3 ноября 2018 • 6 мин
Поделиться:

Достанет ли компетентности, чтобы сохранить сланцевую перспективу Эстонии?

Ответа на такой вопрос у сланцевого Центра компетенции в городе Кохтла-Ярве за четыре года после его создания так и не возникло.

Достанет ли компетентности, чтобы сохранить сланцевую перспективу Эстонии?  Фото: Scanpix

За вековой период разработки Эстонского месторождения горючих сланцев накоп­лен драгоценный опыт его эксплуатации и параллельно с ним практический эталон исследования и оценки состояния окружающей среды - недр и поверхности земли. Обобщение этих исследований и оценок специализированными лабораториями и институтами в Ида-Вирумаа и Таллинне стало базой развития горных работ и решения экологических проблем, возникающих под их влиянием. В настоящее время отыскать месторождение полезного ископаемого, которое разрабатывалось бы без участия профильного научно-исследовательского института или лаборатории, от которых горные производства получали бы рекомендации безопасного и эффективного способа ведения работ под землёй и на поверхности, невозможно. На европейском континенте исключено.

Тем не менее, случилось так, что четверть века назад решением эстонс­кого правительства два НИИ и энергетическая лаборатория, работавшие более 40 лет в сланцевой промышленности республики, были реформированы в лаборатории с сопутствующим сокращением штата сотрудников, а затем и вовсе упразднены. Более 20 учёных со степенями и званиями, коллектив сотрудников в 200 человек, специализировавшихся по проблемам и перспективам развития сланцевых отраслей Эстонии, оказались безработными.

Накопленные материалы исследований, текущие и перспективные, важные изыс­кания, над которыми работали известные не только в Эстонии, но и за рубежом специалисты, были остановлены. Сланцедобывающие производства со всем своим комплексом энергетических и транспортных коммуникаций, а также и проблемами, вошли в состав государственных и двух частных химико-энергетических фирм. В этих фирмах были сформированы небольшие группы специалистов, занимающихся текущей аналитикой и назревшими проблемами развития. Насущные проблемы горных работ и природопользования отошли в зону второстепенных забот.

Решение целого ряда хотя бы назревших проблем развития этого комп­лекса в сферах экологии и технологии горных работ, совершенствования способов мониторинга подработанных недр и земель, восстановления нарушенного гидрорежима на 1/3 земель месторождения сланцев, возникших за многие десятилетия эксплуатации шахт, карьеров, обогатительных фабрик, затерялись в рыночных и социальных проблемах внутри и за пределами Эстонии. Северо-восточный регион республики, успевший до её независимости накопить немалое количество таких проблем, стал ускоренными темпами их наращивать. В условиях, диктуемых рынком, это нестабильный спрос основной продукции (энергетической и сланцевых масел), ужесточение экологических требований по сланцевым добывающим и перерабатывающим производствам, приоритеты дохода и прибыли, прежде всего неоп­равданная налоговая практика.

Вникнуть в проблемы горнодобывающих производств и прежде всего шахт очень не просто, поскольку они обусловлены природными трудно или даже вовсе не управляемыми процессами. Без системных исследований не обойтись, а проводить их стало некому. В итоге при довольно преуспевающих сланцепотребляющих производствах (масло-газовые комплексы, электростанции, промышленная утилизация фенольных отходов) на поверхностных площадках процессы подземной добычи сланцевых шахт, карьеров и даже обогатительных фабрик, оказались в области не просто трудно разрешимых, а, скорее, необратимых проблем.

Две из них, возникшие под влиянием подземной разработки сланцевого пласта (камерная технология на буровзрывных работах), послужили причиной для неотложных исследований более четырёх десятилетий тому назад. Это введение при камерной выемке сланцевого пласта взамен сланцевых целиков известняковых опор и селективной его разработки. Разумеется, это капиталоёмкое решение, однако оно в горной практике опробовано и успешно эксплуатируется. Для действующей камерной технологии, где она принята на шахте «Эстония» и «Оямаа», технологические потери активных запасов сланца в отработанном пространстве достигают 40%, а дефицит гарантийной устойчивости подработанного горного массива и провалы поверхности земель наблюдаются не только на хозяйственных угодьях, но и в черте заселённых территорий.

Это также введение постоянно действующего мониторинга затопленных пространств отработанных сланцевых шахт, рекультивированных карьеров и отвалов складированных известняковых пород, мониторинга миграции вод (горизонтальной и вертикальной) в границах горных отводов затопленных шахт и дренажных систем отработанных сланцевых карьеров.

Первая исходная ситуация групповых обрушений камерных сланцевых целиков в действующих полях трёх сланцевых шахт («Эстония», «Ахтме» и «Виру» в 1983-1985 гг.) была исследована эстонскими учёными. Результаты исследований и рекомендации были опубликованы и адресно разосланы. Прошло более 30 лет, однако организационных решений не последовали ни со стороны руководства сланцевых фирм, ни со стороны волостных администраций северо-восточной Эстонии. Вторая из числа многих известных экологических проблем разрабатываемого Эстонского месторождения сланцев - одна из важнейших, требующая неотлагательного решения. Вероятность масштабных угроз разрушения природного гидрорежима подработанных шахтами и надработанных карьерами земель юго-восточной части Ида-Вирума стала реальностью с приближением горных работ шахт («Эстония», «Ахтме») и карьеров («Вийвикона», «Сиргала») к границам Куртнаской заповедной зоны и её озерам.

При этом с доработкой восточными карьерами и шахтой «Эстония» своих запасов сланца вся масса грунтовых вод, концентрирующаяся к 2030 г. на отработанных сланцевых полях, станет прямой угрозой заводнения Куртнаских земель, торфяников Пухату. Крайне важно оценить угрозу затопленной «Эстонии», когда над её заводнённым полем поднимется столб воды высотой до 40 м (по затопленной в 2001 г. шахтой «Ахтме» его высота составила 28 м). Этот прогноз основан на реально наблюдаемых процессах при затоплении сланцевых шахт Эстонии, а также угольных шахт в Германии, России и Украине.

Очевидно потребуется построить объёмную модель, чтобы с её помощью проанализировать возможные варианты направлений и качества вод из затопленных полей шахт «Эстонии» и «Ахтме» (общая площадь заводнения – 236 км², масса вод по заводнённой площади – до 1 млрд. м³). Модель позволит определить радиус гидростатической воронки (13,5-15 км), а также то, в какой мере столб воды с такой массой шахтных и грунтовых вод может угрожать землям Причудья, Куртнаской долине, Чудскому озеру и реке Нарове.

Как видно, доработке запасов сланца на горных отводах юго-восточной части месторождения должна предшествовать масштабная аналитическая и вероятно строительная работа. Не исключено, что такой проект может получить оптимальное решение с вводом в эксплуатацию резервного пол шахты «Куремяэ». Для его обоснования обнаруживаются вес­кие доводы. Следовало бы, конечно, иметь в виду, что результат исследований и решения по экологическим проблемам добычи сланца в районе Куртна-Причудье могут стать важной предпосылкой для решения о вводе в эксплуатацию резервных горных отводов шахт «Сонда», «Уус-Кивиыли» и «Сели» на западных залежах сланца Эстонского месторождения.

Чтобы представить каким бы мог стать объём инвестирования такого анализа. Приведём его исходные источники:

- По картам аэрозондирования в заданных границах земель горных отводов шахт и карьеров, пограничных с ними земель, согласно методике анализа (принята специализированными институтами Германии, России, Канады).

- По горным отводам шахт, где была проведена съёмка групповых обрушений камерных блоков, согласно приведённой методике.

- По результатам сезонного изменения химико-биологических характеристик качест­ва шахтных и грунтовых вод.

- По опыту заводнения отработанных месторождений полезных ископаемых других стран.

- По опросу жителей и владельцев промышленных и хозяйственных объектов в границах поиска.

Весь комплекс работ обеспечивается техническим заданием, для которого подготовлены необходимые документация и рекомендации. Аналитическая работа завершается планом подготовки проекта восстановления природной среды юго-восточных земель Ида-Вирумаа, прежде всего, гид­рорежима в границах следующих горных отводов: четырёх действующих – шахт «Эстония», «Сели» и карьеров «Сиргала» и «Нарва»; двух заводнённых – шахты «Ахтме» и карьера «Вийвиконна»; двух перспективных горных отводов шахт «Куремяэ» и «Пермискюла». Всего 8 горных отводов шахт и карьеров общей площадью 868 км². С учётом пограничных земель это без малого половина площади Эстонского месторождения сланцев.

В своих предпосылках и предложениях мы исходили и одного, по крайней мере, очевидного условия – «сланцевый век» на землях Ида-Вирумаа не долговечен, и быт людей на них с ним не соизмерим. И если возникает версия перехода Эстонии на частичную поставку электроэнергии и топлива из-за рубежа, то вполне правомерно рассчитывать до такого перехода изыскать средства, разработать и решить две неотложные задачи: обес­печить гарантии сохранения на землях Ида-Вирумаа ресурсов и источников питьевых вод; ввести в эксплуа­тацию постоянно действующую сис­тему мониторинга состояния недр и водоносных горизонтов, поверхности подработанных (надработанных) земель, воздушной среды на территориях, подверженных системным загрязнениям сланцевыми производствами.

Это минимальный комплекс работ, без реализации которых выстроить перспективу хозяйственной и социальной стабильности развития северо-востока Эстонии весьма сложно.

Поделиться:
Самое читаемое в ДВ

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее