• Поделиться:

    "Телекомы превращаются в трубу"

    Фото: Основатель и CEO Finspin Олег Попов и CBDO Finspin Илья Ольшанский

    "Бизнес делают люди, а никакая не бизнес-идея. Всё это чушь".

    Конференция по партнерскому маркетингу в финансовой отрасли FinAdTech Tallinn 2018 прошла 31 мая - 1 июня в Таллине, Эстония. Всемирно известный отель Hilton принял 300 специалистов. Спикеры - топовые российские вебы и представители крупных компаний типа ID Finance, Creamfinance, Kreditech и др.

    Все компании, работающие в сфере микрокредитоа, можно условно разделить на три группы: лендеры, паблишеры (их ещё называют "вебмастеры") и партнёрские сети.
    Лендеры - это компании, которые непосредственно выдают микрокредиты. Паблишеры и партнёрские сети - это те, кто приводят лендерам клиентов и зарабатывают на этом.
    ДВ поговорили на конференции FinAdTech Tallinn 2018 с паблишером Олегом Поповым, CEO и основателем компании Finspin. Компания работает в России и хочет расшириться в Европу. В Таллинн они приехали набраться идей и информации.
    Правильно ли я понимаю, что Finspin - это паблишер премиум сегмента?
    Для российского рынка премиум сегмент очень маленький. Мы можем говорить о 5 миллионах людей среднего класса и ещё 5 миллионах - квазисреднего или чиновничьего класса. Это очень пережатый сектор. Так что, мы скорее работаем в масс-маркете. И трогаем даже сабпрайм-аудиторию.
    Что такое "сабпрайм аудитория"?
    Это точно не банковский сектор. То есть, эти люди в течение ближайших нескольких лет никогда не будут кредитоваться в банках. Там такие продукты, как installment-loans, займы под залог недвижимости, авто. Наш основной продукт можно описать так: прямо сейчас 40 миллионов человек обслуживают кредиты.
    Что значит "обслуживают кредиты"?
    Это люди, у которых есть персональный кредит, кредитная карта, автокредит, ипотека. Они постоянно занимаются рефинансированием, берут новые кредиты.
    То есть, вы - лендер?
    Нет. И у нас нет соответствующей лицензии. Потому что это дорого, дикое регулирование и нужно создавать космические резервы. Под просрочку 90+ (дней - ДВ) нужно создавать резервы 100%. Представьте: вы выдали 100 миллионов, из них 15 миллионов ушли в 90+, и вам нужно тупо держать 15 миллионов резервов. Банкиры меня поймут: это убивает любой бизнес.
    И вы решили...?
    ...что в маркетинге условия поприятнее. С точки зрения ROE очень прилично себя чувствуем.
    Когда вы начали?
    Этот проект мы начали в 2016 году.
    До этого чем-то другим занимались?
    Нет, тоже финтехом. А по этому проекту сделали ланч в апреле 2017 года. Сейчас ровно год, как у нас пошло развитие бизнеса.
    И как дела?
    Отлично. Мы ищем европейских партнёров, ибо с Россией есть одна проблема: мы, скорее всего, не пойдём "в телек". Потому что Сбер: мы не выдержим конкуренции с ним. Нужно искать другой рынок.
    И уходить из России?
    Нет, не уходить. Мы останемся как сервис и технология, но не сделаем бренд номер один в России. По крайней мере, у меня такие опасения. Может быть, завтра ко мне придёт Герман Оскарович и скажет: "Олег, чего ты дурака валяешь, давай сделаем!".
    В чём главная суть вашей бизнес-модели?
    Клиент. Мы стоим на его стороне.
    Клиент - это получатель кредита?
    Да. Мы работаем по принципу "одна анкета - много кредиторов", чем экономим много времени. Это самая большая ценность, которую мы несём. Вторая ценность заключается в том, что мы даём клиенту сравнение не продуктов банков или МФО, а уже окончательно одобренных кредитов. Т.е. он сравнивает уже окончательные ставки. Например, мне одобрили 100 000 рублей под 12% на 12 месяцев.
    И вы нашли лендеров, которые готовы вам так быстро давать такую информацию?
    У нас есть уникальный трафик через телекомы. За счёт того, что они у нас есть, лендеры с нами интегрируются.
    В каком виде с вами сотрудничают телекомы?
    У них есть одна большая проблема: их основной бизнес если не стоит на месте, то точно падает. Это так во всём мире. Телекомы превращаются в трубу.
    Их слишком много?
    Нет. Просто мобильная связь - это как электричество. Мы же не задумываемся о том, как оно включилось. Так же и сотовая связь: она у вас есть, и вы не задумываетесь о том, как она дошла к вам. Повышать тарифы телекомы не могут - есть конкуренты. Телекомы сидят на данных. Я даже не знаю, есть ли хоть у кого-то больше данных, чем у них.
    И при этом, вы собрались выйти в Европу, где приняли GDPR...
    Мы не видим в этом проблемы. Если мы по-честному объясняем клиенту: дай нам свои данные, и мы дадим тебе лучший продукт, то это win-win. Ты нам данные, а мы тебе - лучший кредитный продукт. Российский опыт показал, что если человеку нужны деньги, то он готов свой паспорт оставить в интернете. За деньги люди готовы поделиться своими самыми сокровенными данными, и это нормально.
    Вообще, у телекомов есть боль - им надо подращивать ARPU (Average Revenue Per Unit - выручка на единицу произведённого продукта - ДВ). С помощью дополнительных сервисов они могут его наращивать. Мы - мобильный финансовый сервис внутри телекома. Работаем под брендом телекома, но "под капотом" - наш движок. Никто об этом даже не знает.
    То есть, все это видят так: ""Билайн" предлагает такой-то кредит"?
    Да. Вы до конца будете считать, что "Билайн" вам выдал кредит.
    И все претензии - тоже к "Билайну"?
    Мы их абсорбируем. Легальная часть проходит через нас. Уже были прецеденты с Федеральной антимонопольной службой, но мы успешно через это прошли.
    Проект прибыльный?
    Да. Основная проблема: нам нужно либо делать масштабирование в России и пытаться "щупать телек", либо идти на рынки, где нет доминирующего игрока, как у нас "Сбербанк". Это - основная боль в моей голове до конца года.
    Рассматривали как вариант рынок Великобритании?
    Это очень хороший рынок, равно как и США. Но я думаю, что для Великобритании мы слабоваты.
    Там своих хватает?
    Нам нужно подкопить компетенции. Возможно, нужно набить шишки через Центральную и Восточную Европу. С другой стороны, многие говорят: "Чего бояться? Идите и открывайтесь". Мы, скорее исходим из следующего: если у нас будет в Великобритании партёр, который знает, как устроен локальный рынок, как получить доступ к данным и их обработать, то мы выйдем в эту страну. Бизнес делают люди, а никакая не бизнес-идея. Всё это чушь. Пока мы имеем партнёра в Испании, Польше.
    Вы там уже запустились?
    Нет. Я сам работал в 2012 году в Испании на рынке залоговых кредитов. И примерно представляю, из чего состоит рынок.
    Читайте также:
    Поделиться:
  • Самое читаемое
До введения полного эмбарго эстонские фирмы запаслись российской фанерой Однако в целом на импорт древесины война почти не повлияла
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
ОПЕК сократила прогноз роста спроса на нефть, МЭА – повысило
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Ану Арновер: готов ли наш рынок недвижимости к «зеленой волне»?
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Охлаждение немецкой экономики: отчего нервничают эстонские производители саун и домиков
Эстонские экспортеры с тревогой следят за экономической ситуацией в Германии, где спрос на товары и услуги падает, а показатели потребительской уверенности — на самом низком за последние 20 лет уровне. Призывы экономить на отоплении и принимать душ не дольше пяти минут, звучащие сегодня не только в Германии, но и по всей Европе, вызывают у эстонских производителей саун едва ли не дрожь.
Эстонские экспортеры с тревогой следят за экономической ситуацией в Германии, где спрос на товары и услуги падает, а показатели потребительской уверенности — на самом низком за последние 20 лет уровне. Призывы экономить на отоплении и принимать душ не дольше пяти минут, звучащие сегодня не только в Германии, но и по всей Европе, вызывают у эстонских производителей саун едва ли не дрожь.