• Поделиться:

    Опрос: половина эстонских компаний прогнозируют падение оборота из-за войны

    Если еще в январе прогнозировали снижение оборота только 15% опрошенных эстонских МСП, то сейчас уже почти половина предприятий.Фото: Shutterstock

    Уровень экономической уверенности малых и средних предприятий (МСП) Эстонии из-за войны значительно упал, как следует из проведенного SEB опроса Baltic Business Outlook (BBO). По сравнению с январем доля компаний, прогнозирующих сокращение оборота, выросла более чем в три раза, основное беспокойство вызывают цены на энергоносители и проблемы с цепочками поставок.

    Если еще в январе прогнозировали снижение оборота только 15% опрошенных эстонских МСП, то сейчас уже почти половина предприятий. Сократилось и число респондентов, прогнозирующих рост оборота более чем на 15%: если в начале года такой прогноз давали 15% предприятий, то в майском опросе их оставалось 5%. «Ощутимый пессимизм компаний такого размера объясняется их уязвимостью пред воздействием внешней среды, что мы наблюдали и во время последнего экономического кризиса. Поскольку МСП составляют значительную часть всех работающих в Эстонии компаний, можно сказать, что значительная часть эстонского бизнеса ощущает повышенную неопределенность и потому находится под давлением», – сказал руководитель сферы розничных банковских услуг SEB Pank Айнар Леппянен.
    Перспективы Латвии и Литвы еще более скромны
    В Латвии и Литве прогнозы компаний на будущее еще более пессимистичны: 56% опрошенных в Латвиии и 64% в Литве прогнозируют снижение оборота из-за войны. Рост более чем на 15% планируют 6% предприятий.
    «Такие существенных изменения, как в прогнозах балтийских компаний, вряд ли реализуются, ведь одна только инфляция уже увеличивает оборот. Что касается сравнительно пессимистичных прогнозов по обороту у южных соседей, это тоже было ожидаемо: Литва имеет самые тесные торговые отношения с Россией и Беларусью, Латвия – несколько менее тесные, а Эстония наименее зависит от торговли со своим восточным соседом и Беларусью, то есть санкции меньше всего влияют на наши компании», – сказал Леппянен.
    Самая большая проблема – цены на энергоносители
    По мнению 47% респондентов, самую большую проблему, стоящую перед эстонскими компаниями, в настоящее время представляют высокие цены на энергоносители. Аналогичным образом, компании Литвы (51%) и Латвии (60%) также упоминают это как основной фактор, влияющий на их финансовое положение. «Учитывая резкий рост цен на электроэнергию, природный газ, отопление и топливо, это совершенно понятно. Но поскольку это входные цены, мы видим их воздействие в росте цен на товары и услуги, а скорость передачи варьируется от сектора к сектору», – пояснил Леппянен.
    Еще одним серьезным вызовом являются проблемы с цепочками поставок, которые отмечают 32% эстонских МСП. Среди стран Балтии больше всех страдает от них Литва (43%), где доля промышленности в экономике наиболее высока. В свою очередь, 15% эстонских компаний отмечают такие проблемы, как неоплаченные счета и задержки платежей клиентами.
    «Это негативный показатель, который характеризует проблемы ликвидности некоторых секторов и необходимость увеличения оборотных средств из-за удорожания сырья и повышения других входных цен. Иными словами, компании задерживают оплату счетов поставщикам и партнерам, чтобы хватало денег на повседневную деятельность и расходы. При этом только 6% компаний отмечают, что у них возникают трудности с привлечением финансирования. Это говорит о том, что финансовый сектор хорошо адаптирован и готов реагировать на потребности в финансировании», — подчеркнул Леппянен.
    Исследование SEB проводилось в мае 2022 года. Всего в странах Балтии в исследовании приняли участие 2072 предприятий, в том числе 811 эстонских компаний. Численность сотрудников 86 процентов предприятий, принявших участие в исследовании, составляла до 10 человек.
    Поделиться:
  • Самое читаемое
До введения полного эмбарго эстонские фирмы запаслись российской фанерой Однако в целом на импорт древесины война почти не повлияла
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
ОПЕК сократила прогноз роста спроса на нефть, МЭА – повысило
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Ану Арновер: готов ли наш рынок недвижимости к «зеленой волне»?
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.