Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Дефицит госбюджета. Зачем?

    Фото: www.banduraru

    Министерство финансов приступило к разработке одного очень интересного законопроекта. Интересен он тем, что речь идёт о развороте бюджетной политики. Не о повороте, а именно развороте.

    Действующее законодательство и практика предусматривают, что в случае, если госбюджет оказывается в минусе, то этот дефицит должен быть покрыт за счёт профицита следующего года. Задумка правительства состоит в том, что, если госбюджет был в плюсе несколько лет, то накопленное можно пустить в дело в размере 0,5% от объёма ВВП.
    Можно сказать, что, мол, невелика сумма - 0,5% от ВВП. Можно сказать также, что коль скоро государству что-то совершенно необходимо профинансировать, то можно и пренебречь догмой и выпустить немного жира из священной коровы. Можно ещё сказать, что наш красивый бездефицитный госбюджет – это хотя бы отчасти плод бухгалтерских ухищрений, а также включения в него средств, получаемых нами из фондов ЕС (правда, ЕС даёт деньги под конкретные проекты, и тратить их просто так, на что-то другое, нельзя). И, наверное, всё это будет верно, но ничего этого говорить не хочется. И вот почему.
    Идеальный случай выглядит так: в тучные годы из госбюджета какие-то суммы изымаются в резерв, чтобы потом использовать их в годы тощие. О том, что такая модель оправданна, свидетельствует, например, опыт Швейцарии, которая в период бума поступала именно так и тормозила перегрев экономики. В итоге наступивший затем мировой кризис она пережила без особо больших потрясений. Ровно наоборот поступила Эстония, которая при помощи госзаказов перегревала и без того разогретую экономику, осваивала деньги и только усугубила грянувший вскоре кризис. Несмотря на победные реляции об успешном его прео­долении, все мы знаем, чего нам это стоило, хотя да, могло быть ещё хуже.
    Иными словами, какой-то смысл закачивать деньги в расходную часть госбюджета есть лишь в случае, если надо разогнать экономику. Экономика Эстонии сейчас хотя и не сильно, но растёт. Зачем же нам сейчас дефицитный бюджет? Президент Банка Эстонии Ардо Ханссон высказался в том смысле, что, конечно, можно таким способом оживлять экономику, но это будет очень дорогой способ. Действительно, можно ведь при помощи дефицита финансировать и текущие расходы. Но это тот путь, по которому шли Греция и Испания. Можно назанимать денег и загнать госдолг и под 200%, и тогда это будет уже не наша проблема. Цинично? Но именно так случилось с той же Грецией, а нам ведь не хочется повторять её опыт. Это, разумеется, гипербола, потому что то, что замыслило правительст­во, этого всё же и не подразумевает.
    Государственные деньги тратить очень легко, потому что они как бы ничьи. Особенно заёмные, а разговоры о том, что можно бы и кредиты брать, идут достаточно настойчивые. Старая истина о том, что берёшь чужие и на время, а отдаёшь свои и навсегда, как-то норовит ускользать. Впрочем, если очень надо, то и занять не грех. Вопрос в том, на что надо. В передовице, опуб­ликованной в предыдущем номере ДВ, мы отметили, что некоторые из явленных нам правительством стратегичес­ких инвестиционных проектов вызывают немалые сомнения. Не потратим ли мы деньги зря, ничего не приобретя – ведь риск может оправдаться, а может и не оправдаться, и деньги будут потрачены зря. Зато мы потеряем репутацию образцово ведущего бюджетную политику государства. Эта репутация, а главное – её подчёркивание, порой раздражает, поскольку нередко подменяет понятие «быть» понятием «казаться». Но не будем ломиться в открытые ворота, помня, что на международной «картинке» имидж – всё!
    Зададим ещё раз вопрос: а надо ли сейчас ускорять экономику? Именно сейчас. А вдруг это совершенно необходимо будет завтра? Разумеется, хотелось бы верить, что вся эта правительственная затея не носит сиюминутного характера и рассчитана на то, чтобы в принципе иметь некий механизм, а не на то, чтобы быстро заполучить деньги для финансирования розданных во время формирования коалиции обещаний. Потому что в таком случае все эти рассуждения теряют всякий смысл.
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Эльконд Либман: «Отечество» целится в реформистов и подмигивает EKRE
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Инвестор продал почти миллион акций LHV
Компания Ханнеса Тамъярва HTB Investeeringud за последний год продала более 60% своего портфеля акций LHV.
Компания Ханнеса Тамъярва HTB Investeeringud за последний год продала более 60% своего портфеля акций LHV.
Экономист: нельзя заключать энергетические соглашения со странами, политических взглядов которых мы не разделяем
По мнению главного экономиста Luminor Ленно Уускюла, освободившись от энергетической зависимости от России, Европа должна избегать заключения новых масштабных и долгосрочных энергетических соглашений со странами, с которыми мы не разделяем политических взглядов. В противном случае это означает замену одной опасной зависимости другой.
По мнению главного экономиста Luminor Ленно Уускюла, освободившись от энергетической зависимости от России, Европа должна избегать заключения новых масштабных и долгосрочных энергетических соглашений со странами, с которыми мы не разделяем политических взглядов. В противном случае это означает замену одной опасной зависимости другой.
Владимир Либман: шестым чувством зафиксировал цену на электричество. Не верю в биржу
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.