Ярослав Тавгень • 10 декабря 2018 • 6 мин
Поделиться:

Варе: мы на дороге в ад

Угрозой конкурентоспособности Эстонии может стать меняющийся менталитет, считает эксперт Райво Варе.

Фото: Эрик Прозес, Eesti Meedia

19 декабря выйдет итоговый, рождественский номер ДВ. Хотим спросить: какое событие 2018 года вы считаете самым значимым?

Мне кажется, что многие недооценивают значимость одной недавней новости.

Какой?

100 миллионов евро, которые были якобы выделены (не знаю, подтвердится ли эта новость на практике) на проектную подготовку туннеля между Таллинном и Хельсинки.

В чём проблема?

Никаких проблем. Наоборот! Это же проект всех времён в Скандинавии (хотя нет, Датские проливы - примерно такого же масштаба начинание), и он осуществляется на основе частной, а не государственной инициативы. Это уникально для нашего края, и значимое событие для всей Европы. Этих денег хватит, чтобы провести подготовительные работы по проекту. Следующий шаг должны будут сделать государственные органы.

100 миллионов евро - капля в море, по сравнению с требуемыми 15 миллиардами.

Не согласен. Эти деньги позволят покрыть основной этап проектирования. Проект можно будет довести до состояния, при котором можно выходить на финишный круг подготовки проекта. Эти 100 миллионов я бы назвал seed money. На следующем этапе потребуются разрешительные процедуры со стороны государства.

Как думаете, оно разрешит?

Это отдельная тема. Ведь такого раньше не бывало. Обычно у нас вначале проекты согласовывают, а только потом пытаются найти финансирование. Здесь же получилось наоборот.

Можно ли доверять информации по типу: "Я тут нашёл арабского инвестора..."?

У меня в этом есть сомнения, почему я и сделал оговорку в самом начале. Думаю, что принципиальное соглашение действительно есть, но как оно будет оформляться впоследствии, сказать сложно. Но если всё окажется правдой, то это будет самый сильный ход за последнее время вообще. Остальные ходы: привлечение денег стартапами, какие-то стройки - всё это, конечно, позитивно, но столь важной роли не играет.

Какое событие выделите со знаком "минус"?

То, что произошло с целлюлозным комбинатом. Если быть более точным - с "комбинатом рафинирования целлюлозы". Но не в терминах дело. Проблема в том, каким способом строительство было отвергнуто. Я считаю, что не просто было принято плохое решение, а создан прецедент, создающий неуверенность в будущем.

В чём проблема?

Строительство было запрещено не на основе рациональных аргументов, а на основе иррациональных эмоций. Эстония - маленькая страна, сильно зависимая от крупных инвестиций. Если решения по данным вопросам принимаются только на основе эмоций - мы на дороге в ад. Для меня принципиальным является то, что никто даже не хотел углубляться в вопрос! Когда самоуправления Пярнумаа принимали аналогичное решение (были идеи построить комбинат именно там), они так и сказали: "Поскольку никто данный вопрос исследовать не хотел, то мы тоже не знаем, подходит нам это или нет".

Мы не можем позволить себе нерациональных решений. В инвестиционной и экономической политике нерациональные решения чреваты для нас больше, чем для других стран.

Почему?

У нас нет масштаба. Если мы блокируем крупную инвестицию на основе иррациональных эмоций, то закрываем путь не только к данной конкретной инвестиции (которая, предположим, нам не подходит, хотя откуда мы знаем - никто ведь ничего не исследовал), но и к последующим.

Лес - один из наших природных ресурсов. Второй ресурс - фосфориты. Но попробуйте произнести сегодня это слово вслух - я не знаю, что с вами будет. Ни один политик не решится на это. Прекрасно понимаю, откуда это проистекает: с фосфоритов началось наше освободительное движение. Но это не означает, что мы не должны этим заниматься и изучать все возможности. Может быть, там всё же что-то есть? Вдруг уже всё не так как раньше? Может быть, есть какие-то новые технологии (а у Эстонии есть свои ноу-хау по фосфоритам!). Частный инвестор VKG сунул туда свой нос - сразу зарубили на корню. Самое страшное, что мы стреляем себе в ногу. Это негативное событие года гораздо важнее, чем то позитивное, которое я привёл первым.

Является ли принятие решений на основе эмоций типичным для Эстонии? Или это было исключение из правил?

Почему я так взбеленился? Раньше Эстонии всё это не было присуще. Однако я боюсь, что это время настало. Мы теперь против всего. Хотим, чтобы всё оставалось как раньше. Мы устали от изменений, реформ и всего нового. Хотим тихонько сидеть в углу и ничего не менять. С точки зрения конкурентоспособности экономики, общества и всего остального - это страшная позиция. Весь мир бежит. Чтобы стоять на месте, надо бежать. А мы отвергаем всё, что требует каких-то дополнительных усилий или новых подходов. И это при том, что у нас есть отдельный мир - стартапы, где всё по-другому. Но стартапы - лишь часть экономики. К тому же, эта сфера плоха для нас тем, что является очень мобильной. Если мы будем слишком долго наседать на бизнес, то он от нас просто уйдёт. Это уже происходит по объективным причинам, но мы этот процесс ещё и радостно подстёгиваем. Нельзя позволить изменить нашу ментальность в негативную сторону.

Мы начали бояться и сидеть в своей зоне комфорта?

Да.

Выделите событие года в международном масштабе.

Боюсь, что это торговая война, начатая Трампом. Она рушит существующие экономические связи. Это повлияет Эстонию, несмотря на то, что к драке Трампа с Китаем мы не имеем никакого отношения. Торговые войны - последняя попытка американцев сохранить свои преимущества. Однако значимость США и Китая для мировой экономики столь велика, что эти процессы будут влиять на все страны, включая нашу.

Начнётся рецессия?

Насчёт этого не знаю, но экономический рост стопроцентно замедлится. Усилится протекционизм, который и так силён. Будет расти регионализация, что опять же плохо. Таким странам как наша больше подходит существующий порядок вещей. Мы, в первую очередь, подрядчик для текущих экспортёров из Европы. Если Германия и Скандинавия пострадают - а это произойдёт, если протекционизм будет усиливаться, - то нам это аукнется в первую очередь.

Но модель субподряда для Эстонии умирает.

Да. Но даже если мы выходим на новый технологический уровень (который на порядок выше субподряда), и нам кажется, что производимый нами продукт является конечным, то в реальности это не так. Если мы присмотримся внимательно, то мы заметим, что продукт потом войдёт в комплекс немецкого завода, продукция которого экспортируется в Китай. Уже появилась информация о том, что мы теряем конкурентные позиции, несмотря на то, что являемся первыми экспортёрами деревянных домов в мире.

Как так?

Появились более дешёвые конкуренты.

Из Азии?

Нет! Это наши друзья-поляки. Но конкуренция - естественный процесс. Проблема в другом: общий рынок не растёт. Если будет рецессия или замедление темпов роста, то спрос тут же упадёт, и значительный участок нашего экспорта, которым являются деревянные дома, пропадёт. Мы все друг с другом связаны, но ключевые решения принимаются где-то от нас далеко.

Поделиться:
Самое читаемое в ДВ

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее