Для Сергея Гаврилюка, работающего в Эстонии, самым сложным было убедить жену уехать из Украины.Фото: Лийз Трейманн

Семья из Украины: просто хотим домой

Сергей Гаврилюк, приехавший в Эстонию из Львова, уже более двух лет работает здесь комплектовщиком центрального склада Grossi: он был первым украинцем, которого компания приняла на работу. Узнав о начале войны, Сергей настоял на том, чтобы его жена Ирина и двое сыновей покинули Львов. Он нашёл машину и поехал за ними на границу Украины и Польши.

Старшему сыну Жене 15 лет, он учится в политехникуме на специальности «финансы». Своё будущее видит в Украине. Младшему, Матвею, шесть. Приехав в Эстонию, семья поселилась в Азери, поскольку Сергей работает в Ляэне-Вирумаа. Мы встретились в таллиннском музее Lennusadam, куда они приехали провести субботний день.
П.В.: Сергей, 24-го февраля, в четверг, вы узнали, что началась война. Когда вы поняли, что нужно вывозить семью из Украины?
Сергей: Где-то через два дня. 25-26 февраля, когда ночью начались бомбардировки городов.
П.В.: Опишите свои действия, что вы сделали?
Сергей: Переубедил семью, что можно и нужно выехать - это все мои действия. А логистика... Автомобиль не был для меня проблемой, выехать в Польшу тоже не проблема, поэтому главное было переубедить семью.
П.В.: Вы сами поехали?
Сергей: Конечно.
Ирина: Мы приехали в Польшу, он нас забрал с границы.
П.В.: Ирина, Сергей позвонил вам и сказал, что нужно ехать. Вы не хотели?
Ирина: Нет, я очень долго сомневалась и, если честно, и сейчас у меня... (плачет) Хочу домой.
П.В.: Вам тяжело было уезжать?
Ирина: Тяжело. Не хотела, но двое детей, мне страшно за них, если честно.
П.В.: Чем вы занимались во Львове?
Ирина: Я бухгалтер на большом предприятии - ЛьвовВодоканал, занимается водоснабжением области.
П.В.: У вас там остались родные?
Ирина: Да, у меня брат остался родной.
Сергей: У нас в каждом городе есть друзья, близкие, братья, даже в Киеве, Харькове и Полтаве.
П.В.: До границы вы нормально добрались?
Сергей: Нет. Представляете себе вагон Таллинн-Нарва? Вот такой вагон, и там 300 человек, можете себе представить? Дети, сумки, женщины.
Ирина: Даже пройти просто нереально было.
Сергей: В туалет.
П.В.: Долго ехать было?
Ирина: До границы там мало, но мы сутки ехали (ранее Сергей говорил, что поезд стоял на границе 20 часов, т.к. его проверяли – ред.).
П.В.: (обращаясь к Жене) Ты так засмеялся сейчас. Тяжело было?
Женя: Очень. Очень много людей, было трудно дышать, воздуха совсем не было.
Фото: Лийз Трейманн
П.В.: Что вы почувствовали, когда выбрались, когда приехали в Эстонию?
Женя: Ничего.
Ирина: Просто хочется домой. Ну, лично мне. Я хочу домой.
Сергей: Я думаю, что так у всех.
П.В.: Кто вам помогал?
Сергей: Пока никто. Сам принял решение поехать, сам взял автомобиль, сам заправился, сам поехал, сам приехал, сам нашёл жильё. Помощь предлагали, но если нет необходимости, зачем?
П.В.: Работодатель чем-то помогает?
Сергей: Конечно, предлагает помощь. Ну, а какая нужна сейчас помощь?
П.В.: А как с оплатой жилья, вещами?
Сергей: Финансы есть, я же здесь работаю.
П.В.: А вы, Ирина, собираетесь здесь работать или пока что выжидаете?
Ирина: Я всё ещё удалённо работаю в Украине. Веду бухгалтерию предприятия. Во Львове ещё спокойно.
П.В.: То есть несмотря на эту ситуацию, предприятие работает?
Ирина: Всё работает. Магазины работают, продукты есть, все помогают, гуманитарка вся идёт. Во Львове относительно спокойно, мужу было неспокойно за нас.
Сергей: Ну, это пока спокойно. Вы же слышали - договорились чуть-чуть сделать тишину, чтобы гуманитарную помощь завести, забрать детей и женщин, а они дальше стреляют, дальше бомбы бросают. А где гарантия, что на Львов не полетит?
П.В.: Собираетесь ли устраивать детей в школу?
Сергей: Нет.
П.В.: Хотите вернуться в ближайшее время?
Сергей: Конечно, семья вернётся, сто процентов.
Ирина: Я уже записала сына (младшего – ред.) в школу у нас дома. Как раз за день до войны.
Сергей: Мы оптимисты.
П.В.: Думаете, что скоро всё закончится?
Сергей: Нет, не скоро, но инфраструктура будет работать.
П.В.: Как вы думаете, когда уже можно будет поехать обратно?
Сергей: Надеюсь, через месяц.
П.В.: (обращаясь к Жене) Ты с кем-то связь поддерживаешь?
Женя: Да, конечно, у меня много друзей, они пишут мне: "Как ты? Как дела?". Много кто уехал за границу, но многие остались во Львове, в Украине.
П.В.: Переживаете друг за друга?
Женя: Конечно.
П.В.: Спасибо за интервью. Вытирайте слёзы, музей классный.
Ирина: Честно, не до танков!
Миллиард от сокращения госаппарата, льготный НСО на продукты или налог на богатство?
Ввести налоговые льготы, снизив НСО для продуктов питания, или, наоборот, ввести новые налоги, например, на имущество? Не надо ли установить хотя бы временно отдельный налог на оборону?
Ввести налоговые льготы, снизив НСО для продуктов питания, или, наоборот, ввести новые налоги, например, на имущество? Не надо ли установить хотя бы временно отдельный налог на оборону?
Производитель свечей из Вильянди готовится снизить работникам зарплату Вопрос в том, законно ли это
Hansa Candle, производитель свечей из Вильянди, неожиданно разослал работникам уведомление о своем намерении снизить им заработную плату. Основные причины: удорожание электроэнергии и потеря одного из самых крупных клиентов – IKEA.
Hansa Candle, производитель свечей из Вильянди, неожиданно разослал работникам уведомление о своем намерении снизить им заработную плату. Основные причины: удорожание электроэнергии и потеря одного из самых крупных клиентов – IKEA.
Прибыль Tallinna Vesi упала почти в два раза
Продажи Tallinna Vesi в 2022 году выросли на 2,4% и достигли 54,6 млн евро. Но увеличение расходов значительно сократило чистую прибыль за год.
Продажи Tallinna Vesi в 2022 году выросли на 2,4% и достигли 54,6 млн евро. Но увеличение расходов значительно сократило чистую прибыль за год.
Кто вывезет бюджет Эстонии на своем налоговом горбу?
Необлагаемый минимум в тысячу евро, подоходный налог в 30% для тех, кто получает больше двух средних зарплат, или увеличение необлагаемого налогом дохода на каждого ребенка до 5000 евро в год? В арсенале эстонских партий найдутся предложения на любой вкус.
Необлагаемый минимум в тысячу евро, подоходный налог в 30% для тех, кто получает больше двух средних зарплат, или увеличение необлагаемого налогом дохода на каждого ребенка до 5000 евро в год? В арсенале эстонских партий найдутся предложения на любой вкус.
Владимир Либман: шестым чувством зафиксировал цену на электричество. Не верю в биржу
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.
Топ-3 «Молодых и деловых»: лучшие авторы Летней школы журналистики
Редакция ДВ выбрала трех лучших молодых журналистов среди участников медиапроекта для школьников.
Редакция ДВ выбрала трех лучших молодых журналистов среди участников медиапроекта для школьников.