• Фуад Расулов: на рынке ни одной позитивной новости, а акции растут. Почему?

    Председатель ФРС Джером Пауэлл.Фото: Оливье Дулери, Scanpix

    Июль для S&P 500 оказался мощным месяцем роста: американский индекс побил рекорд, поставленный в ноябре 2020 года. Прошедший месяц оказался самым бычьим за последние полтора года.

    Как же так? Ведь именно на июль пришлись падение ВВП США на 0,9% (второй квартал кряду), рост учетной ставки на 0,75% и рекордно высокая инфляция. Три негативных фактора! Да они должны были свалить рынок наповал. А получилось наоборот. Что не так с логикой фондового рынка? Почему худший по показателям месяц привел к максимальному росту?
    В инфляции США, оказавшейся самой высокой за 40 лет, нет ничего нового: она уже несколько месяцев как бьет подобные рекорды. Повышение ставки случилось тоже не впервые: это продолжение серии, начавшейся еще в марте. Данные о падении ВВП на 0,9%, формально зафиксировавшие рецессию (два квартальных падения ВВП подряд), являются пока что лишь предварительными.
    Но даже при всем при этом – пусть макроэкономические показатели и огорчают инвесторов уже который месяц – это же не повод впадать в эйфорию! Откуда взялся оптимизм?
    Думаю, тут сыграли свою роль сразу три фактора.
    Во-первых, рынки уже привыкли превращать заседание ФРС в «бычье шоу», когда сразу после окончания выступления главы ФРС Джерома Пауэлла начинаются мощные покупки (на следующий день от эйфории не остается и следа). Так было уже три заседания подряд, а 27 июля произошло исключение: рынки снова выросли после выступления Пауэлла, но не остановили свой рост и на следующий день. В итоге ралли продолжалось всю неделю.
    И дело вовсе не в Пауэлле или его обещаниях, а в определенности и понимании рынком того, что Федрезерв делает все от него зависящее, чтобы побороть инфляцию и не допустить при этом рецессии, а его усилий и инструментов хватит, чтобы решить эту задачу. Лучший друг инвестора – определенность и понимание ситуации со стороны регулятора.
    Вторым фактором я бы назвал историческую способность рынков начинать рост задолго до того, как экономика впадет в рецессию и покажет дно. Почти всегда индекс S&P 500 делал коррекцию или, наоборот, сменял падение на рост еще до того, как это делала экономика. Дно по ВВП почти никогда не совпадало с дном на индексах – рынки всегда работали на опережение. Точно так же и с пиками: на рынке акций они наступали как правило раньше, чем в реальной экономике.
    Ну и, наконец, третий фактор – посмотрите на глубину падения. Индекс S&P 500 снизился на 23% от пика, Nasdaq Composite – на 40%. Серьезные просадки! И не важно, когда индексы показывали такую коррекцию: до рецессии, во время или после. Рынок пошел на понижение, и акции подешевели примерно на ту среднюю величину, на которую в среднем они в среднем дешевели в течение всего времени с 1946 года.
    Так что все уже случилось: коррекция уже произошла, будущий потенциальный кризис в цене, и даже повышение ставки уже прошло свою кульминационную точку. А раз негатива больше нет, то и падать не с чего.
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Производство электроэнергии Enefit Green в июле увеличилось на 18%
В июле Enefit Green произвела 68,7 гигаватт-часов электроэнергии, что на 18% больше по сравнению с тем же периодом прошлого года, пишет
В июле Enefit Green произвела 68,7 гигаватт-часов электроэнергии, что на 18% больше по сравнению с тем же периодом прошлого года, пишет
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Дымовая завеса: кому выгодна склока вокруг танка?
О том, что к осени цены на самое необходимое, включая электричество, вырастут настолько, что это грозит социальными потрясениями, политики всех без исключения партий заговорили еще несколько месяцев назад. Готовых решений, которые дали бы немедленный результат, ни у кого из них не было. Нарвский танк в качестве альтернативной повестки оказался как нельзя кстати, считает журналист и редактор ДВ Олеся Лагашина.
О том, что к осени цены на самое необходимое, включая электричество, вырастут настолько, что это грозит социальными потрясениями, политики всех без исключения партий заговорили еще несколько месяцев назад. Готовых решений, которые дали бы немедленный результат, ни у кого из них не было. Нарвский танк в качестве альтернативной повестки оказался как нельзя кстати, считает журналист и редактор ДВ Олеся Лагашина.