5 января 2017

У шведов всё под контролем

Индрек Нейвельт, банкир, совладелец Pocopay AS  Фото: Eiko Kink

Какие тенденции наблюдаются в традиционном банковском секторе? ДВ попросили специалистов рынка финансовых услуг прокомментировать последний обзор состояния банковского сектора, который в конце года сделал регулятор.

Согласно выводам Финансовой инспекции (ФИ), на рынке кредитования по-прежнему наблюдается рост, качество кредитных портфелей в целом хорошее.

В III кв. 2016 г. рост объёма кредитных портфелей банков, работающих в Эстонии, замедлился с 11,7 до 9,4%, но положительная динамика сохраняется. Остаток выданных предприятиям кредитов вырос на 14%. Правда, он вырос преимущественно за счёт кредитов, полученных финансовыми компаниями, в том числе внутри банковских групп, а без них рост кредитных портфелей составил бы 6,7%. Рост остатка кредитов, выданных остальным компаниям, замедлился с 8,2 до 7,2%. С кредитами частным лицам ситуация иная - рост этого

кредитного портфеля продолжает ускоряться, растёт объём выдаваемых жилищных кредитов (наблюдаемый рост - 4,8% в III кв. 2016 г.). Годовой рост остатков по вкладам ускорился с 2,2 до 3,6%.

Качество кредитов было хорошим: доля просроченных кредитов в кредитном портфеле оставалась в пределах 3,7%.

ВОПРОС ДВ БАНКИРУ

Заключение похоже на типовой текст, в котором можно ежеквартально менять только показатели в десятых долях процентов, а всё остальное, включая «вероятные риски», оставлять прежним – ничего ведь годами не меняется на рынке. Это так? На что вы обратили внимания, читая заключение ФИ?

Индрек Нейвельт, банкир, совладелец Pocopay AS

Вы правы, ситуация на банковском рынке застоявшаяся, и заключение отражает действительность: обратите внимание на размеры обеспечения ликвидности – они вдвое превышают требуемый законом уровень! Зачем столько резервов? У банков сейчас рентабельность порядка 12%, а если бы работал и тот капитал, что в резервах держат, было бы все 24%. Почему? Потому что годами дивиденды не платят. Прибыль накапливается, но не распределяется. Только в последние пару лет стали немного выплачивать, но «лежит в загашнике» ещё много денег. В этом смысле для эстонских клиентов рисков на самом деле никаких нет, потому что даже если в Швеции что-то случится и банки группы в Швеции будут нуждаться в рефинансировании, то резервов хватит. Однако снижение ставки подоходного налога (при распределении прибыли юрлиц) до 14% я считаю несправедливым для Эстонии. В Швеции налог выше, и разницу акционеры заплатят там. То есть прибыль зарабатывается в Эстонии, а налоги платят в Швеции. Это несправедливо.

Autor: Анастасия Тидо

Самое читаемое