• Поделиться:

    История успеха: как учительница русского языка стала владельцем языкового центра

    Гость передачи «Kiired ja vihased» («Форсаж») – глава и владелец Multilingua Keelekeskus Малле Ней. Малле, родом из двуязычной семьи, сделала карьеру. Учительница Малле, которая выросла в руководителя и владельца языкового центра, рассказывает об успехах своей компании, особенностях изучения языков и принципах управления.

    Фото: Andras Kralla
    Далее интервью с Малле Ней, владелицей и руководителем Multilingua Keeltekeskus, в передаче «Kiired ja vihased».
    Как вашей фирме Multilingua Language Center удалось стать «газелью» этого года?
    Сознательно мы к этому не стремились, просто хорошо делали свою работу. В последние годы мы очень много работали.
    Центр Multilingua Keeltekeskus открылся в 1994 году. Он уже довольно давно на рынке и, как мне известно, считается лидером рынка?
    Да, это правда.
    Вы держите языковый центр много лет, что уже задача не из легких. Как вам удается так долго вести преподавание языков?
    Все так, как есть. В апреле этого года нашей фирме исполнилось 27 лет. В контексте Эстонии это довольно долгий стаж работы – центр был создан одновременно с восстановлением независимости Эстонии. Как же можно было так долго продержаться на рынке... ну, просто была потребность в наших услугах, и она сохраняется. И я не вижу никаких «признаков опасности». Отдельный вопрос, конечно, состоит в том, что наша компания – это частная языковая школа, ее обслуживанием и управлением ею нужно заниматься. Ничто не происходит просто так, понадобились годы на то, чтобы стать лидером рынка. Мы росли, вели дела с умом. Мы отслеживаем рынок и ожидания клиентов. Ключ к успеху в том, чтобы развиваться вместе со своим клиентом. Все меняется – в том числе ожидания и потребности клиентов, это заметно и в изучении языков. Очень важен подход к обучению, ориентированный на клиента. Наша миссия - обучение на протяжении всей жизни.
    В наши дни без образования не обойтись – всюду вокруг идет интенсивное развитие, это видно невооруженным глазом. Язык – тоже важная часть этого развития. Политика Эстонии в области образования гласит, что эстонец должен сначала хорошо знать эстонский, то есть свой родной язык, имея желание и возможность использовать его во всех сферах жизни. Но еще необходимо знать иностранные языки, так, жителю эстонии стоит владеть как минимум двумя языками, помимо родного. На национальном уровне разработан план развития непрерывного образования на 2021–2035 годы, в котором говорится, что обучение иностранным языкам и возможности их преподавания должны быть расширены. Так что перед нами очень широкое поле работы.
    В итоге ваша миссия – помочь жителям Эстонии развивать владение языками.
    Я искренне верю, что это один из ключей к успех. Мы чувствуем, что делаем правильное, необходимое дело, создаем добавленную ценность для жизни людей.
    В вашем языковом центре можно освоить 20 иностранных языков, это впечатляет. Какие самые популярные?
    Это очевидный короткий список: английский, эстонский и русский. Английский язык – номер один, что тоже понятно. В первые годы нашей работы английский изучали больше людей, а теперь меньше, но на более высоком уровне и углубленно. В последние годы популярен и эстонский язык. В последнее десятилетие обострилась потребность в знании эстонского языка как иностранного, у нас много клиентов, изучающих эстонский язык. Нельзя обойти вниманием и владение русским языком.
    Ваша клиентура состоит из частых лиц, или вы привлекаете бизнес-клиентов, чтобы они отправили своего сотрудника повышать уровень подготовки или совершенствовать языковые навыки?
    Если попросту, можно сказать – 50/50. Обучение без отрыва от производства составило в 2020 году около 40 процентов нашего оборота. Судя по данным за прошлый год, у нас заказали языковые курсы более шестидесяти компаний из клиентской базы.
    Связано ли это с тем, что работники сидели по домам, и работодатели подумали, что домашний офис – подходящие условия для изучения языка. Способствовал ли коронавирусный год тому, чтобы именно компании вкладывали больше средств в изучение языков для сотрудников?
    Это не совсем так. На самом деле корпоративных заказчиков в предыдущие годы было даже больше, когда около 50 процентов заказов составляли курсы на предприятии. На самом деле у нас это давняя традиция и много таких партнеров. Коронавирусный период был интересным. Помню, как в марте прошлого года было объявлено чрезвычайное положение, и некоторые занятия были прерваны. Мы все были поражены происходящим – что теперь будет, что делать с очными занятиями, которые больше нельзя проводить. Одни компании проявили гибкость и перешли на дистанционное обучение. Клиенты работали на дому, дома и учились.
    Это было непростое время, но если сравнить две последних весны, ситуация различается. Клиенты-компании очень хорошо адаптировались к дистанционному обучению, и многие продолжают работать на дому. Быть или не быть дистанционному обучению, вопрос уже не стоит. Я бы сказала, что к настоящему моменту пандемия не увеличила и не сократила корпоративное обучение, просто на первый план вышли другие формы обучения, чем мы очень довольны.
    Если уж мы затронули проблему пандемии, хотелось бы спросить, как быстро вы сами адаптировались к непростой ситуации и чему научились как руководитель фирмы?
    Если задним числом проанализировать тот период, можно сказать, мы адаптировались быстро. Фактически, адаптация была нашим единственным шансом. Это была ситуация «выплыть или утонуть», и мы выбрали выплыть. Насколько я помню, правительство объявило чрезвычайное положение 13 марта 2020 года. Наша работа была прервана. Первой реакцией, разумеется, было замешательство, и наша команда решили взять недельный тайм-аут. Мы сообщили учителям и коллегам, что школа закрыта, и стали думать, как работать дальше. Меня очень порадовало то, что во время этого недельного простоя некоторые учителя по собственной инициативе начали переговоры со своими учениками о переводе занятий на дистанционную форму. Это было отличное решение, и мы, конечно, именно это и сделали, после чего сразу вернулись к работе. Первое, что мы сделали – это начали обучать наших учителей.
    Конечно, какие-то навыки были у всех. Но конференции в Skype были для нас чем-то чуждым, раньше мы ими особо не пользовались. ИТ-компетенции учителей различаются. Мы обучали учителей, проводили тренинги по Zoom для начинающих и для продвинутых. Мы действительно много сделали для этого и увидели отклик учителей, которые чувствовали то же самое – хотели продолжить свою работу. Мы очень успешно вышли из положения, за две недели перевели практически все курсы на дистант.
    В языковом центре работает около 70 преподавателей, что весьма неплохо. Как часто вы сталкиваетесь с проблемой кадров, учитывая, что не каждый может преподавать, даже если знает язык.
    О да, мы постоянно сталкиваемся с этой проблемой. Я работаю над этим все время, потому что мы хотим сотрудничать не просто с преподавателями, а с хорошими преподавателями. Нехватка учителей носит хронический характер, и мы непрерывно работаем в этом направлении. Для себя мы решили, что ключевые лица нашей компании – это ее преподаватели и клиенты. Мы знаем, чего хочет клиент – хорошей подготовки, качественного обучения – и можем ему это предложить. Да, с нами работают многие преподаватели, в активном режиме их около семидесяти, но на самом деле в нашей базе данных их еще больше.
    Наша работа осложняется тем, что мы частная компания, а не общеобразовательная школа, которая может нанимать учителей хоть десятками. У нас договорные отношения с приходящими педагогами с очень разной историей.
    Мы не придумали никаких чудесных средств, кроме как научить самих учителей, так сказать, быть хорошими учителями. Мы активно вкладываемся в подготовку своих педагогов, и это работает. С другой стороны, в результате педагог видит, что о нем заботятся, поддерживают и помогают. Отсюда и хорошие результаты, которые в конечном итоге становятся удовлетворенностью клиента, получившего именно то обучение, которого и ожидал. Например, у нас есть методист, одновременно работающий учителем эстонского языка. Наше ключевое слово – практичность. У нас работают коуч и супервизор, первое образование у которых – английская филология.
    Они служат ключевым звеном в подготовке учителей. Если теперь, по окончании эпидемии, мы продолжим вести дистанционное обучение, то будем чувствовать себя намного увереннее. Но все же нам нужен отдельный человек, который будет руководить всем дистанционным обучением. С осени у нас будет руководитель по ИТ-обучению, который будет поддерживать и клиентов, и учителей, вплоть до мельчайших деталей. Например, как пользоваться чатом в Teams или как создавать малые группы для общения через Zoom.
    Как вы думаете, что делает педагога хорошим учителем? Что за свойства?
    На мой взгляд, главное – это воля и желание заниматься этой работой.
    Глаз должен гореть. Нужен внутренний мотиватор, чтобы помогать этим людям, поддерживать их. Важно понимать взрослого ученика. Есть разница между тем, как мы проводим занятия в школе с детьми, и как со взрослыми. Подход к обучению в последние годы изменился, учащийся находится в центре учебного процесса, а учитель обеспечивает поддержку, помощь и ориентиры.
    Чтобы помочь учащемуся, нужно много работать. С этого года мы предлагаем клиентам бесплатные консультации. Методист или менеджер по обучению обсуждает с учащимся его цели и реальные возможности достижения этой цели. Какими способами будет идти учеба. Людям нужна такая поддержка. Хороший учитель – это тот, кто хочет заниматься такой работой, ему это должно нравиться, и, к счастью, эти люди существуют. По крайней мере, в нашем учебном заведении.
    Вы сказали, что эстонцу стоит владеть как минимум двумя иностранными языками. Как у вас обстоят дела с иностранными языками, какими языками вы владеете?
    У меня самой набор довольно скромный. Почему-то иногда от меня ожидают большего и даже разочаровываются, что я работаю в языковой школе и говорю только на английском и русском языках. И даже не могу сказать, что так уж владею, всегда есть чему поучиться.
    Говоря о «газелях», мы имели в виду 2017–2019 годы. Сможете, отталкиваясь от результатов прошлого года, подрасти еще на 50% и снова стать «газелью», или скорее нет?
    Уверена, это был исключительный случай, вряд ли нам удастся еще раз повторить такой результат. Можно, конечно, свалить все на пандемию, но в 2020 году наш оборот упал процентов на двадцать. Просто потому, что было меньше учеников.
    А как ваши успехи в первом полугодии этого года?
    Год начался отлично. Учащихся – частных лиц меньше обычного, что объяснимо. В столь сложной ситуации изучение языка может логично сдвинуться в списке приоритетов или человек просто об этом не задумывается. Радует стабильность сотрудничества с предприятиям – перерыва не возникло, их работники адаптировались к удаленному обучению, тут все сложилось хорошо. Отдельно радует большое количество индивидуальных уроков. Клиентов, которые хотят индивидуально заниматься с преподавателем, стало гораздо больше. Много и поступающих на учебу через Кассу по безработице, с которой мы также сотрудничаем. Кроме того, мы работаем с Фондом интеграции, проводим для него курсы эстонского языка.
    Знаете ли вы, сколько учеников прошло ваш курс ради экзамена на эстонское гражданство»?
    У нас нет точной статистики, но мы знаем это от самих учеников, которые делятся с преподавателями благодарностью и радостью, что сдали экзамен. Мы не делали специальных курсов подготовки к экзамену на гражданство. Как известно, для получения гражданства Эстонии нужно сдать экзамен по эстонскому языку на уровень В1, и таких учеников у нас было много.
    Нам это очень приятно, так и то, что обучение может вестись в разных формах. У нас есть «классические» языковые курсы, которые на самом деле не так уж традиционны, потому что направлены на развитие речи, общение и повседневную жизнь. Курсы и должны быть жизненными. Мы ходим в учебные походы, знакомим учащихся с эстонской культурой, бытом, государственным устройством. Бывают у нас и групповые экскурсии в музеи. Мы смотрим с ними эстонское кино, рассказываем о Старом городе, по возможности посещаем какие-то госучреждения.
    При пандемии у вас прибавилось учащихся, живущих за границей?
    Плюс удаленного обучения в том, что оно стирает всякие границы. Мы этому очень рады, поскольку работаем в основном на Харьюский уезд и Таллинн. Удаленное обучение действительно расширяет возможности, так что в наших группах эстонского языка появились ученики из Ида-Вирумаа.
    Ваша школа – лидер рынка. Как вы находите клиентов? Какими каналами продвижения пользуетесь?
    Иногда мы бы и сами хотели знать, как клиент нас нашел. Конечно, у нас для этой работы есть хороший специалист. Несомненно, компании нужно выделяться на рынке, и я надеюсь, нам это удается. В последние годы мы масштабировали услуги и внедрили новые формы обучения. Я думаю, наши клиенты тоже это заметили. Хотелось бы стать универсальным центром изучения иностранных языков. Пару лет назад мы запустили проект по изучению языка за границей, это очень популярно во всем мире. Однако в Эстонии, к сожалению, такие проекты еще в новинку. Мы проделали большую работу в этой области и нашли наилучших партнеров во множестве стран. За неделю-две погружения в языковую среду навыки общения развиваются очень интенсивно.
    Дайте нам три совета, как быстрее и лучше всего освоить иностранный язык.
    Таких советов масса. Но изучение языка в любом случае процесс небыстрый, он требует времени. Нужно желание, внутренняя мотивация и смелость общаться, говорить, пусть даже неправильно. Мы с самого начала применяем принципы коммуникативного обучения, чтобы навыки общения нарабатывались через иностранный язык. Здесь важно быть коммуникативным.
    Советы: прежде всего подумайте, хотите ли вы и чего именно, то есть определите свою цель. Найдите в себе мотивацию и не бойтесь, начинайте.
    Вы работали учительницей русского языка. Как вы очутились в языковом центре?
    По приглашению коллеги. Да, я работала в Таллиннской 54-й школе, ныне Таллиннской немецкой гимназии. Работала больше десяти лет. В 1997 году коллега пригласила меня преподавать в Multilingua, и я начала проводить там курсы. По вечерам, после школьной смены. Мне очень нравилось. Это был другой мир, меня там ждали взрослые, мы как раз об этом говорили в начале. Их глаза, весь их вид демонстрировали готовность учиться. Я открыла для себя новое измерение. Мне нравилась Multilingua, их подход к обучению, внимание к клиентам, к потребностям учащихся. Но долго работать в двух местах одновременно не хватало сил, и однажды передо мной встал выбор. Я осталась в Multilingua и ушла из школы, где мне тоже очень нравилось, я люблю работать с детьми. Но когда занимаешься этим десять лет или дольше, может накатывать усталость.
    Вы пришли в Multilingua как преподаватель, а сейчас уже руководите и владеете компанией. Как это произошло?
    Случилось это самым обычным образом. Когда я уже ушла из школы и об этом узнал прежний руководитель Multilingua, он очень обрадовался. В офисе было много работы, и я стала консультантом по курсам. Это означало, что легла на меня офисная работа – общение с клиентами, комплектация групп, организационные вопросы – было очень интересно. Объем работы неизменно рос, что естественным образом сократило объем преподавания, и в итоге времени на него совсем не осталось. В 2000 году я начала руководить школой.
    Для вас это был серьезный шаг, карьерный прорыв. Вам было страшно или переход показался естественным?
    Не помню никаких страхов. Изменилась должность, я стала руководителем, но работа во многом осталась прежней. Я была уверена, что справлюсь. Страшновато стало в 2014 году, когда я стала еще и владельцем компании. Мне казалось, что новый статус означает еще больше ответственности. Эти страхи уже в прошлом. У меня отличная команда. Я им безмерно благодарна. Я абсолютно уверена в том, что ключ ко всему – люди, с которыми ты работаешь.
    На протяжении лет вы изучаете организацию процессов и управление коллективом. Можете назвать свои принципы руководства?
    Меня, как говорится, учили жизнь и здравый смысл. Я считаю, что важно доверие. В первую очередь, нужно найти «своих» людей, а затем – доверять им и мотивировать.
    Впечатляющая карьера – от учительницы до бизнес-леди. А вы чувствуете себя деловой женщиной?
    Ну, раз вы так меня назвали, то да, но в повседневной жизни об этом не думаю. Я делаю свою работу, работу моей жизни, и делаю ее так хорошо, как умею. Это очень интересная работа, годы пролетели незаметно. Я очень горжусь, что у Multilingua все идет хорошо. Одна бы я не справилась. У нас горизонтальная система управления. Мы распределили между собой «сферы влияния», а – то центральное звено, которое старается координировать, стимулировать и направлять все эти направления.
    Скучаете ли вы по преподаванию?
    Как-то не скучается. Несколько раз пришлось замещать преподавателей. Вот тогда я ощущала в себе это призвание, это очень здорово и мне очень нравится. Но дальше подмены дело не пошло. Я вижу по своим коллегам, насколько это огромный и ответственный труд, и желания встать перед учениками больше не возникает.
    Мы затронули дефицит кадров, и мне кажется, что это проблема постоянная, особенно в маленьких городках, куда никто не хочет ездить на работу. Какие возможности изменения ситуации вы видите и как повысить статус преподавателя?
    Да, в Эстонии с этим проблема. Профессия учителя должна быть престижной. В общем и целом учителей все-таки уважают. Но над этим нужно больше работать. На самом деле, учитель – еще и руководитель. После десяти лет работы у школьной доски перед разными аудиториями у меня сложилось четкое убеждение, что учитель должен уметь себя поставить, должен управлять учебными процессами. Быть авторитетным союзником. Я считаю преподавателей, так сказать «закаленных» школой хорошими управленцами. Стоит популяризировать профессию учителя, и, что там скрывать, решать и финансовый вопрос.
    Почему в нашем языковом центре только два преподавателя из семидесяти – мужчины, их должно быть больше?! Почему бы государству этим не заняться. Вызывает беспокойство и средний возраст учителей. Работающие сейчас через пять-десять лет уйдут на пенсию, нам нужны молодые, энергичные учителя. Работать учителем трудно, но интересно. Эта профессия должна стать престижной. Ведь эстонцы верят в образование. Мы хотим, чтобы наши дети получили хорошее образование, для родителей это важно. И ведь Эстония подтверждает успех результатами PISA-тестов. Такой имидж нужно подкреплять и поддерживать.
    Малле, есть ли какой-то вопрос, который сегодня не прозвучал, но на который вы бы хотели ответить? Или затронуть какую-то тему?
    Я бы хотела еще многое сказать о нашем языковом центре и возможностях обучения, которые предлагает школа. Мы преподаем иностранные языки взрослым уже 20 лет, есть и программы для детей и молодежи. В этом году мы впервые организуем городские лагеря, учим русскому языку, везем эстонских детей в Нарву в рамках лагеря русского языка. Так получилось, что мы годами упускали из виду детей, занимались только взрослыми, но родители тоже интересуются языками и для них важно качество образования, которое получают их дети. Теперь мы организуем для детей языковые клубы, обучаем русскому языку молодежь, готовим учащихся гимназий к кембриджскому экзамену, который сдают как альтернативу госэкзамену по английскому.
    Поделиться:
  • Самое читаемое

Фондовый индекс S&P 500 достиг рекордного максимума
Американский фондовый индекс Standard & Poor's 500 вырос накануне к закрытию торгов до рекордного уровня в 4549,78 пункта, сообщает Reuters.
Американский фондовый индекс Standard & Poor's 500 вырос накануне к закрытию торгов до рекордного уровня в 4549,78 пункта, сообщает Reuters.
Эксперт: коммерческая недвижимость подорожает на 20-30%
Вслед за жилой недвижимостью подорожает и коммерческая, причём это касается как новых проектов, так и арендных площадей, считает Аллан Кооль, член совета консалтинговой и девелоперской компании Restate.
Вслед за жилой недвижимостью подорожает и коммерческая, причём это касается как новых проектов, так и арендных площадей, считает Аллан Кооль, член совета консалтинговой и девелоперской компании Restate.
Разыскиваемый в России банкир тесно связан с Эстонией
Жизнь и бизнес московского банкира Константина Шварца, разыскиваемого в России по подозрению в присвоении банковских денег, тесно связаны с Эстонией. В частности, его партнером некогда был совладелец известной девелоперской компании Capital Mill Игорь Мёльдер.
Жизнь и бизнес московского банкира Константина Шварца, разыскиваемого в России по подозрению в присвоении банковских денег, тесно связаны с Эстонией. В частности, его партнером некогда был совладелец известной девелоперской компании Capital Mill Игорь Мёльдер.