Вильянди, неожиданно разослал работникам уведомление о своем намерении снизить им заработную плату. Основные причины: удорожание электроэнергии и потеря одного из самых крупных клиентов – IKEA.
СМИ: Goldman Sachs реструктурировал активы в России, портфель выкупил менеджмент
Доля инвестиционного банка Goldman Sachs в HeadHunter снизилась до 5,9%, одновременно компания могла выйти и из других российских активов. Их покупателем, по словам источников
Доля инвестиционного банка Goldman Sachs в HeadHunter снизилась до 5,9%, одновременно компания могла выйти и из других российских активов. Их покупателем, по словам источников
Миллиард от сокращения госаппарата, льготный НСО на продукты или налог на богатство?
Ввести налоговые льготы, снизив НСО для продуктов питания, или, наоборот, ввести новые налоги, например, на имущество? Не надо ли установить хотя бы временно отдельный налог на оборону?
Ввести налоговые льготы, снизив НСО для продуктов питания, или, наоборот, ввести новые налоги, например, на имущество? Не надо ли установить хотя бы временно отдельный налог на оборону?
Владимир Либман: шестым чувством зафиксировал цену на электричество. Не верю в биржу
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.
Топ-3 «Молодых и деловых»: лучшие авторы Летней школы журналистики
Редакция ДВ выбрала трех лучших молодых журналистов среди участников медиапроекта для школьников.
Редакция ДВ выбрала трех лучших молодых журналистов среди участников медиапроекта для школьников.