• Если банк закрывает счёт, то деньги можно вывести через кредит работнику

    Говорят, что денежное обращение — кровеносная система бизнеса. Если это справедливо, то — наверное — можно сказать, что у нашего бизнес-сообщества возник рак крови, считает научный руководитель клуба «Кардис» Владимир Вайнгорт.

    Онкологические заболевания страшны тем, что развиваются незаметно, исподволь, но финал одинаков и финишная прямая коротка. Рак крови не исключение. По аналогии один американский аналитик недавно написал: „Деньги — кровь экономики, когда она перестаёт циркулировать, экономика усыхает“.
    Эти сравнения абсолютно применимы к тому, что происходит сейчас в нашей финансовой системе: банки дружно и в большем количестве закрывают счета действующим в стране фирмам. Факторы принятия такого рода решений определить невозможно (точно как в случае онкологических заболеваний).
    Сначала казалось, что ликвидируют счета фирмам работающим на российских капиталах. Потом возникла версия, что душат фирмы, собственники которых находятся в России. Но выяснилось очень скоро, что острую неприязнь банковская система испытывает ко всем фирмам, где члены правлений — нерезиденты.
    А в начале лета удары посыпались на фирмы у которых и собственники резиденты Эстонии, и бизнес ничего общего с россиянами не имеет, но логистика построена таким образом, что товарные потоки не заходят в Эстонию.
    Появилась ещё одна версия: отказывают в обслуживании фирмам, правления которых возглавляют люди с „неправильными“ (славянскими) фамилиями.
    При этом ни один из вариантов не кажется абсолютным и единственно верным. Точь-в-точь как раковая опухоль: кого-то не задевает, а у кого-то развивается. И никому, нигде не дают внятных объяснений о причинах. Говорят: „Мы больше не будем ваш денежный оборот обслуживать. Закройте счёт“.
    При этом „банковские гранды“ (самые крупные) не утруждаются даже письмо послать, передают через операторов: мол, „от ворот поворот“. Некоторые банки, кто помельче, снисходят до переписки. Передо мною сейчас одно из таких писем, содержательную часть которого привожу ниже: „Согласно пункта 17.3 условий Договора Банк вправе расторгнуть договор расчётного счёта в очередном порядке, предуведомив об этом клиента за 1 (один) месяц. Настоящим уведомляем Вас о расторжении Договора в очередном порядке и закрытии расчётного счёта компании XXX OÜ c 26.07.2019. На сегодняшний день у Клиента имеется на счёте свободный остаток. Просим Вас более не кредитовать счёт и вывести свободный остаток со счёта компании не позднее 26.07.2019“. Подписал „старший персональный банкир“.
    Почему? За какие грехи? Никаких объяснений. И, главное, что делать с деньгами? Менеджмент мечется между банками, но впустую. Никто не желает открывать счёт, если его перестаёт обслуживать один из банков.
    Говорят, удаётся открыть счёт в Латвии (если туда перевести центральный офис). Некоторым удаётся, вроде бы, открыть счёт в Финляндии. Но пока где-то найдётся аэродром приземления, наступает критическая дата. Что делать с деньгами? В банках советуют перебросить на личный счёт собственника или наёмного руководителя. А как это будет выглядеть в налоговом смысле? Плохо будет выглядеть. Может быть расценено как выплата (с неизбежным налогообложением).
    Выход находят единственный: кредит работнику. Процентная ставка у такого кредита сегодня исчезающе мала. Деньги с личного счёта лучше не тратить, пока где-то не найдётся банковский приют. А найдётся — кредит сразу можно вернуть. Нет сомнений, свято место пусто не бывает. Где-то, кто-то сообразит, что принявшая эстонских банковских „погорельцев“ экономика получит немалый приток денег, которые — „кровь экономики“. А что же здесь, у нас? Почему-то не бьёт в набат Торгово-промышленная палата. Не волнуется Минфин. По крайней мере, на этот счёт нет информации.
    Один из прошлых премьер-министров страны запомнился бизнесу тем, что сказал примерно так: „Нам не важен транзит!“ Неужели нынешний премьер-министр войдёт в экономическую историю тем, что не обращает внимания на падение денежного оборота в стране? Пока что онкология бизнеса развивается. К сожалению.
  • Самое читаемое
Эльконд Либман: «Отечество» целится в реформистов и подмигивает EKRE
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Инвестор продал почти миллион акций LHV
Компания Ханнеса Тамъярва HTB Investeeringud за последний год продала более 60% своего портфеля акций LHV.
Компания Ханнеса Тамъярва HTB Investeeringud за последний год продала более 60% своего портфеля акций LHV.
Экономист: нельзя заключать энергетические соглашения со странами, политических взглядов которых мы не разделяем
По мнению главного экономиста Luminor Ленно Уускюла, освободившись от энергетической зависимости от России, Европа должна избегать заключения новых масштабных и долгосрочных энергетических соглашений со странами, с которыми мы не разделяем политических взглядов. В противном случае это означает замену одной опасной зависимости другой.
По мнению главного экономиста Luminor Ленно Уускюла, освободившись от энергетической зависимости от России, Европа должна избегать заключения новых масштабных и долгосрочных энергетических соглашений со странами, с которыми мы не разделяем политических взглядов. В противном случае это означает замену одной опасной зависимости другой.
Владимир Либман: шестым чувством зафиксировал цену на электричество. Не верю в биржу
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.